А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Постой, я проверю, не устроился ли кто-нибудь поблизости на ночлег рядом с нами.
"Рядом с нами"? О возможных последствиях она не хотела даже думать.
Как только Стоун вернулся, Патрисия вышла на улицу. Было еще светло, но чувствовалось приближение сумерек.
Возвращаясь обратно в сторожку, девушка наткнулась на Стоуна с веревкой в руках. Патрисия была шокирована.
- А вот и я, - пролепетала она, стараясь придать голосу беззаботность, одновременно отыскивая взглядом что-нибудь похожее на дубинку.
- Хочу протянуть веревку из хижины в туалет, на случай если тебе захочется прогуляться в темноте.
- О.., спасибо, - поблагодарила она, чувствуя себя полной идиоткой и негодуя на свое разыгравшееся воображение.
- Не стоит благодарности, мэм, - отмахнулся он и, поправив шапку, скрылся за углом.
Патрисия зашла в дом. Несмотря на перчатки, руки озябли, и она подошла к пылающему камину.
За спиной послышались тяжелые шаги Стоуна, Патрисия напряглась.
- Дай-ка я подброшу еще дровишек. Патрисия уступила место, не спуская с него глаз. Да, он в своей стихии, чувствует себя как рыба в воде, подумала она, сонно зевнув.
- О, прошу прощения. Он оглянулся.
- Ничего. У тебя был трудный день. Может, ляжешь спать?
Что ж, Патрисия, как бы ты ни оттягивала этот час, но он пришел. Так где же ты ляжешь, как он говорит, мэм?
Глава 2
Стоун извлек из шкафа несколько подушек, спальные мешки и разложил все поровну на верхней и нижней полках.
- Предлагаю тебе лечь наверху. Патрисия прекрасно понимала, о чем идет речь, но воображение мгновенно нарисовало совсем иную картину. Мысленно девушка представляла себя сверху, но не на верхней полке. И спать-то она не собиралась...
- Да, наверху воздух теплее, я проходила физику, - сказала она, оттягивая пикантную ситуацию.
- А я не проходил физику, но спал и там и тут и знаю, что наверху теплее.
Патрисия развязала мешок, положив его поверх матраса. Непрестанно ощущая его взгляд, девушка взбивала подушку, стараясь вести себя непринужденно, как и он, только бы скрыть от него свое возбуждение, вызванное как им самим, так и мыслями о предстоящей ночи наедине с ним.
- Лестница - в конце постели, - подсказал он.
- Я заметила, - резко перебила она. Ее воспитание и характер противились такому обращению, но эта двусмысленная ситуация и его мелочная опека действовали ей на нервы. - Знаешь, ковбой, если я пустилась в путь, не узнав прогноз погоды, это еще не значит, что я не в состоянии разобраться, как залезть на верхнюю полку.
Стоун прищурился, и девушка приготовилась к ответной реакции. Но он лишь кивнул в сторону кровати.
- Тебе надо выспаться.
Патрисия взобралась на матрас, нырнула в спальник и, положив голову на подушку, принялась наблюдать за Стоуном. Закончив подбрасывать поленья в печь, мужчина налил себе еще кофе и подошел к камину.
Даже не подошел, а подплыл, поправила себя Патрисия, зачарованная его легкой и свободной походкой. В который раз девушка поймала себя на мысли, что любуется его грацией и уверенностью движений. На какой-то момент у нее возникло ощущение, что она сидит в первом ряду кинотеатра и смотрит фильм про ковбоев.
Вскоре мягкая подушка и теплый спальник утихомирили ее страхи, и девушка погрузилась в сон, припомнив, однако, напоследок слова Стоуна: "Я буду спать в своей кровати, к тому же я не храплю".
Интересно, откуда это он знает, что не храпит?
Стоун подвинул тахту поближе к огню и вытянулся на ней. Но, хотя и уютная, тахта была слишком миниатюрна, и лежать было неудобно.
Приходится ютиться в походных условиях, а дома пустуют просторная софа и огромное кресло-кровать. Впрочем, Лабрадор Элвуд наверняка воспользовался случаем и, почувствовав себя полноправным хозяином, разлегся на софе.
Стоун посмотрел на кровать. Свет не доходил до дальнего угла комнаты, так что пришлось довольствоваться лишь очертаниями нежданной гостьи.
Но этого было вполне достаточно. Здравомыслящей ее, конечно, не назовешь, иначе бы не поехала в буран неизвестно куда, но симпатяжка, ничего не скажешь. Не то чтобы он испытывал слабость к рыжеволосым, зеленоглазым милашкам невысокого роста. Он предпочитал длинноногих блондинок, но в этой что-то было.
Ему с трудом удалось вспомнить, что он все-таки джентльмен, а не ловелас, когда она переодевалась. Да, он джентльмен, но ничто человеческое ему не чуждо. И стоять, повернувшись спиной к хорошенькой женщине, прислушиваясь к звукам расстегивающихся молний и слетающей на пол одежды, стало хорошим испытанием его благородства.
Патрисия Колдвел. А имя ей идет, как, впрочем, и сшитый на заказ костюмчик, и ярко-красный автомобиль. Она горожанка до мозга костей, но надо признаться, ковбойский наряд ей очень к лицу. Велико же было его удивление, когда он увидел, как недоступная, серьезная Патрисия, весело хохоча, закатывает рукава огромной рубахи.
Как бы ему хотелось снять с нее это тряпье и затащить девушку к себе в спальник...
Ощущение ее изящного тела на своих руках, когда он нес ее в грузовик, долго будоражило его кровь. Маленькая, но такая ладная, все при ней. Господи, какая у нее фигурка! И на лицо прехорошенькая! Да, она просто создана для любви.
При воспоминании о реакции девушки на то, что удобства на улице, мужчина не смог сдержать улыбку. А ее замечания об оленях и медведях-шатунах! Она не только милашка, но и остроумна, за словом в карман не лезет.
Внезапно ему стало жаль девушку, оказавшуюся в такой глуши, но потом он припомнил, что именно из-за нее он сейчас ютится на этой маленькой тахте с остывающей чашкой кофе в руках, вместо того чтобы смотреть дома футбол на мягком кресле. Слава богу, о делах на ранчо можно не беспокоиться. У него отличный управляющий, Мак обо всем позаботится, а Вирджиния, экономка, присмотрит за домом. Единственное, что его удручало, - безделье! Если он не найдет себе занятие, то точно тронется рассудком. Сидеть в сторожке неизвестно сколько времени ему, привыкшему трудиться с утра до ночи, уже сейчас было невмоготу. Конечно, в шкафу лежали и книги, и журналы, и даже настольные игры, но сейчас его это не занимало.., по крайней мере куда меньше, чем его нежданная гостья.
Буран разыгрался не на шутку. Ветер усиливался, и ставни дребезжали все яростнее. Он вспомнил, что его жена обожала слушать вечерами завывания ветра.
Но ничего не поделаешь, дружище, лучше не будить воспоминания о Вэлери.
Обгоревшее полено перевернулось в камине, выпустив сноп искрящихся огней. Кажется, в комнате стало теплее, удовлетворенно подумал Стоун, подкидывая очередную деревяшку. Еще пара часов, и можно отправляться на боковую.
Он снова взглянул в сторону кровати. Патрисия не двигалась. Наверное, спит. Хорошенькое ему выпало испытание. Никогда прежде ему не доводилось спать на одной кровати с незнакомой женщиной.., правда, на разных полках. Это волнует и даже интересно.
Патрисия снова испуганно открыла глаза - это уже второй раз. Сначала девушка проснулась, когда Стоун подбрасывал дрова в огонь. Теперь ее потревожил шум внизу, а поскольку свет был потушен, в сердце Патрисии закралось тревожное чувство.
Не стоит паниковать, принялась успокаивать она себя, мужчина давно спит, это лишь ветер гуляет за окном. А кроме того, никакого выбора у нее нет, приходится верить ее хозяину на слово.
Да.., он и в самом деле не храпит. И все же, как он об этом узнал? А может, дома его дожидается постоянная пассия? Или жена? Или просто подружка? В общем, кто-то, кому его ночные приключения придутся явно не по душе.
Впрочем, какая разница! Завтра они расстанутся, и каждый пойдет своей дорогой.
Приглушенный треск со стороны камина заставил ее вздрогнуть. Патрисия прислушалась. Судя по шорохам, доносившимся с постели Стоуна, он поудобнее устраивается в своем спальнике. Нервная дрожь пробежала по телу девушки. А ведь это с ней впервые, подумала она. Раньше ей никогда не приходилось спать с мужчиной так близко. Конечно, их разделяли матрас и небольшое пространство, но все же они спали вместе на одной кровати.
Да, первая ночь с мужчиной виделась ей совсем по-другому. Да и мужчина ее мечты не имел ничего общего с этим. Однако, надо признать, он красавчик. Одни глаза чего стоят. Интересно, сколько сердец он уже успел разбить?
Хотелось бы знать, что чувствует женщина, когда он на нее смотрит?
Но его величество сон оказался сильнее, вскоре он снова окутал девушку своими чарами, и она провалилась в забытье, так и не найдя ответа на свой вопрос.
Запах свежезаваренного кофе приятно щекотал ноздри. Патрисия открыла глаза. Лампы уже горели, а слабый свет, пробивающийся сквозь ставни, давал понять, что давно рассвело. Стоун сидел за столом с книгой в руках. А за окном все еще шумел ветер.
Патрисия попыталась встать, но каждый мускул ее тела отчаянно сопротивлялся. Прикусив нижнюю губу, она наполовину высунулась из мешка и села на кровати.
- Доброе утро.
Он лишь кивнул в ее сторону.
- Доброе.
Хотя при таком ветре добрым его назвать трудно, подумала Патрисия.
- Все еще бушует?
- Да, судя по вчерашнему прогнозу, он успокоится только через день.
Тут какая-то ошибка, наверняка она ослышалась.
- Через день?
- Точно.
- Ты хочешь сказать, что мы не выберемся отсюда еще два дня? Но что мы будем здесь делать?
- Мы не сможем покинуть сторожку до тех пор, пока не успокоится метель. Да и снег должен немного подтаять, иначе мы не проедем. Дорогу занесло! Патрисия нахмурилась.
- Сколько же нам придется ждать?
- Мы находимся в самой низине, поэтому чинок быстро с этим справится.
- Конечно, я в твоих глазах и так уже опозорилась, но кто такой этот Чинок?
- Чинок - это теплый ветер, и он будет здесь не раньше чем через неделю.
Теперь ясно. Значит, вот почему он обещал перезвонить своему приятелю через несколько дней.
- Через неделю?
- Эй, не думаешь ли ты, что я в восторге?
Его слова моментально отрезвили девушку. Какая же она неблагодарная эгоистка! Что было бы с ней сейчас, если бы он не вытащил ее на руках из застрявшей машины? Он спас ей жизнь, дал кров, теперь заботится о ней, а она капризничает и укоряет его! В конце концов, она сама виновата - сорвалась с насиженного места и помчалась неведомо куда.
- Спасибо, что вытащил меня. Хотя следовало отблагодарить тебя еще вчера, но лучше поздно, чем никогда, правда?
- Ты права, Патрисия, не переживай, я бываю иногда слишком прямолинеен, но что поделаешь, мужское окружение действует. Как насчет овсяных хлопьев на завтрак?
Патрисия поморщилась.
Легкая полуулыбка тронула его губы.
- Советую смириться. Разносолов здесь нет, но и от голода не умрем. Меню для гурманов, увы, не предусмотрено.
Приятного, конечно, мало, но ничего не поделаешь.
- Давай я помогу, - предложила девушка, но стоило ей коснуться первой ступеньки, как она буквально взвыла от боли.
- Немного ломает?
- Не то слово, - пожаловалась Патрисия, пытаясь распрямить спину. - Не пойму, в чем дело. Постель была достаточно мягкой.
- Скорей всего, пережитое волнение, вызванное бураном, необычной обстановкой, страхом, в конце концов.
В его словах определенно есть смысл, внутренне согласилась она. Страх парализует мышцы, и все тело инстинктивно сжимается. А вот спящим пассажирам и подвыпившим шоферам нередко удается избежать серьезных травм при катастрофах.
- Да, об этом-то я и позабыла. - Страх перед дикими зверями и ночь наедине с мужчиной, с восхитительным мужчиной, - все это напрочь затмило ее рассудок. Впрочем, и все предыдущие события сделали свое черное дело.
- Здесь в шкафу должны быть аспирин и мазь.
Патрисия быстро обнаружила и то и другое в аккуратной и со знанием дела подобранной аптечке. Попутно она обратила внимание на многочисленные запасы крупы и консервов. Он прав, отметила она, меню не блещет разнообразием, но от голода они не умрут, а поскольку для приготовления обеда нужно лишь добавить воды или разогреть, готовка не представляет особого труда.
Они вместе приготовили завтрак и помыли посуду. Стоун отправился на улицу пополнить запасы дров и принести снега для мытья посуды и других хозяйственных и личных нужд. Питьевую воду нужно было беречь.
Патрисия занялась приведением себя в порядок. Прежде всего надо было отправиться в туалет, что, конечно, явилось для нее большим испытанием. Жестокие порывы ветра пытались сорвать одежду, пронизывая тело леденящим холодом. За ночь у дома выросли горы снега, однако снегопад и не думал прекращаться.
- А я-то думала, здесь холодно, но все познается в сравнении, - откровенно призналась она, подойдя к огню.
- Здесь действительно прохладно, но там собачий холод.
- Бррр, мягко сказано, просто стужа. Патрисия подставила огню спину, радуясь благодатному тепло. Стоун сидел на своей постели и делал вид, что читает книгу.
Повисла напряженная тишина. Патрисия нервно рассмеялась.
- Ну вот, мы познакомились, обсудили погоду. Что будем делать дальше?
- В шкафу есть немного книг и какие-то настольные игры. - Он пытался быть гостеприимным, в конце концов, это он привез ее сюда, он мужчина, хозяин...
- Думаешь, этого хватит на неделю?
- Постарайся растянуть удовольствие. - Стоуна смутила ее напористость. Патрисия вздохнула.
- Полагаю, об электричестве и компьютере мечтать не приходится?
- Нет. К тому же если здесь появится электричество, то вслед за ним и телевизор с музыкальным центром, а когда, спрашивается, работать. - Стоун захлопнул книгу и отложил ее в сторону.
- Никогда не думала, что ковбои такие расчетливые.
- Скотоводство тоже бизнес.
- А для меня ковбой - это классный парень в высоких сапогах, шляпе с широкими полями, с длинным бичом, летящий по саванне на лошади или, в крайнем случае, мчащийся на пикапе.
Он расплылся в своей неотразимой улыбке.
- Это лишь красивый миф, реальность куда проще. Работа ковбоя очень тяжела и опасна, недаром наша одежда столь практична и приспособлена к длительным передвижениям.
- Так я отвлекаю тебя от работы, да?
Прошу прощения. - Такая мысль не приходила ей в голову. - Ты ведь не потеряешь работу из-за того, что торчишь здесь со мной? Если надо, я могу поговорить с твоим боссом.
- Я сам себе босс. Пока все хорошо и цены на мясо только растут, так что, если зима не унесет слишком много скотины, моему бизнесу ничего не грозит.
- Слава богу, а то я начала переживать.
Мне было бы неприятно, если бы ты лишился работы по моей милости. Девушку так и подмывало завести разговор о его личной жизни, но она не посмела. Конечно, такой мужчина не может быть холостяком. Но ведь как любопытно!
Она взглянула на его левую руку. Кольца нет, хотя это еще не показатель, учитывая род его занятий.
Но с другой стороны, будь у него семья, он позвонил бы домой! Конечно, он мог это сделать в ее отсутствие, а впрочем, какая разница. Сейчас ей никто не нужен. От мужчин в ее жизни одни неприятности.
- Теперь поговорим о тебе. Итак, что привело тебя в Монтану? - начал он потихоньку ее раскручивать на откровенность: все-таки она до сих пор была какая-то напряженная.
- Моя бабушка живет в Кланси.
- А она в курсе, что ты задерживаешься?
Может, хочешь ей позвонить?
- По правде говоря, она и не догадывается о моем приезде. Я хотела ее удивить. - Патрисия вздохнула. - Лучше бы я позвонила. Уж она бы предупредила меня о буране.
Конечно, позвонить можно было, но скрыть тоску и отчаяние в голосе от проницательной старушки - вряд ли, к тому же она могла расплакаться прямо в телефонную трубку. А Патрисия нуждалась в бабушке, способной дать хороший совет, обнять, утешить и напоить горячим чаем с поджаристыми булочками.
- Ну как, боль прошла? - спросил Стоун.
- Спасибо, сейчас намного лучше. Вот только правая нога еще ноет. Наверное, переусердствовала с тормозами.
- Если хочешь, могу сделать лечебный массаж, разгоняющий кровь.
Последний раз такой разгон застоявшейся крови стоил ей работы и чуть не пустил по миру.
- Нет, спасибо. Аспирин уже начал действовать.
- Что ж, предложение остается в силе, и можешь не беспокоиться, я не собираюсь к тебе приставать.
Об этом она даже не подумала, а зря. Может, это какая-нибудь тонкая уловка? Такой мужчина, как Стоун, способен усыпить бдительность наивной девочки. Запудрить мозги такой, как она - для него раз плюнуть.
Опять ты за свое, Патрисия! Он спас тебе жизнь и ведет себя как настоящий джентльмен. И чем он виноват, что ты потихоньку теряешь голову? Кроме того, такие мужчины не страдают от недостатка внимания. Наверняка в его жизни есть женщина, и не одна.
- Я об этом не думала. А если начнешь приставать...
В его глазах зажглись лукавые огоньки.
- Что ты сделаешь тогда? Такого оборота она не ожидала. Ясно, хочет над ней посмеяться, издевается или зондирует почву, проверяя, насколько она легкая добыча.
- Но ты не начал.
- А ты представь.
Ну уж нет! В подобной ситуации воображение не лучший друг.., она и так не могла долго заснуть, настолько ее растревожило его присутствие, взгляды, нечаянные прикосновения...
Патрисия уже нафантазировала, как нежится в его руках, отвечая на поцелуи. Но хуже всего то, что она, скорее всего, так бы и поступила, вздумай он по-настоящему к ней пристать.
Ни один человек, знавший Патрисию достаточно близко, не поверил бы, что она способна на такую пылкость. Но.., они не знали Стоуна. Его магнетизм, обаяние, улыбка и исходящая от него мужская сила могли покорить и не такую твердыню, какой воображала себя Патрисия.
Не удивительно, что он умудрился за сутки завоевать доверие и обольстить своей откровенной грубоватой повадкой девушку, всегда предпочитавшую утонченных поклонников.
И что из этого вышло!
Бесконечные часы изнурительной работы над созданием фирмы по бухгалтерскому делу пошли насмарку. С чем она осталась? Обручальное кольцо с цирконием вместо бриллианта да застрявший в канаве автомобиль.
Правда, еще оставалась надежда, что его удастся продать и какое-то время продержаться на вырученные деньги, пока не подвернется работа.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11