А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Как отразится такой брак на их ребенке?
Она ему нравилась, ему было с ней интересно, он обожал заниматься с ней любовью. Но разве этого достаточно для создания семьи? Повседневная жизнь требует не только любовного согласия, но и многого другого! Разве он знает отношение Патрисии к работе, к людям, к простым житейским вопросам?
Так они ехали - он, размышляя о ребенке, возможной семейной жизни, любви, а Патрисия, сжавшись в комок, вспоминала его последние, как ей казалось, убивающие всякую надежду слова о помощи, наконец облегченно вздохнула, когда на пути попался дорожный знак, сообщающий о въезде в Клан-си. Все так же сохраняя гробовое молчание, Стоун свернул в гараж Боба, сразу же за первым перекрестком. В одном из отделений гаража Патрисия увидела свою машину.
- Пойдем заберем твои вещи, - сказал Стоун, заглушая мотор.
Патрисия кивнула, открыла дверь и выскользнула из грузовика. После того как Стоун представил ее Бобу, они подошли к ее машине и вытащили багаж из салона и багажника. Мелкие вещи она взяла с собой в кабину, а чемодан отправился в кузов.
Снова воцарилась тишина. Всю дорогу по городу, вплоть до дома ее бабушки, молодые люди не обмолвились ни словом. Стоун въехал в ворота. В ту же секунду на пороге появилась Дороти Уинстон. Патрисия кинулась в ее объятия.
- Патти, дорогая, какой сюрприз! - воскликнула пожилая женщина.
Стоило девушке прильнуть к груди бабушки, как она тут же успокоилась, как будто до нее дотронулись волшебной палочкой. Они вошли в дом.
- Привет, ба. Надеюсь, ты не против компании?
- Если ты имеешь в виду себя, я только за. - Дороти обняла и поцеловала внучку.
На деревянной лестнице раздались шаги, возвещая о прибытии Стоуна. В одной руке он нес ее чемодан, а в другой - ноутбук и портфель.
Продолжая обнимать внучку одной рукой за талию, другой Дороти изумленно приветствовала Стоуна:
- Стоун Гаретт, не сойти мне с этого места! Как поживаешь?
- Замечательно, мэм. А вы?
- Сейчас я на седьмом небе. А остальное не имеет значения.
- Хотите, я отнесу это наверх? - предложил он, кивая на чемодан.
- Пожалуйста, - ответила Дороти. - Вторая спальня справа.
Когда Стоун удалился, Патрисия сказала:
- В кабине остались еще кое-какие вещи. Пойду схожу за ними.
Бабушка присоединилась к ней, не переставая выражать свои чувства по поводу столь неожиданного приезда внучки. Стоун уже спускался, когда они заходили в дом. Его взгляд задержался на Патрисии.
- Стоун, ты не выпьешь с нами чайку? - спросила бабушка. - Через полчаса все будет готово.
- Спасибо за предложение, но я и в самом деле спешу, я должен быть на ранчо.
- Вы, наверное, здорово пострадали?
- Мак говорит, все не так плохо.
- Так ты был в отъезде?
- Я тебе все объясню, - вмешалась Патрисия, - а сейчас, позволь, я провожу мистера Гаррета к машине.
- Хорошо. А я поставлю чайник. Было приятно снова увидеть тебя, Стоун. Не забывай, заходи почаще.
Молодые люди шли рядом. И дойдя до ворот, девушка остановилась. Стоун прошел еще несколько шагов и повернулся к ней.
- Еще раз спасибо за помощь, - поблагодарила Патрисия.
- Я счастлив, что оказался полезен. Патрисия опустила глаза и снова посмотрела на мужчину.
- Будь осторожен, счастливого пути.
- Постараюсь. Желаю тебе приятно провести время в компании своей бабушки, - сказал он, засовывая руки в карманы пиджака.
- Спасибо.
Патрисия замерла в ожидании, так хотелось услышать что-нибудь еще. Но он лишь кивнул и скрылся в кабине. А Патрисия вернулась к дому, помахав на прощание рукой.
Стоя на крыльце бабушкиного дома, девушка проводила взглядом удаляющуюся машину, пока задние фары не скрылись из виду. В сердце ее возникла пустота.
Все кончено, а ведь за это время он стал частью моей жизни.., частью моих снов.., и вдруг его не стало...
Патрисия почувствовала, что плачет.
Интересно, а переживает ли он? Как на него подействовала их ссора? Или рад, что наконец от нее избавился? Ведь то, что они занимались любовью, вовсе не означает, что он должен сожалеть о разлуке.
Такое расставание окончательно доконало девушку. Обретенное в сторожке спокойствие и умиротворение постепенно покидали ее душу. Патрисия закрыла глаза и постаралась взять себя в руки. Ей не хотелось, чтобы бабушка видела ее слезы. Слезы непременно вызовут вопросы, а у Патрисии не было никаких логически завершенных ответов, и вообще не хотелось ворошить прошлое.., уже ее прошлое., Ей вдруг вспомнилось его приглашение на ранчо покататься. Но почему-то он не позвал ее снова. Может, он передумал ее приглашать? А может, просто сказал для приличия, не рассчитывая на ее приезд? Да и неожиданный поворот в их отношениях, возможно, заставил его изменить свое решение? А то и просто приглашение вылетело у него из головы?
Вытерев слезы, она взяла себя в руки, открыла дверь и вошла в дом.
Стоун смотрел на Патрисию в заднее окно, пока она не скрылась из виду. Еще несколько дней назад, подобрав девушку на дороге и считая ее неожиданно свалившейся на него обузой, мужчина с нетерпением ждал того момента, когда сможет доставить эту "обузу" домой в целости и сохранности и вернуться к своим делам. И вот этот момент наступил, а он сбит с толку, растерян и не знает, что делать. Конечно, он догадывался, что ему будет ее не хватать. Черт, да он уже соскучился! Но, если посмотреть на вопрос с логической точки зрения, он лишь привык к ее обществу.., не больше. Стоит ему окунуться в повседневную рутину, он и думать о ней забудет.
Память опять и опять возвращала его в сторожку. Вот она улыбается.., поправляет свою рыжую гриву.., а ее томные постанывания и крики... Нет, вспоминать нельзя...
Скорее, скорее домой и принять ледяной душ. А потом броситься с головой в работу.., куда угодно.
Однако, поговорив с Маком о делах на ранчо, а с Вирджинией о домашних делах, поиграв с Элвудом в карты, осмотрев основные загоны, мысли Стоуна машинально вернулись к Патрисии. Интересно, чем она сейчас занимается, думает ли о нем?
После ужина Стоун направился в свой рабочий кабинет, но, не в силах совладать с охватившими его чувствами, схватил телефонный справочник и начал искать телефон Дороти Уинстон. Но, услышав гудок на другом конце провода, слегка замешкался. Ведь он забыл о Вэл! Он посмотрел на их свадебную фотографию, стоящую на камине.
Вэл! Он ни разу не вспомнил о ней за последние дни.., разве лишь мимолетно, в разговоре с Патрисией. Он не знал, радоваться этому или чувствовать себя виноватым. Ведь Вэл была его единственной любовью: с тех пор как она переступила порог этого дома, его сердце принадлежало ей. Это была любовь с первого взгляда и навсегда. И тем не менее он думал о Патрисии?
- Алло. - Голос на другом конце вернул Стоуна в реальность.
- Мисс Уинстон, это Стоун Гаррет. Могу ли я поговорить с Патрисией?
- Да, конечно. И огромное спасибо за то, что позаботился о моей внученьке.
Он чуть не ляпнул, что это доставило ему удовольствие, но вовремя спохватился. Подобное замечание могло быть истолковано двояко.
- Рад, что смог оказаться полезным, мэм.
Целый день Патрисия изливала бабушке свои обиды на Нейла, купаясь в любви, сочувствии и понимании с ее стороны. Но как сказать старушке, что теперь у нее появилась другая проблема, пожалуй, посерьезней разрыва с Нейлом? Как бабушка отнесется к ее возможному будущему материнству?
Патрисия сильно удивилась, когда бабушка позвала ее к телефону. Ведь только два человека знали, где ее искать, - работник гаража и, конечно же, Стоун. Однако гараж уже закрыт, а Стоун вряд станет ей названивать.
С момента приезда все ее мысли были о нем, даже радость встречи с бабушкой не смогла заслонить его образ. А как забыть его ласки? Они проникли ей в кровь, и одно воспоминание о них заставляет учащенно биться ее сердце. Конечно, они провели слишком много времени вместе. Совместное, пусть и вынужденное, пребывание поневоле бросило их в объятия друг друга, а разве можно забыть их продолжительные беседы после бурных ласк?
- Алло, - сказала она.
- Привет, Патрисия.
- Стоун?
- Ммм, мне захотелось узнать, как твои дела.
- Спасибо, я тронута. - Она говорила правду. Ведь ее настроение заметно улучшилось, стоило ей услышать его голос.
- Знаешь, как-то странно, что сегодня ночью тебя не будет.
- Да, это уж точно, - усмехнулась Патрисия.
- Я соскучился, дорогая, - признался Стоун пониженным до интимного шепота голосом.
- Я тоже, - созналась девушка, предварительно удостоверившись, что бабушка ее не слышит.
Стоун позвонил! Он соскучился! Патрисия была готова взлететь от счастья. Пожалуй, он не так уж и виноват.
- И ты меня прости.
- Я не ожидал, что так забудусь, и.., переиграл.
- Мы оба хороши. Кроме того... - Патрисия накрутила на палец телефонный провод. - Когда подошло время уезжать, я поняла, что буду скучать по сторожке.
- Даже по удобствам на улице? Патрисия усмехнулась.
- Издеваешься? Видишь только прозу жизни, а кто любовался со мной прекрасным пейзажем? Кто восхищался умиротворяющим душу снежным простором? В комнату вошла бабушка.
- Пригласи его на ужин завтра, Патти.
- Стоун, бабушка спрашивает, не придешь ли ты к нам на ужин, завтра?
- С удовольствием.
Патрисия кивнула бабушке, и та, довольная, показала ей большой палец в ответ.
- А во сколько, ба?
- В шесть.
- Как насчет шести? - спросила она Стоуна.
- Идет.
Патрисия покосилась на бабушку.
- Тогда до завтра, ждем тебя к шести. Бабушка улыбнулась и направилась к лестнице.
Патрисия решила постирать одежду, взятую в сторожке, и вернуть ее Стоуну. Нет, пожалуй, она не будет делать это сейчас, у нее появится благовидный предлог снова с ним встретиться завтра или попозже. А сегодня подумаем над тем, как ей поступать в дальнейшем. Хочет ли она видеть его на самом деле? Насколько серьезно ее положение? Что имел в виду Стоун, когда заявил, что будет бороться за свои права на ребенка? А может, он говорил сгоряча? Как он собирается ей помогать, материально или морально или и так и так? Что бы ей хотелось от него услышать, она сама не знала. Одно дело - не понимать другого, а вот когда не понимаешь саму себя, это никуда не годится.
И вообще, все ее поведение за последнюю неделю было совсем не в ее характере. Особенно то, как легко она уступила Стоуну и оказалась в его постели. Болезненная рана после предательства Нейла была свежа, и Патрисия была уверена, что еще долго не сможет смотреть на других мужчин.
Но Стоун удостоился не только ее взгляда...
А теперь их отношения под вопросом, да еще и так мгновенно свалившийся на нее - или все-таки нет? - ребенок! Их ребенок!
Глава 10
Весь следующий день до шести часов Патрисия не находила себе места. Желая скоротать время, она долго возилась с нарядами, пока не остановилась на шерстяной юбке и вязаном свитере, купленном в Чикаго, стильном и удобном. Он ей был очень к лицу. С удовольствием занялась макияжем - за эти несколько дней она совершенно отвыкла от косметики; завила и красиво уложила свои прямые длинные волосы, и теперь они струились по ее плечам мягкими волнами. Осмотрев себя со всех сторон в зеркале, она осталась довольна. Но чем ближе подходило время ужина, тем сильнее она волновалась. Как успокоиться? Патрисия заглянула на кухню узнать, не нужна ли ее помощь.
Бабушка как раз ставила на плиту сковородку.
- Ну разве ты у меня не прелесть? Ну-ка повернись.
Патрисия повернулась.
- Отлично. Главное, ничего не висит. Патрисия улыбнулась. Бабушка не одобряла балахонов и любила, чтобы внучка была одета во что-нибудь обтягивающее, считая, что фигура девушки этого заслуживает.
- Тебе помочь?
- Почему бы тебе не накрыть на стол?
- Хорошо.
- Смотри не прослушай звонок. Об этом можно было не напоминать. За последний час она вся обратилась в слух.
- Хорошо.
Все необходимое было в гостиной, и девушка быстро справилась с сервировкой на три персоны.
По пути на кухню девушка услышала звонок. Патрисия нервно прикусила нижнюю губу, одернула юбку и направилась к двери. Положив руку на дверную ручку, она глубоко вздохнула и открыла дверь. При виде молодого человека ее сердце учащенно забилось.
- Ты вовремя.
Стоун окинул ее взглядом с головы до ног. У девушки защемило под ложечкой. Его колючий надменный взгляд не имел ничего общего с тем, к которому она так привыкла.
Мужчина приподнял свою ковбойскую шляпу.
- Мое почтение, Патрисия.
- Привет, Стоун, - ответила Патрисия, открывая наружную дверь и пропуская его в дом. - Входи.
В холле Стоун разделся, снял шляпу и повесил ее на вешалку.
- Как поживаешь?
- Замечательно. А ты?
Односложные ответ и вопрос.., невероятно, о чем они болтали часами? И вот, вместо того чтобы угодить в распростертые объятия дорогого ей человека, девушка будто наткнулась на ледяной айсберг, о который сразу разбились все ее мечты.
Ужин прошел в напряженной атмосфере, кофе пили в том же настроении. И если бы не бабушка, постоянно поддерживающая разговор, они бы вряд ли обмолвились и словом.
Несмотря на то что Стоун не выражал своих мыслей вслух, все было написано на его лице. То и дело Патрисия ловила его надменные взгляды. А когда она засмеялась, его лицо исказила болезненная гримаса.
Но самое ужасное то, как он ушел. Сразу же после ужина мужчина нашел благовидный предлог, так что никто не заподозрил его в невежливости.
- Спасибо за ужин, миссис Уинстон.
- Ты уже уходишь? - удивилась Дороти.
- Да, сегодня пришла партия запчастей, и завтра нам рано вставать.
- Давай положу тебе чего-нибудь на дорогу, - предложила Дороти.
- Не стоит, - ответил Стоун. Но старушка уже спешила на кухню. Оставшись наедине с Патрисией, Стоун вытащил из заднего кармана портмоне и извлек оттуда визитку.
- Если я тебе понадоблюсь в течение нескольких ближайших недель, ты найдешь меня по этому телефону, - сказал он, протягивая ее девушке.
Она хотела спросить причину столь резкой перемены. Еще вчера он был таким милым, даже просил у нее прощения. Как он может так хладнокровно протягивать ей визитку, когда знает, что единственная причина, по которой она может ему позвонить, - это возможная беременность? Она бы могла принять подобное отношение от грубого, неотесанного ковбоя, подобравшего ее на дороге. Но не от нежного, заботливого, веселого мужчины, еще недавно так нежно ее обнимавшего.
Патрисия сунула визитку в карман юбки.
- Спасибо.
- Если будешь еще в наших местах, не стесняйся, звони.
Чего угодно, но такого разговора девушка не ожидала, и если бы не бабушка, то непременно высказала бы ему все, что думает. Патрисия сникла, внутри словно что-то оборвалось.
Она снова вляпалась.., влюбилась не в того человека. Все произошло так быстро. Господи, да что с ней такое происходит?
В сердце царила такая же пустота и смятение, как в день ее бегства на север.
Выехав на трассу, Стоун яростно надавил на газ.
О чем ты только думал, приятель? Ее автомобиль и одежда в день, когда он ее спас.., все говорило об их несовместимости. Эта женщина вела роскошный автомобиль, а он колесил на простеньком пикапе. Потом он ежедневно видел естественную оболочку прелестного, без косметики, милого существа в не по размеру размашистой одежде, а когда дверь открыла ухоженная, изысканная леди, в которую она успела превратиться за сутки, Стоун остолбенел. Как можно надеяться, что случится чудо? Эта леди - и он? Смешно даже думать о совместном проживании и воспитании детей, хотя еще недавно он был готов к этому.
Да, у них нет будущего и никогда не будет! У нее есть его телефон, будем надеяться, она им воспользуется. А если нет, он свяжется с ней сам, через месяц.
При мысли о возможном ребенке Стоун встрепенулся. Пусть у него нет будущего с Патрисией, но ребенок может стать смыслом его существования. Неважно, какая роль ему достанется. Будет ли он проводить с ним выходные или жить под одной крышей постоянно, он намерен вложить в него всего себя без остатка.
Всю ночь мужчину преследовали сцены из их жизни в сторожке. Яркие образы дополнялись не менее яркими чувствами. Воспоминания о ее улыбке и доверчивом взгляде не давали ему заснуть.
А с каким нетерпением он ждал в сторожке утра, умирая от желания снова ее увидеть!
И вот, когда наконец он был у цели, дверь открыла совершенно незнакомая ему женщина. Хотя она вряд ли осознавала эту перемену. То, как она оделась, накрасилась и уложила волосы к ужину, было лишь повседневной привычкой ее жизни в Аризоне.
Первые лучи восходящего солнца возвещали о новом дне, и Стоун решил не ставить на девушке крест так быстро. Ведь за роскошным фасадом прячется мягкая, веселая женщина, растопившая лед в его сердце.
Не стоило ему так себя вести. Следовало сначала присмотреться.
Что ж, ошибки надо исправлять. Как только управится с делами, сразу же поедет в город.
Каждый день Патрисии проходил в ожидании, она не переставала надеяться. Ждала, что он одумается и позвонит. Но дни летели, а он не давал о себе знать. И надежда таяла.
Девушка скучала. Она чувствовала себя так, словно у нее отняли смысл жизни.
Предательство Нейла ранило ее душу.., и разбило сердце. Но Стоун, Стоун унес его с собой.., оставив в ее груди зияющую рану.
Дождавшись, когда бабушка заснет, девушка зарывалась в подушку и ревела ночами напролет. А днем ходила вокруг телефона в ожидании звонка. Наконец она позвонила родителям в Финикс. Как она и ожидала, их нисколько не удивило ее отсутствие, последнее время их дорожки редко пересекались. Пожилые пенсионеры думали только об игре в гольф. Однако мама согласилась зайти к ней и полить цветы - если они еще не засохли.
Через неделю ее пребывания в Монтане пришли месячные. Правда, они быстро закончились, но это, возможно, связано с переменой климата и стрессом. Патрисия сникла. Впрочем, это даже к лучшему. Ей надо искать работу.., а ребенок свяжет ее по рукам и ногам.
Правда, он помог бы ей вернуть хотя бы часть Стоуна.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11