А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Тоже, я прекрасно выспался.
Что-то больно серьезно звучит его голос! Может, он не любил рано вставать? Впрочем, откуда ей знать, ведь это лишь их второе совместное утро.
Желание снова напомнило о себе.., помимо ее воли. Девушка быстро обулась, натянула шапку и перчатки и отправилась на воздух. Кажется, стало теплее, снежинки неспешно кружились в воздухе.
Вернувшись в сторожку, девушка сразу же заметила открытые ставни на окнах. Удивительно, но при свете убогая обстановка сторожки казалась не такой уж унылой.
Полевые цветы на голубой кофейной чашке вдохновили девушку. Она представила себя с букетом живых цветов, собранных с пестреющей зеленой лужайки, сплошь усыпанной ими.
- Будем завтракать? - спросил Стоун.
Патрисия была отнюдь не голодна, но, раз утром принято завтракать, она согласилась.
Девушка раскраснелась. Прогулка по свежему воздуху, пережитое возбуждение и тлеющее подспудно желание новых острых ощущений зажгли яркое пламя на ее щеках. Хорошо, что Стоун не умеет читать мысли.
Но, глядя на них со стороны, никому бы не пришло в голову заподозрить вчерашнее. Неужели между ними что-то было? Может, все это ей только приснилось? Его объятия, поцелуй?
Разговор за завтраком так и не завязался. После еды и мытья посуды Стоун взял телефон и стал болтать с Маком.
Разговор привел Стоуна в плохое настроение, и он недовольно что-то пробурчал.
- Проблемы? - Патрисия была рада отвлечься.
Мужчина утвердительно кивнул головой и развел руками.
- Буран привел к немалым разрушениям, впрочем, мы были к этому готовы.
Патрисия, еще не забывшая ощущение его теплой кожи, попыталась вникнуть в его проблемы, но Стоун молчал.
День тянулся еле-еле. Стоун был предельно вежлив, но проскользнувшая между ними вчера искра напрочь исчезла сегодня. Патрисия, хоть и убеждала себя, что это даже к лучшему, втайне испытывала горечь.
В середине дня ветер почти стих, снегопад прекратился, и лишь стальное небо напоминало о буране.
- По-моему, буря утихла, - заметила Патрисия.
- Похоже на то. Завтра я проверю состояние дороги.
Патрисия оживилась при мысли о возможности покинуть помещение хоть ненадолго.
- А можно с тобой?
- Почему бы и нет.., если ты так этого хочешь.
- Значит, скоро мы сможем уехать? Стоун запустил руку в волосы.
- Это будет ясно только завтра. А ты очень спешишь?
- Уверена, ты тоже.
По большому счету, она должна спешить, но хотела ли она этого на самом деле, готова ли она расстаться со Стоуном? Скоро ей придется покинуть свое мирное убежище.., такое милое, уютное.., потому что в нем Стоун. А остаться здесь навсегда? Это было бы единственным решением всех ее проблем. Уйти от городской суеты.., и не надо думать о том, как устроить свою жизнь, начиная практически с нуля. Да, она уже представляет, как живет здесь вместе со Стоуном, ездит верхом по ранчо, бок о бок вместе с ним день и ночь... Патрисия, одного поцелуя хватило, чтобы прочно зафиксировать мужчину в твоем подсознании! Единственная причина, по которой она хотела покинуть это место, было желание увидеть бабушку, а вот возвращаться в Финикс к жалким обломкам своей прежней жизни не было никакого желания.
Однако вернуться все равно придется. Рано или поздно неожиданно обрушившееся на нее счастье закончится. Печаль и сожаление почти разрушили ее радужное настроение, но девушка все-таки взяла себя в руки и решила наслаждаться последними чудными мгновениями.
Остаток дня Стоун занимался своими делами. Сидел за столом и делал какие-то заметки в маленьком извлеченном из кармана блокнотике или читал. Патрисия тоже увлеченно читала, примостившись на тахте: хотелось успеть дочитать увлекательный роман до отъезда.
Однако время от времени Патрисия украдкой посматривала на Стоуна. Интересно, почему он не подсядет к ней, как вчера? Но как она ни запрещала себе думать, мысли ее то и дело возвращались к вчерашнему эпизоду.
Сейчас, когда возбуждение слегка улеглось, ей хотелось узнать, почему он ее поцеловал. Вчера, когда она задала ему этот вопрос, он так и не удостоил ее ответом.
Ей удалось узнать, что он вдовец, но она так и не выяснила, была ли у него постоянная девушка.
Ей не терпелось это узнать.., она хотела знать правду, понимая, что это ничего не изменит. Ничего. Но ее внезапно вызванное влечение не давало ей покоя.
Ей нравилось целоваться с Нейлом, но она никогда не хотела большего. Временами она все еще слышала его голос:
- На сегодня все, крошка. Не будем спешить, я слишком хорошо к тебе отношусь, - говорил он, нежно целуя ее на ночь.
Хорошо.., ха! Человек, обобравший ее до нитки, имел наглость говорить ей о хорошем отношении.
Но с другой стороны, почему он не занимался со мной любовью, если даже не уважал? Ведь они уже были обручены. Многие молодые пары спят вместе до свадьбы. Как он мог перед ней устоять?
Ответ напрашивался сам собой.., просто потому, что он не любил ее. За ней никогда не бегали мужчины. Наверное, не было у нее того зажигательного огонька, так привлекающего сильный пол.
Что до Стоуна, ведь он тоже не стал целовать ее вчера днем, а то, что случилось потом, было лишь стечением обстоятельств.
Патрисия удрученно оглядела себя в зеркале и подавила вздох. Вряд ли эти старые тряпки украшают ее, подумала она, по обычаю всех женщин придавая одежде преувеличенное значение. Да настоящий мужчина под самым непривлекательным одеянием почувствует женщину! Но она этого еще не знала...
Так прошли день и ночь. Они оба держали дистанцию и вели себя словно учтивые незнакомцы.
На следующее утро Стоун по привычке занялся завтраком. Случайно его взгляд упал на спящую девушку.
Хотел бы он погрузиться в такой же безмятежный сон. Но воспоминания о Вэл и их короткой любви никак не давали ему забыться. Подобные мысли нагоняли на него мрачное настроение, напоминая, что его жизнь пуста и он так и состарится в одиночестве. Обычно его спасала работа. И случайные связи. Но здесь у него появилось слишком много свободного времени. Да, слишком много...
Патрисия перевернулась на другой бок и вздохнула во сне. Интересно, что ей снится? Этот тупица, кто бы он ни был, недостоин ни ее внимания, ни, тем более, ее любви.
Поосторожней, приятель, что-то ты разошелся, о чем это ты помышляешь? Разве ты в курсе того, что между ними произошло? Тебе известно лишь, что парень ее обидел, хотя девушка производила хорошее впечатление, была хороша собой и, несомненно, заслуживала лучшего. Они знакомы два дня, и он, Стоун, уже оценил ее ум, обаяние, женственность - а уж он-то знаток!
Словно почувствовав его взгляд, девушка открыла глаза. Поначалу ее взгляд блуждал в полусне. И лишь спустя некоторое время она окончательно проснулась, и ее лицо озарилось улыбкой.
- Доброе утро, - проговорила она своим слегка хрипловатым со сна голосом.
- Доброе утро.
Патрисия выбралась из спальника и уселась на постели. Она подобрала взъерошенные пышные волосы, но эта рыжая грива не смутила Стоуна, он с легкостью представил, как, склонившись над ней, запускает в нее руки...
Его воображение пылко заработало.., он мысленно уже проворно расстегивал ее кофточку, стягивал через голову рубашку. Интересно, какой у нее бюстгальтер?
- Стоун? - Ее голос прорвался сквозь беспорядочный поток мыслей. - Я спрашивала, посмотрел ли ты, какая сегодня погода.
- А, да. Кажется, буря утихла.
Странное, непонятное выражение исказило ее черты, она сквозь силу улыбнулась, криво, натянуто.
- Тогда не стоит тянуть, ведь ты скоро сможешь вернуться к своей работе.
- А ты к бабушке.
- Я умираю от желания ее увидеть.
Интересно, хочет ли она побыстрее от него отделаться?
Патрисия начала спускаться. Под мешковатыми джинсами угадывались лишь очертания бедер и ног, но этого было достаточно, чтобы вновь распалить его воображение. Хотел бы я, чтобы и мои джинсы были немного посвободнее, подумал он.
Проклятие, да что это с ним творится сегодня!
А может.., не только сегодня. Кажется, все началось в тот момент, когда он поддался шальному порыву и прильнул к ее губам.
Лучше бы он этого не делал! Он только усложнил ситуацию и сам же страдает!
Девушка накинула его меховой плащ, натянула сапоги и отправилась на улицу. С того первого вечера она больше не заикнулась об удобствах. Как это все-таки хорошо характеризует ее! Ее общество нисколько не тяготит его, с ней легко.., если б он мог наслаждаться и ее телом!
Стоун быстро приготовил завтрак. Посуду они мыли вместе. Патрисия как раз расставляла чашки на полки, когда он подошел с кофейником в руке и поставил его на верхнюю полку.
Девушка обернулась. Очевидно, она ждала, когда он отойдет в сторону и уступит ей дорогу. Ему так и следовало поступить. И он почти отошел. Но в последний момент ринулся к ней и прижал ее к себе, крепко обняв.
Патрисия напряглась. Но она не успела и слово сказать, как Стоун уже целовал ее.
Ее теплый и влажный рот был райским наслаждением для его скользящего по ее губам языка. Постепенно ее тело расслабилось и уступило его натиску. На этот раз он был уверен в том, что она отдает отчет в своих действиях и полностью проснулась.
Ее мягкое и такое женственное тело было божественно. Воображение Стоуна уже рисовало нежные розовые соски, выступающие на светлой коже. Должно быть, они приподнялись от холода. Он согреет их в своих губах, затягивая каждый по очереди.
Но вскоре ее жадные объятия вернули его к реальности, а когда она запустила в его волосы руки, по его телу прокатилась обжигающая волна.
Она прильнула еще ближе, провоцируя мужчину на дальнейшие действия. Он положил руки ей на бедра и, дрожа от желания, притянул ее к себе. Мысленно он уже видел их обнаженные, сплетенные воедино тела.
Стоун подхватил ее на руки и понес к кровати.
Подойдя, он медленно опустил ее на постель. Протяжный стон вырвался из его горла, когда она слегка коснулась набухшей выпуклости под молнией на джинсах. Зарывшись в ее шею, он подавил стон, награждая девушку томными ласками, потом выпрямился и посмотрел на нее.
Ее глаза застилал туман, и она не сразу поймала его взгляд. Стоун нежно коснулся рукой ее щеки, проводя большим пальцем по распухшим от поцелуев губам.
Приподняв девушку за подбородок, Стоун снова поцеловал ее. Свободной рукой он поглаживал ее спину, плавно переходя к набухшей груди.
Патрисия напряглась и увернулась от очередного поцелуя.
- А я думала, мы выйдем на улицу, проверить дорогу.
- Попозже, когда снег немного растает, у нас в запасе еще несколько часов, дорогая.
Глава 5
Еще несколько часов.
Перспектива провести их в объятиях Стоуна приятно щекотала нервы.
Но его замечание насторожило девушку.
Может, он просто решил сократить время до отъезда? Так ли уж она ему желанна?
- Признайся, тебе же просто скучно, Стоун. Ты не знаешь, чем заняться, я для тебя лишь игрушка, да?
Оттолкнув мужчину, Патрисия вскочила на ноги.
- Это не то, что ты думаешь, - оправдывался он, следуя за ней. - Я лишь хотел сказать, что у нас еще уйма времени и нам некуда спешить.
- Я тебе не верю, - недоверчиво отозвалась девушка. Ограниченное пространство сторожки вынудило ее остановиться.
- Я не отрицаю, что хотел заняться с тобой любовью.., но не потому, что мне стало скучно, - продолжал Стоун. - К тому же, если бы ты была откровенной до конца, то призналась бы, что и сама была не прочь.
Ее признание все равно ничего не изменит - это лишь подпитает его эгоизм, поэтому Патрисия смолчала. Другое дело - признаться в этом себе самой и держать язык за зубами, пока, - И потом, - не унимался Стоун, - только то, что я умираю от скуки, не означает, что я готов броситься на любую. Просто от общения с тобой я совсем потерял голову, даже не соображал, что делаю...
Его слова окончательно отрезвили девушку. До обеда они не разговаривали, а потом Стоун объявил, что пришло время проверить состояние дороги.
- Я все еще могу пойти с тобой?
- Конечно. Одевайся потеплее.
Патрисия последовала его совету и надела еще одну рубашку и свитер. Тщательно закутавшись, Патрисия обнаружила, что едва сгибает колени и руки не гнутся в локтях. Стоун водрузил на голову свою шапку и распахнул перед ней дверь. С крыльца была видна узенькая тропинка, проложенная их следами, и следы, оставленные Стоуном во время его вылазок за дровами и снегом. Основную же часть лужайки застилало белое, нетронутое снежное покрывало.
- Смотри под ноги. Под снегом много коряг и камней. А лучше ступай по моим следам.
Однако ее попытки не увенчались успехом, его поступь была слишком размашиста. Иногда она все же попадала в его след, но успевала сделать еще два своих между ними.
В некоторых местах снежный покров был достаточно глубок, и Патрисия проваливалась чуть ли не по колено. Но в открытых местах, там, где гулял ветер, он достигал лишь лодыжек.
Стоун показал ей следы оленя, лося и кролика.
Проезжая дорога оказалась недалеко, но ее состояние оставляло желать лучшего. Было очевидно, что даже грузовик Стоуна далеко не уедет.
У деревьев образовались снежные сугробы, а узенькая тропинка была полностью завалена. И поскольку ее протяженность составляла несколько миль вверх по склону, думать о расчистке было бы абсурдно. Весна придет скорее, чем они доберутся до города. Судя по недовольной мине Стоуна, девушка убедилась в справедливости своих подозрений.
Он стоял посередине дороги, уперев руки в бока и устремив взгляд вдаль. Затем обернулся, и их взгляды пересеклись. Патрисия перевела дыхание. Она знала, что он вспоминал их поцелуй, хотя не понимала откуда. Несколько шагов, и он уже рядом.
- Хочешь еще прогуляться?
Они не успели уйти слишком далеко.
- Конечно. - По крайней мере, это лучше, чем оставаться в сторожке и подвергать себя искушению.
- Тогда идем, - скомандовал Стоун, махнув рукой влево.
Они вернулись к дороге и, обогнув поляну, устремились по тропинке, уходящей в горы. Ледяной воздух наполнял легкие, обжигая грудь. Но все же она была счастлива и с наслаждением вдыхала морозный воздух. До этого Патрисия не придавала значения, где она - в комнате, в лесу или в горах, но теперь она поняла, как была не права, считая, что ее настроение зависит от нее самой, только теперь она стала раскованной, легкой и, возможно, не будет так сходить с ума от поцелуев Стоуна.
Периодически с прогнувшихся от тяжести снежного покрова сосновых веток сыпался снег. Когда один из таких холодных душей обрушился на плечо Стоуна, Патрисия засмеялась.
Стоун оглянулся:
- Ты находишь это смешным?
- Ну что ты! Просто ты очень забавно выглядишь, - проговорила она сквозь смех.
Он тоже рассмеялся, и его мрачное настроение рассеялось.
- Хорошо, дорогая. Допустим, я тебе поверил.
Он прищурился, наклонился и стал лепить снежок. Патрисия ринулась к ближайшему дереву, ища прикрытия, но белоснежный комок настиг ее на полпути, взорвавшись на плече холодными брызгами.
Они гонялись друг за другом по сказочному лесу, осыпанные снегом с ног до головы, хохочущие, взъерошенные и еще больше возбужденные. Наконец Патрисия устала и попросила пощады. Стоун покатывался со смеху.
Яростно стянув перчатки, словно это она выиграла состязания, Патрисия двинулась к Стоуну.
- И куда мы идем?
- Я хочу тебе кое-что показать. Они прошли еще минут десять. Деревья попадались все реже, и тропинка круто устремлялась вверх. Стоун поднялся первым, а Патрисия встала рядом.
От открывшегося их взору пространства у Патрисии перехватило дыхание.
Они стояли на скале, с которой открывался вид на широкую долину, простирающуюся до самого горизонта. Там, вдали, белели поднимающиеся к небу, запорошенные снегом и поросшие деревьями горные вершины, словно сказочное королевство.
- Какая красота! - воскликнула Патрисия.
- Я всегда любил это место. Моя бабушка рассказывала, со слов ее бабушки, что здесь располагалось святилище ее племени.
- Прапрабабушка со стороны барона?
- Да, его жена.
Патрисию не удивляло, что у него индейские корни: темные волосы и некоторая скуластость явно свидетельствовали об этом.
Ей показалось, что в воздухе повеяло чем-то магическим.., как будто тени его предков скользят ночами по сей день в этом божественном месте, а уходящая вдаль необозримая долина только усиливала это впечатление.
В душе Патрисии разлилось благоговейное спокойствие. Она чувствовала, что занимает лишь ничтожно маленькое место на огромной картине, но в то же время сознание общности с единым целым действовало успокаивающе.
Они стояли в тишине и молчали, потрясенные величием природы. Патрисия посмотрела на профиль Стоуна: безмятежное спокойствие разгладило грубоватые черты его лица. Девушка снова поразилась соответствию его внешнего облика, внутреннего мира и выбранной им профессии. Этот человек рожден для этих мест, заключила она.
- Это место вправе называться святым. Бесконечность и тишина.
Тишину нарушил звук упавшего с дерева снега.
- Не так уж здесь и тихо, - с иронией заметил он, обернувшись.
- Я нарушила тишину первой, затем вмешалась матушка-природа.
- Она всегда вмешивается? Патрисия пожала плечами.
- Тебе лучше знать. Мы, горожане, не очень-то к ней прислушиваемся. Только в самых крайних случаях.
- Думаю, мне бы не хватало ее красот и проказ.
Патрисия снова посмотрела на долину. Интересно, захочется ли ей вернуться?
- Да, это надо увидеть, чтобы оценить.
Полагаю, в ваших краях бывает и лето, и весна, и осень?
- Еще какие! Такой роскошной природы ты не видела, уверяю тебя.
- Ты прав. Я никогда не видела настоящей весны, лета, осени, в городе одно время года наслаивается на другое, все признаки смазаны. И наконец я вижу настоящую зиму.
В первый день их приезда мороз был действительно сильный, но сейчас потеплело.
- За те несколько дней, что мы здесь, успело потеплеть.
- Ты права. Но такая погода установилась ненадолго.
Она об этом не подумала, но, наверное, за зиму случается не один буран.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11