А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

..
- Я знаю, - сказала она, заливаясь краской.
- Я полагал, что если ты была помолвлена...
- Логическое заключение.
- Но не в твоем случае, - серьезно сказал он.
- Ты прав, мы решили подождать до медового месяца.
- Черт, Патрисия, как ты могла мне позволить... - он запнулся, - как ты могла позволить мне заняться с тобой любовью?
- Думаю, сейчас нет смысла об этом говорить. Я сама себе хозяйка и могу делать, что хочу.
- И все же?
Господи, ну что она могла ему сказать? Как признаться ему в своих чувствах? Поведать о своей мечте остаться в этой сторожке навсегда? Слишком быстро она влюбилась.., ведь они едва знакомы!
- Если б я знала! Ты чертовски привлекательный мужчина. И за эти проведенные наедине с тобой дни со мной начали происходить странные вещи. Особенно когда ты стоишь рядом или дотрагиваешься до меня. А скорее, и то и другое.
- Мне казалось, что женщины не ложатся в постель без клятв в верности и объяснений в любви, особенно с малознакомым мужчиной.
- Ты прав, и до нашей встречи я такая именно и была.
Но клятвенные заверения Нейла оказались лишь пустым трепом, он бежал, как трус, к тому же обобрал, опять подумала Патрисия и.., порадовалась этому: ведь иначе она никогда бы не познакомилась с ковбоем!
Стоун нежно взял ее за подбородок и притянул к себе ее личико.
- Не знаю, не знаю, может, все дело в сторожке, но должен признаться, еще никогда она не вызывала у меня подобной реакции.
Его слова разрядили обстановку, и девушка расслабилась.
Перевернувшееся в камине полено заискрилось.
- Пойду принесу дров, - начал было Стоун.
Но в это время Патрисия начала выползать из своего спальника, и он страстно привлек ее к себе, и, не скрывая своего желания поцеловал. О, какое же это счастье, осознавать, что мужчина хочет тебя снова, подумала Патрисия, наполняясь гордостью.
На этот раз он любил ее нежнее.., медленнее.., чувственнее...
Взаимная страсть разгоралась с каждой минутой, и они достигли вершины блаженства почти одновременно.
И только после этого Стоун оделся и вышел на улицу за дровами.
Патрисия воспользовалась его отсутствием и привела себя в порядок, насколько это было возможно, конечно. Затем зажгла лампы и принялась за приготовление ужина. Неприхотливая еда скрашивалась царившей в комнате атмосферой. Они смеялись, обменивались взглядами и загадочно улыбались друг другу. Стоун превзошел сам себя и смеялся больше, чем за последние вместе взятые несколько дней.
После ужина Патрисия вышла на улицу. Полная луна висела над верхушками деревьев. Тонкие лучики света резвились на белоснежном покрывале подобно сказочным огонькам.
Вернувшись в сторожку, девушка нашла Стоуна в мрачном расположении духа. Он сидел, ссутулившись, напротив камина и смотрел на полыхающее пламя.
- Что-то случилось на ранчо? Что же еще могло так быстро изменить его настроение?
- Нет, я не звонил на ранчо.
- Может быть, это я сделала или сказала...
Стоун подошел к ней и положил палец ей на губы.
- Ш-ш-ш, ты тут ни при чем. - Он извлек из кармана джинсов маленькую блестящую упаковку. - Это последний, дорогая.
Глава 7
Кровь бросилась ей в лицо.
- Последний?
- Последний, - утвердительно кивнул Стоун.
- О, - обреченно вздохнула она, понимая, что до магазина в ближайшее время им не добраться.
- Нам придется здесь задержаться как минимум на несколько дней, - сообщил он в ответ на ее взгляд. - И не стану скрывать, что мне будет нелегко удерживать дистанцию.
Значит, они все это время будут рядом, будут касаться, ласкать друг друга...
- Ну а я не буду от тебя скрывать, как мне хочется твоих ласк, твоих умелых рук, только...
- Да, понимаю. - Стоун повертел упаковку в руках. - Вопрос в том.., использовать ли его сейчас или приберечь на потом?
Вопрос оказался не из легких. Она бы хотела заняться этим прямо сейчас, но перспектива длинных дней.., и ночей без него представлялась ужасной. Девушка прикусила губу и пожала плечами.
- Думаю, нам стоит подождать. - Стоун сунул презерватив в карман фланелевой рубашки и протянул ей руку. - Иди сюда, дорогая.
Патрисия подошла. Он обхватил ее за талию и притянул к себе; в груди нарастало волнение и множество других разнообразных чувств...
- Пожалуй, стоит добавить в список запасов нашей сторожки еще и это. Или брать их с собой побольше.
Сожаление, досада, зависть наполнили ее душу при мысли о другой счастливице, которая в следующий раз окажется здесь со Стоуном. Шансы на то, что это будет она, были ничтожно малы. Неужели она ревнует? А почему бы и нет? Да что это с тобой, Патрисия?
Ты ведешь себя неразумно, ведь вы едва знакомы, а ты уже ревнуешь. Конечно, он стал твоим первым мужчиной. И всегда им будет. Но именно эта причина да еще то, что, кажется, она влюбилась, и вызывали ревность к той, будущей его женщине.
Стоун поцеловал ее в макушку.
- Но в этом случае нужно быть готовыми к грабительским налетам горячих тинейджеров.
- А это дороговато.., и совсем себя не окупит, - поддела его Патрисия.
- Ты права, мой дорогой бухгалтер. Стоун медленно провел руками по ее спине. Девушка закрыла глаза и прижалась к нему. Взяв одной рукой ее подбородок, мужчина приподнял ее лицо.
- Хочешь поиграть в криббидж?
- Не очень. - Играть в карты или во что-то еще не было никакого желания. Сейчас ей хотелось только одного - подольше оставаться в его объятиях. Даже если они не будут заниматься любовью. - Но если хочешь, я составлю тебе компанию.
- У меня тоже нет особого настроения, хотел разнообразить твое пребывание здесь.
Ее так и подмывало спросить, а на что же у него есть настроение? Но, подумав, она промолчала. Зачем провоцировать его, ей ведь придется ему отказать. Благоразумнее не будить в нем любовные воспоминания прошлой ночи, а ждать до тех пор, пока не наступит момент, когда они оба потеряют контроль над своим телом, а этот момент наступит.
Патрисия откинула со щеки непослушную прядь.
- Давай посидим тихонько.
Стоун присел на край тахты и откинулся на подушки, вытянув свои длинные ноги. Устроившись поудобней, он привлек девушку к себе.
Ее голова упиралась в его подбородок, а его руки обвивались вокруг ее талии. Замерев в такой позе, девушка уставилась на пляшущие в камине огоньки. Стоун снова поцеловал ее в затылок.
- Может, почитаем? - спросил он.
- Давай.
Стоун достал не дочитанные ими вчера книжки. Патрисия открыла свой роман прямо перед собой, а он устроил свою книгу на ручке тахты. Продолжительные паузы между страницами явственно свидетельствовали о том, что ему не удается сконцентрироваться, так же как и ей самой.
Наконец, устав он притворства, девушка захлопнула книгу и положила ее на грудь.
Он пошевелился.
- Думаю, нас чтение сейчас не занимает. - Стоун тоже отложил свою книгу.
- Нет, я лучше посмотрю на огонь.
- Раньше я часто смотрел на огонь, гадая по очертаниям пламени.
- А я делала то же самое с облаками.
- Я любил смотреть на облака, когда был помоложе.
- Как проходило твое детство на ранчо? - поинтересовалась она.
- Замечательно. У меня было все: свобода, простор, друзья; хотя, возможно, где-то и лучше, но мне не с чем было сравнивать. Иногда я даже завидовал своим друзьям, живущим в городе: мне казалось, у них больше свободного времени. Гулянье гуляньем, но приходилось и работать, на ранчо нельзя бездельничать. Зато я мог вдоволь скакать на лошадях.
- Должно быть, это здорово.
- Я обожаю верховую езду до сих пор.., особенно в ясную погоду. А ты ездишь верхом?
- Ездила несколько раз, подростком, но так и не вошла во вкус.
- Пока ты гостишь у бабушки, можешь заглянуть ко мне на ранчо, и мы обязательно прокатимся, если, конечно, у тебя будет время.
Он хочет встретиться с ней снова, после того, как они покинут сторожку! Патрисия была счастлива: есть надежда на продолжение! Но на какое продолжение?
Внутренний голос осторожно напомнил, что приглашение прокатиться верхом вовсе не означает его заинтересованность в серьезных отношениях. Да и вообще, о чем она думает? Не успела зализать раны от своей несчастной любви, как уже готова броситься в объятия другого.
Неожиданный треск мерцающего в камине пламени напугал Патрисию, девушка вздрогнула.
Стоун усмехнулся.
- Никак не привыкнешь?
- Мне это почти удалось, но иногда я все же забываюсь.
- О чем ты так напряженно думаешь? Интересно, как он отреагирует, если она поведает ему все, о чем думает?
- Я не думаю, а мечтаю.
- О чем?
Патрисия пожала плечами.
- О том, о сем.
Стоун развернул ее к себе лицом. Посмотрев ему в глаза, девушка улыбнулась и, повинуясь его настойчивым поглаживаниям по спине, прильнула к нему губами.
Слабый сладострастный стон сорвался с губ, когда он вновь завладел ее ртом. Его руки начали ласкать ее тело, разжигая ее еще больше.
Наконец Стоун подхватил Патрисию на руки и двинулся к кровати.
- Стоун? Я думала, мы решили подождать.
- Мы так и сделаем. Но, поверь, существует множество других способов получить удовольствие.
Добравшись до кровати, Стоун положил Патрисию спиной на верхнюю полку, ноги девушки свешивались вниз, так было удобней стягивать с нее джинсы. По спине Патрисии пробежала дрожь, когда вместе с джинсами вниз поползло и ее нижнее белье.
Стон развел ее колени, устроив одно из них на своем плече. У девушки перехватило дыхание, когда его губы коснулись ее самого сокровенного места. Намеренно щекоча ее тело своей густой мягкой бородой, мужчина усиливал наслаждение, доводя до полного исступления.
Патрисия яростно впилась руками в свою рубашку, словно это была единственная нить, связывающая ее с реальным миром. Кусок теплой фланели казался куда реальней горячих губ Стоуна и тех эротических ощущений которые он доставлял. Все это было лишь частью ее сновидений, и ей совсем не хотелось просыпаться.
Напряжение внизу живота нарастало, и девушка знала, что если он не остановится, то ее просто разнесет на миллиарды маленьких частичек.
- О, Стоун, перестань.
- Тебе не нравится? - изумленно спросил он, поднимая голову.
- О, что ты, мне нравится.., даже слишком. Я, я...
- Уже близко?
, Патрисия прикусила нижнюю губу и кивнула.
Стоун улыбнулся.
- Давай же, родная, иди до конца, - проговорил Стоун, возобновляя ласки с новой силой.
Патрисия вздохнула и закрыла глаза. Томные вздохи плавно переходили в тихие постанывания, которые в свою очередь превращались в крики, сигнализирующие о приближающемся освобождении. Стоун постепенно замедлял движения, продолжая покрывать поцелуями внутреннюю поверхность ее бедра.
Через несколько мгновений Патрисия выпустила из рук край рубашки. А готовое вырваться из груди сердце постепенно возвращалось к обычному ритму.
Открыв глаза, девушка встретилась взглядом со смотрящим на нее Стоуном. Он улыбнулся, и она улыбнулась в ответ.
Приблизившись к ней, Стоун провел руками вдоль ее тела и задержал их на талии. Патрисия вложила свои руки в его ладони.
Было бы неплохо заснуть в такой позе, но с ее стороны это эгоизм. Он так старался доставить ей удовольствие, а вот ей вряд ли удастся доставить ему такое же. А может, попробовать? В конце концов, он рядом!
Высвободив свои руки, Патрисия коснулась его волос. Кровь хлынула ей в лицо еще до того, как она заговорила.
- Я мало в этом смыслю, но скажи, что я могу для тебя сделать?
Он поднял голову и посмотрел ей в глаза.
- Только если ты этого хочешь.
- Я бы не предлагала; ну, учи, ковбой! Его губы изогнулись, в глазах мелькнул задорный огонек.
- Можешь на меня рассчитывать.
Стоун снял ее с верхней полки. Они помогли друг другу избавиться от оставшейся одежды, и Патрисия убедилась - он действительно возбужден!
Стоун расстегнул свой спальный мешок, и они улеглись на него, тесно прижавшись друг к другу. Мужчина притянул ее к себе, их губы слились в поцелуе. Не размыкая губ, он взял ее за руку и, проведя ею вдоль своего тела, опустил ниже.
Поначалу Стоун сообщал ей, где ему было приятно, а потом слова потеряли смысл. Учащенное дыхание, срывающиеся с губ стоны и проходившая по телу дрожь были красноречивым свидетельством его удовольствия. Нежно поцеловав его грудь, девушка начала спускаться все ниже и ниже.
Несмотря на то, что Патрисия была дилетанткой в любовной науке, она оказалась способной ученицей. Вскоре Стоун потерял над собой контроль. Подобно ему, Патрисия остановилась не сразу, позволяя ему расслабиться, и только потом они легли неподвижно.
Он нежно подтащил ее к себе и заключил в объятия. Патрисия натянула на них спальник и прильнула к его груди.
- Хочешь спать? - спросил Стоун.
- Сейчас нет. Я так полна тобой, что боюсь закрыть глаза - а вдруг это сон? А вдруг я засну, а ты куда-нибудь исчезнешь?
Патрисия сложила руки на его груди, опершись на них подбородком.
- Расскажи мне еще про ковбоев. Он стал рассказывать про лошадей, загоны, степные просторы прерий. Они обсуждали любимые книги, делились впечатлениями о кинофильмах, оказалось, что оба любят музыку, но разную.
- Тебе нравится Вивальди? - изумилась она. Стоун обиженно вскинул бровь.
- Конечно! Уж не думаешь ли ты, что я слушаю только кантри, диско или рок?
- Нет, что ты. Просто ты и классика в моей голове как-то не укладываетесь. Стоун озорно улыбнулся.
- Обижаешь, я всесторонне развитый парень.
- Бывает, всесторонне развитые люди не любят классическую музыку.
- Патрисия права.., восклицательный знак, - проговорил он, проведя пальцем по ее спине, а "точку" поставив чуть пониже. Довольный своей выдумкой, Стоун победоносно улыбнулся. Но Патрисия, томная и умиротворенная, лишь слабо улыбнулась. Ее одолевал сон.
- Пойду погашу лампы. - У Стоуна тоже слипались глаза, он еле держался.
Патрисия скатилась на бок, позволяя ему встать. Стоун подкинул еще дров и погасил лампы. Патрисия с восхищением отметила, что и без одежды он выглядит великолепно в интерьер. Очевидно, дело не в экипировке, а в самом человеке.
По дороге он стащил с верхней полки и ее спальник.
Патрисия нырнула в его объятия. Тесно сплетя руки и ноги, молодые люди прижались друг к другу. Они поговорили еще немного, пока языки не начали заплетаться.
- Сладких снов, дорогая, - услышала она сквозь дрему.
Утром Патрисия, едва открыв глаза, потянула носом: а где же свежезаваренный кофе? Его аромат она ощущала каждое утро, с первого дня. Но, сообразив, Патрисия улыбнулась - повар еще не проснулся! Вот он, рядом с ней, его руки обнимают ее. Но, дорогая, что-нибудь одно - кофе или Стоун!
От ее внимания не ускользнуло и кое-что еще. Порывистый ветер завывал за стенами и швырял в избушку снег. Неужели снова буран? В какой-то степени девушке этого даже хотелось... Да, она мечтала об этом.
Стоун перевернулся, и девушка посмотрела на него.
- Доброе утро. Как спалось? - улыбнулся он и нежно ее поцеловал.
- Доброе утро. Замечательно. Было тепло и приятно.
Стоун пощекотал ее шею.
- Мне тоже. И если мы сейчас не встанем, то скоро нам станет жарко.
Они снова поцеловались. Патрисия чувствовала себя так, словно в ее душе взошло солнце, но где-то в самой глубине тихонечко тлело сомнение...
Стоун перекатился на спину, увлекая ее за собой и укладывая на своей груди.
- Я пожелал тебе доброго утра?
- Думаю, да.
- Тогда позволь поправиться: прекрасного утра.
Патрисия расхохоталась. Да, прекрасное, как ты изволил поправить, и я смеюсь от всей души, потому что это первое в моей жизни утро, когда я просыпаюсь в объятиях мужчины, и это замечательно. Конечно, дело было вовсе не в утре, а в мужчине, рядом с которым она проснулась. О, черт, ну кого она пытается надуть.., сегодня все прекрасно.
И все-таки она не понимала, как ему удалось завоевать всю ее, от пят до макушки, проникнуть в сердце, заморочить ей голову за такой короткий промежуток времени? Ведь время их знакомства исчисляется не в днях, а в часах, исключая сон. Да, он обаятелен, красив, от него исходит потрясающая мужская сила, он сексуально заряжен... Но даже если и так, значит ли это, что она влюблена?
Даже после всего того, что между ними было, девушка не получила ответы на свои вопросы. Однако желание получить ответы на эти и многие другие вопросы разгорелось еще сильнее.
Они лежали, обнявшись, целуясь и шепчась. Делились школьными воспоминаниями, болтали всякие милые глупости. Ветер еще сильнее завывал, и Стоун предположил, что это может быть чинок. Наконец голод вытащил их из постели. Молодые люди позавтракали и снова нырнули в кровать.
Промозглый ветер завывал целый день. Нет, это не теплый, ласковый чинок. Однако во второй половине дня погода чуть прояснилась, и, как им показалось, снежные заносы за окном заметно уменьшились.
- Если так пойдет и дальше, уже завтра днем мы сможем отсюда выбраться, предположил Стоун.
- Шутишь? - спросила она, криво улыбнувшись. Неужели разлука уже на пороге?
- Ни в коей мере.
- Значит, тает так же быстро, как и выпадает?
- Иногда, но не всегда. На этот раз на дороге останется значительная часть снега. Хотя не думаю, что это помешает нам проехать.
- Такой транспорт, как у тебя, может пройти где угодно.
- Грузовики, бесспорно, выносливей других машин, но и у них есть свои пределы. - Стоун обнял ее за плечи. - Не хочешь прогуляться?
- Я бы с удовольствием, но то, что снег начал таять, еще не означает, что уже тепло.
- Ты права, - усмехнулся он.
- Пойдем позже, когда немного потеплеет.
Патрисия снова посмотрела в окно. Нагруженные снегом ветви деревьев, отяжелевшие от своей ноши, клонились к земле, стряхивая снежные хлопья. И если смотреть на лесную кромку издалека, создавалась иллюзия, что снова падает снег.
- Пожалуй, я почитаю, книга стоит того, чтобы ее закончить, надо успеть до отъезда, - вспомнила Патрисия.
- Не беспокойся, ты можешь взять ее с собой, если не успеешь.
- Спасибо. Но лучше дочитать, тогда не придется возвращать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11