А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Хотя... - он улыбнулся, признаться, я получил некоторое удовлетворение, когда она наконец заговорила.
Точнее, почти сразу же начала ворчать, что по городским законам общественной безопасности дом, находящийся даже в лучшем состоянии, чем его жилище, подлежал бы сносу.
- Надеюсь, эта Джина Петрочелли так же разбирается в компьютерах, как знает определенный лексикон, - сказал он. - Иначе ей придется уехать прежде, чем мы вернемся с первой ревизии.
- Ну, я рада, что хоть какое-то время рядом будет еще одна женщина, заметила Линн, с неловкостью беременной опускаясь на стул у стола. - Сколько ей лет?
Пэриш сам удивился, что не может описать ночную гостью. Хотя это и понятно: у него слипались глаза, да и колючая городская повадка дамочки его огорошила. Вроде бы шатенка, выглядит нормально, среднего роста, с крупным ртом, одета в дорогой по виду халат. Кажется, нос у нее вздернутый, впрочем, он не уверен.
- Пэриш?
Он взглянул на Линн, смотревшую на него с таким же укором, как ее двенадцатилетняя дочь, когда он не смог назвать последнего рок-идола.
- А?
- Сколько ей лет?
- Думаю, около тридцати. Линн удовлетворенно кивнула:
- Хорошо, у нас с ней будет о чем поговорить.
- Сомневаюсь, - буркнул под нос Пэриш. Как ни мало он видел Джину Петрочелли, но ее характерец явно не выдерживал сравнения с приветливыми, мягкими манерами Линн.
Поднявшись, он понес тарелку в раковину. Два маленьких термоса, как обычно, уже стояли на скамье - еще одна причина, заставившая его усомниться, что Линн найдет много общего с новоприбывшей. Несмотря на бесчисленные протесты Расти и Пэриша, убеждавших Линн, что они позавтракают сами, она и на этот раз встала с птицами, чтобы не только приготовить горячий завтрак, но и завернуть им с собой бутерброды. Что же касается мисс Петрочелли, то она обронила, стоя на пороге его запасной спальни: "Обычно я встаю рано, около половины восьмого, но завтра, наверное, просплю дольше, так что можете не беспокоиться и не готовить мне завтрак".
Пэриш был оглушен столь бесцеремонным заявлением, а она удалилась из комнаты быстрее, чем он смог бы ответить, что половина восьмого - это не слишком рано и что коровы дают молоко значительно раньше. Впрочем, он еще успеет довести это до сведения специалиста по компьютерам.
Да у Джины Петрочелли, с ее городским форсом, с Линн меньше общего, чем у утки с лошадью!
Она проснулась и не сразу поняла, где находится. А когда поняла, то подумала: за какое ужасное злодеяние она угодила сюда?
Абсолютная утилитарность комнаты бросилась ей в глаза еще вчера вечером в свете голой тусклой лампочки - шарика, висящего под потолком. Впрочем, комнату и сейчас не красил яркий солнечный свет, бивший в окно с грязными полосами на стекле. Платяной шкаф без зеркала и комод нарушали монотонность трехметровой стены напротив ее железной кровати, справа от нее была дверь, слева - окно. Рядом с кроватью стояло виниловое кресло в стиле шестидесятых годов.
Еще более угнетало то, что и за дверью дело обстояло не лучше. А если предположить, что там она должна столкнуться с Пэришем Дан-фордом, станет понятно, почему смерть во сне порой кажется весьма привлекательной. Джина не слишком задумывалась о смерти до вчерашнего дня, когда вполне могла бы погибнуть на пустынной взлетно-посадочной полосе. Вряд ли это нарушило бы кошмарный день Пэриша Дан-форда! Интересно, как бы он выглядел, представ перед судом с объяснениями, каким образом несчастный программист нашел смерть на территории его собственности? Стоило умереть ради того хотя бы, чтобы причинить ему неприятности!
Джина застонала. Господи, в какой же плохой она форме, если в голову приходят мысли о собственной кончине! Но что поделаешь! Случившееся здесь напомнило слишком многое из ее прежней жизни, то, что она хотела бы забыть.
Полежав еще несколько минут и жалея себя за невозможность смыть суточную пыль, грязь и пот, Джина решила, что если хочет поскорее унести отсюда ноги, то сначала надо выбраться из этой постели! Данфорд обещал, что утром будет горячая вода.
О Боже, она и не знала, что может так плакать!
Ну что ж, по крайней мере выяснилось, какой у нее предел прочности. Никогда больше она не согласится на незапланированные поездки! Как ужасно промахнулась Элен... впрочем, это пока что не относится к сделке с ее братом. Заталкивая на место постельные принадлежности, Джина думала, как ей быть. Чем скорее она примет душ и оденется, тем скорее приступит к работе над программой. Чем скорее начнет, тем скорее закончит. И тем скорее вернется в Сидней!
Теория не всегда оправдывается на практике - это Джина поняла часом позже, когда, пройдя все комнаты в доме, не обнаружила компьютера. Черт, здесь вообще не было ни одной вещи, появившейся на свет после шестидесятого года! Стоя на веранде, она зажмурилась от солнечного зайчика - его отбрасывали стекла строения, не замеченного ею прошлой ночью; в трех расположенных поблизости больших ангарах вполне могли быть гаражи или мастерские, а возможно, и офис. Но тут ее внимание привлек современный кирпичный дом всего в нескольких сотнях метров отсюда. Это было неожиданно.
Основательный и скромный, он вписывался в пейзаж, состоявший из нескольких пучков травы, торчавших из пыльной земли. Она не прочь была бы иметь такую усадьбу.
Дом этот в сравнении с тем, где она провела ночь, казался просто роскошным.
Держу пари, там есть душ, который выдает более чем три капли воды зараз! - приободрилась Джина.
Склонив голову, она стала осторожно пробираться по ухабам к незнакомому дому. Следовало, однако, взять темные очки: солнце слепило! Да и гардероб ее не слишком соответствовал здешним условиям. Пересекая пыльный двор на высоких каблуках, Джина угодила ногой в небольшую ямку и выругалась.
- Я смотрю, ваш словарь не изменился, хотя вы долго отдыхали. Полагаю, вам нужно спать больше четырнадцати часов.
Голос из вчерашнего кошмара восстановил ее равновесие. Она гордо выпрямилась и уткнулась глазами в мужскую грудь. Когда же подняла взгляд, то встретилась с насмешливыми синими глазами.
- Я поднялась около двух часов назад, мистер Данфорд, и большую часть этого времени провела в тщетных поисках компьютера.
- Зато вы нашли наконец душ. Прошлой ночью это, кажется, было самым большим вашим желанием. Впрочем, мы оба провели вчера бурный день, поэтому толком и не поговорили. - С глупой ухмылкой он смерил ее взглядом сверху донизу.
Потом поменял позу и сдвинул шляпу назад жестом, привлекшим ее внимание. Она отметила его отменное телосложение и крепкую стать; встреть Джина мистера Данфорда в костюме на обеде или деловой встрече, сначала проверила бы его левую руку, прежде чем потрясти правую. Ей пришло в голову, что она до сих пор не знает, каково семейное положение Пэриша. Как и любая женщина, она способна была оценить широкую грудь и длинные мускулистые ноги, обтянутые поношенными хлопчатобумажными брюками, однако ее прежние столкновения с синеглазыми австралийскими мужчинами выработали в ней иммунитет против их ярко-сексуальной привлекательности и грубоватого обаяния.
- Ну, - сказал он, растягивая слова, - напрягите мозги, и вы поймете, где находится этот компьютер.
Джина чуть не проболталась, что думала сейчас вовсе не о компьютере, но, к счастью, он отошел прежде, чем она совершила эту грубую ошибку. Она глядела ему вслед и...
- Да, кстати! - обернулся Пэриш. Джина поспешно отвела от него глаза.
- Не обижайтесь, - он подошел к ней, - но вы действительно одеты не по здешним условиям.
Можно подумать, она нуждается в его советах!
- Вы выскочили без шляпы, можете сгореть.
- Шляпы?
- Ага. Крем от солнца бесполезен: от него вы тут же начнете потеть. Сзади за кухонной дверью висит несколько шляп, какая-нибудь вам подойдет. Он стряхнул с руки грязь. - Если понадоблюсь, я безвылазно нахожусь во дворе, где клеймят скот. Счастливо найти компьютер.
При столь убийственном теле мозги у парня все-таки дохлые, решила Джина.
- Мистер Данфорд! - позвала она.
- Пэриш, - бросил он через плечо.
- Прекрасно! Пэриш, - согласилась она, торопясь догнать его, поскольку он и не собирался останавливаться. - Я потеряю время, если вы мне сейчас же не скажете, где он.
Он так резко остановился, что она почти налетела на него.
- Где что? Господи, помоги!
- Компьютер.
Он пожал плечами:
- Полагаю, в одном из ваших чемоданов, которые я затаскивал. Если нет, то, может, вы оставили его у Рона...
- Я не имею в виду свой. Конечно, мой - в багаже. Где ваш компьютер? Тот, который я должна программировать?
Его лицо стало совсем скучным.
- Хотите сказать, что потеряли его?
- Потеряла? Я никогда его и не находила! Я не...
Теперь возмутился Пэриш:
- Вы не привезли его с собой?
- Привезли... - До нее начато доходить. - Вы имеете в виду, что у вас даже нет компьютера?
- Конечно, нет! Будь он у меня, я бы не спорил с Элен о его установке. Я считал, что вы для того и приехали.
- Так! - Она повысила голос, пусть не думает, что только он раздражен. - Я намеревалась установить вам персональную программу. Я полагала, что у вас уже есть "железо". Есть компьютер, - поправилась она, когда он нахмурился. - Я специалист по программному обеспечению. Обычно "железо" уже поставлено к началу моей работы.
Пэриш возвел глаза к небу, что-то буркнул себе под нос, потом взглянул на Джину.
- Вы хотите сказать, - он нарочно разделял слова, словно говорил с идиотом, - что не настолько разбираетесь в компьютерах, чтобы поехать в Маунт-Айзу, купить его там и потом установить?
- Не смешите! Конечно, разбираюсь.
- Отлично. Тогда нет проблем. Берете "угу", отправляетесь в Айзу и покупаете все, черт побери, что вам нужно!
Джина открыла рот и... не нашлась что ответить.
- Идите к черту!.. И не смейте мне приказывать! Где Маунт-Айза?.. И какого черта я должна стоять здесь и выслушивать спесивого красавчика? задала она уже вопрос в пространство.
Пэриш не знал, что творится в ее голове, но движения яркого ротика вызвали у него некие приятные, хотя и рискованные мыслишки: не стоит ли и ему съездить в Айзу, поскольку вчера вечером гостья показалась ему вполне нормальной, а сегодня это неплохо было бы проверить!
- Если вам все равно, - сказала Джина наконец, - я лучше позвоню Элен, чтобы она выслала последнюю модель "Пентиума". Это займет пару дней, но зато я получу то, что нужно.
- Делайте, что вам будет угодно. Я даже примерно не знаю, что такое "Пентиум", поэтому остается поверить Элен, что вы дока, когда дело касается компьютера. То есть когда вы сможете его найти.
Она криво улыбнулась и вздернула бровь.
- Я отвечу вам, Пэриш. В последние несколько дней я убедилась, что доверие вашей сестры не всегда кому-то на пользу, особенно если дело касается организации поездки. Но уверяю вас, я действительно дока в своем деле.
- Это касается всего, что вы делаете... или только вашей работы?
Хотя пульс ее дрогнул от намека, скользнувшего в ленивых словах и хищном взгляде, Джина сдержалась и ответила прохладно:
- И того, и другого. Но хочу предупредить: если вы пытаетесь подцепить меня, то зря стараетесь - вы мне не нравитесь.
- Понятно, - явно забавляясь, усмехнулся Пэриш. - Другими словами, вы предпочитаете городских хлыщей провинциалам.
- До тех пор, пока вы будете так грубы, - ответила она и удивилась: какого черта она смущается? - Именно! Я предпочитаю мужчин воспитанных и утонченных!
Он ответил такой снисходительной улыбкой, что ей захотелось врезать по его нахальной роже.
- Спокойно, Джина. Если я решаю подцепить женщину, то делаю это открыто. Кроме того, вы тоже мне не нравитесь, - он еще раз смерил ее взглядом и покачал головой, - и у вас паршивый вкус.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
- Эй, Пэриш! Сколько пальцев я показываю?
Услышав голос Расти, Пэриш отступил от коня, которого расседлывал, и обернулся к приятелю. Обе руки Расти были заткнуты за пояс.
- Одна из шуточек, которую дети принесли из школы?
- Нет, проверка твоего зрения. - Расти был серьезен. - Ты сказал, что она нормальная.
- Я преувеличил.
- Но это же смешно! Приятель, она просто красавица!
Пожав плечами, Пэриш вернулся к коню.
- Дурачь кого другого, Данфорд! - продолжал Расти. - Она потрясающа, а ты что говорил? Или ты врешь, или ты идиот. Но врать вроде бы не в твоих привычках.
- Но я и не идиот. Не спорю, Джина хороша, но было бы недурно, если бы Господь Бог чуточку уменьшил ее гонор и хоть немного научил смирению. - Взяв седло, он направился в конюшню. - Эта городская штучка такого высокого о себе мнения, что ни в ком не нуждается!
Расти даже взвыл:
- Она тебя нокаутировала!
- Меня? Ха! Она не стала ждать никаких намеков! Я поплатился за одно только подозрение. - Он умышленно не сообщил о резонности подозрения, но и сказанное вызвало хриплый смех Расти. - Чего ты смеешься? Хорош друг!
- Прости, приятель. - Расти все еще трясся от смеха.
- Прощу, когда скажешь, в чем дело. Погоди, я догадался, - Пэриш театрально поскреб в затылке, - Линн просила тебя позвать Джину на обед.
- Ага. Значит, ты еще не совсем потерял интерес к женщинам! - заявил Расти и вдруг помрачнел.
- Расти, в чем же все-таки дело? Рыжий великан замотал головой:
- Да нет, может, и ничего, но...
- Но?..
- Ну, Линн ничего не говорит, ты же знаешь... Мне кажется, эта беременность изводит ее больше, чем предыдущие. - Он вздохнул. - Черт, может, просто жара всех доводит.
Зная Расти пятнадцать лет, Пэриш сразу понял, что дело серьезное.
Их дружба началась, когда в Данфорд-Даунсе, владении деда Пэриша, появился семнадцатилетний Расти, сразу ставший идолом четырнадцатилетнего Пэриша. Дружба сорванцов стала сущим бедствием для окружающих, но исключительно благотворно повлияла на Пэриша. Спустя четыре года, когда Пэриш с благословения деда решил попробовать себя на большой ферме на севере Квинсленда, Расти отправился с ним.
Там же, в Гальфе, им встретилась Линн. Пэриш начал было приставать к ней с разговорами, но она его не слышала: ее глаза сразу остановились на Расти Харрингтоне. Прошло двенадцать лет, у них уже было пятеро детей, а огонь любви все еще пылал.
- Когда она должна родить? - тихо спросил Пэриш.
- В начале сентября. Еще больше трех месяцев.
- А что, может случиться раньше?
Расти покачал головой, потом пожал плечами:
- Она так не думает. Говорит, все другие запаздывали, по крайней мере на неделю, и если все пойдет по плану, то она дотянет до конца ревизии.
- Ага. А когда в последний раз шло по плану?
Губы Расти сложились в неуверенную улыбку.
- Кажется, в первый раз.
- Тогда не стоит на это рассчитывать, - вздохнул Пэриш, понимая, что Расти хотелось бы услышать другое. - Слушай, Снэйк будет здесь через день-два, а пока держись. Я думаю, не выбраться ли тебе с Ли и детьми на юг на недельку? Дауне близко к Рокгемптону и... - Он замолчал, увидев, что друг мотает головой.
- Сам знаешь, это не пойдет: ей скоро рожать, и надо бы оставить ее к началу первой ревизии в Мелагре. Но ведь мы впервые в жизни получили финансовую поддержку; она так радовалась этому, что, наверное, придется привязать ее за юбку, чтобы удержать подальше от лагеря!
Пэриш улыбнулся. В прошлом году он, купив это имение, предложил Расти и Линн десять процентов доли в нем.
- Не бери в голову. Ее здоровье важнее какой-то чертовой ревизии.
- Ха! Скажи это Линн. Ведь она - помесь ирландца с мулом.
- Не уверен, что привязывание беременной женщины за юбку делает честь молодому папаше. Но... Ладно. Пусть все идет своим чередом, однако поклянись, что позовешь, если...
- ...роды слишком... - продолжил за него Расти. - Конечно, я скажу тебе.
- Ладно. Она может по своему обыкновению поднять скандал, но мы, если это будет нужно, вывезем ее отсюда, хотя бы и в фургоне для скота.
Разговор свернул на рингеров - скотоводов, которых они наметили пригласить на ревизию, потом Расти засобирался домой. В дверях он обернулся.
- Да, кстати, Пэриш, - сказал он, - когда мисс Нормальная спросила, как одеться к обеду, я ответил: как хотите. - Он ухмыльнулся. - Это на тот случай, если ты решишь напялить смокинг.
- Убирайся, бестия!
Минут через пятнадцать, когда Пэриш вошел к себе в кухню, его гостья как раз закончила телефонный разговор, и у него создалось такое впечатление, что Джина Петрочелли не заметила бы, если бы он случайно задел ее, проходя мимо.
Она была одета в длинное, до лодыжек, платье с длинными рукавами, а на ногах - короткие сапожки на шпильках, в которых можно отправляться на прогулку, только будучи не в своем уме. В ушах качались золотые обручи, а на руке болтался массивный браслет.
Когда он прошагал к холодильнику, она отреагировала так, будто он шел на нее в атаку. Какая, однако, уверенность в собственной неотразимости!
- Я устроила дело с компьютером, Элен его вышлет, - сообщила Джина.
- Жаль, вы не предупредили меня, что звоните Элен, я бы кое-что сказал ей.
- О, нет, это... была моя сестра. Я просила... - впрочем, ему не обязательно знать, что она просила прислать ей еще одежды, - прислать мою почту.
- Хотите пива?
- Нет, спасибо, я не пью пива.
- Я так и думал. - Он оперся на то, что напоминало холодильник. - К сожалению, у нас нет шампанского, но в буфете есть бутылка виски. На складе же - целый ящик. Ром тоже. Так что не церемоньтесь!
Он стоял близко от Джины, и она видела отблеск пота на его голой шее. Рубашка - в грязных полосах и мокрых пятнах пота. Казалось, он излучает силу и уверенность.
Пэриш поднес банку ко рту и сделал большой глоток, как те мужчины, вид которых когда-то так оскорблял ее.
- Спасибо, но я пас. - Она отступила назад. - И кстати, меня не будет здесь в обед, так что не нужно ничего для меня готовить.
Она даже подскочила, когда он поперхнулся в припадке веселья. Джина машинально стукнула его по спине. Он оттолкнул ее, все еще задыхаясь от хохота, даже слезы выступили у него на глазах, напоминающих кобальтовый шелк.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14