А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Лейбер Фриц Ройтер

Фафхрд и Серый Мышелов - 4. Мечи Против Колдовства


 

На этой странице выложена электронная книга Фафхрд и Серый Мышелов - 4. Мечи Против Колдовства автора, которого зовут Лейбер Фриц Ройтер. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Фафхрд и Серый Мышелов - 4. Мечи Против Колдовства или читать онлайн книгу Лейбер Фриц Ройтер - Фафхрд и Серый Мышелов - 4. Мечи Против Колдовства без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Фафхрд и Серый Мышелов - 4. Мечи Против Колдовства равен 188.38 KB

Фафхрд и Серый Мышелов - 4. Мечи Против Колдовства - Лейбер Фриц Ройтер => скачать бесплатно электронную книгу



МЕЧИ ПРОТИВ КОЛДОВСТВА


1. ШАТЕР КОЛДУНЬИ
Ведьма наклонилась над жаровней. Стремящиеся вверх струи серого дыма
переплетались со свисающими вниз прядями спутанных черных волос. В
отсветах жаровни можно было разглядеть ее лицо, такое же темное, угловатое
и грязное, как только что выкопанный клубок корней манцениллы. Полвека
обработки жаром и дымом жаровни сделали это лицо черным, морщинистым и
твердым, как мингольский окорок.
Сквозь расширенные ноздри и полуоткрытый рот, в котором виднелось
несколько коричневых зубов, похожих на старые пни, неравномерно
ограждающие серое поле языка, она с клокотанием вдыхала и с бульканьем
выдыхала дым.
Те струи дыма, которым удалось избежать ее ненасытных легких,
извиваясь, пробивались к провисшему своду шатра, покоящееся на семи
ребрах, изгибающихся вниз от центрального шеста, и откладывали на древней
недубленой коже свою крохотную долю смолы и сажи. Говорят, что если
прокипятить такой шатер после десятков или, предпочтительно, сотен лет
использования, то можно получить вонючую жидкость, вызывающую у людей
странные и опасные видения.
За обвисшими стенами шатра расходились во всех направлениях темные
извилистые аллеи Иллик-Винга, слишком разросшегося, грубого и шумного
города, восьмой и самой маленькой метрополии Земли Восьми Городов.
А наверху дрожали на холодном ветру странные звезды Невона, мира,
столь похожего и непохожего на наш собственный.
Внутри шатра два человека, одетых в варварские одежды, наблюдали за
колдуньей, скорчившейся над жаровней. Тот, что был повыше, с
рыжевато-белокурыми волосами, не отрывал от ведьмы мрачного,
сосредоточенного взгляда. Другой, пониже и одетый во все серое, с трудом
держал глаза открытыми, подавлял зевоту и морщил нос.
- Не знаю, от кого воняет хуже, от ведьмы или от жаровни, -
пробормотал он. - А может, так несет от самого шатра или от этой уличной
грязи, в которой мы вынуждены сидеть. Или, быть может, у нее живет дух
скунса. Послушай, Фафхрд, если уж нам нужно было советоваться с
какой-нибудь волшебной личностью, мы могли бы разыскать Шильбу или
Нингобля еще до того, как отправились из Ланкмара на север, через
Внутреннее море.
- До них было не добраться, - ответил высокий быстрым шепотом. - Ш-ш,
Серый Мышелов, по-моему, она впала в транс.
- Ты хочешь сказать, заснула, - неуважительно отозвался низкорослый.
Булькающее дыхание ведьмы начало больше походить на предсмертный
хрип. Ее веки затрепетали, приоткрывая две белых полоски. Ветер зашевелил
темные стены шатра - или, может быть, кожу трогали и теребили невидимые
духи.
На низкорослого это не произвело никакого впечатления. Он сказал:
- Я не понимаю, почему мы должны советоваться с кем бы то ни было.
Ведь мы же не собираемся совсем покидать Невой, как это было в нашем
прошлом приключении. У нас есть бумаги - я имею в виду кусок пергамента из
козлиной кожи - и мы знаем, куда мы идем. Или, по крайней мере, ты
говоришь, что ты знаешь.
- Ш-ш, - скомандовал высокий и добавил хрипло: - Прежде чем пуститься
в какое-то великое предприятие, по обычаю требуется посоветоваться с
колдуном или колдуньей.
Низкорослый, тоже перейдя на шепот, возразил:
- Тогда почему мы не могли посоветоваться с цивилизованными
колдунами? С любым добропорядочным членом Ланкмарской Гильдии Волшебников.
У него, по крайней мере, была бы поблизости парочка обнаженных девушек,
чтобы нашим глазам было на чем отдохнуть, когда они начнут слезиться от
рассматривания неразборчивых иероглифов и гороскопов.
- Хорошая ведьма, близкая к земле, гораздо честнее какого-нибудь
городского мошенника, вырядившегося в высокий черный колпак и усыпанную
звездами мантию, - упирался высокий. - Кроме того, эта колдунья находится
ближе к нашей ледяной цели и ее влияниям. А ты, с твоей городской страстью
к роскоши, ты превратил бы рабочую комнату волшебника в бордель!
- А почему бы и нет? - заинтересовался низкорослый. - Оба вида чар
одновременно.
Затем, ткнув большим пальцем в ведьму, он добавил:
- Близкая к земле, говоришь? К навозу будет гораздо ближе.
- Ш-ш, Мышелов, ты нарушишь ее транс.
- Транс?
Низкорослый еще раз тщательно осмотрел ведьму. Ее рот закрылся, и она
с присвистом дышала похожим на клюв носом, кончик которого, испачканный
сажей, пытался встретиться с выступающим подбородком. Откуда-то слышался
слабый высокий вой, словно где-то далеко были волки или где-то рядом были
духи, а может, это был просто странный отголосок ведьминых присвистываний.
Низкорослый презрительно приподнял верхнюю губу и потряс головой. Его
руки тоже слегка тряслись, но он старался скрыть это.
- Да нет, я бы сказал, что она просто накачалась до потери сознания,
- рассудительно прокомментировал он. - Тебе не следовало давать ей так
много опийной жвачки.
- Но в этом и заключается весь смысл транса, - запротестовал высокий.
- Накачать, подхлестнуть или каким-либо другим образом выгнать сознание из
тела и заставить его подняться наверх, в мистические высоты, чтобы с их
вершин обозревать земли прошлого и будущего, а возможно, и другого мира.
- Хотел бы я, чтобы те горы, которые будут перед нами, были просто
мистическими, - пробормотал низкорослый. - Послушай, Фафхрд, я готов
сидеть здесь на корточках всю ночь - или, по крайней мере, в течение еще
пятидесяти тошнотворных вдохов или двухсот занудных ударов сердца - чтобы
удовлетворить твою прихоть. Однако не пришло ли тебе в голову, что в этом
шатре может быть опасно? И я не имею в виду только духов. В Иллик-Винге
хватает проходимцев кроме нас, и некоторые из них, возможно, интересуются
тем же, чем и мы, и с превеликим удовольствием бы нас прикончили. А мы
здесь, в этой наглухо закрытой кожаной хижине, так же уязвимы, как олень
на фоне неба - или подсадная утка.
Как раз в этот момент вернулся ветер и снова начал щупать и теребить
стены, причем послышалось поскребывание, которое могли издавать кончики
раскачиваемых ветром ветвей или царапающие кожу длинные ногти покойников.
Кроме того, откуда-то доносились слабое ворчание и вой, а с ними -
крадущиеся шаги. Оба искателя приключений подумали о последнем
предупреждении Мышелова, посмотрели на кожаную дверь шатра, в щели которой
проглядывала тьма, и проверили, легко ли выходят мечи из ножен.
В это мгновение шумное дыхание ведьмы затихло, а вместе с ним исчезли
все остальные звуки. Ее глаза открылись, показывая одни белки - молочные
овалы, бесконечно жуткие на темном, похожем на сплетение корней, фоне
угловатого лица и косматых волос. Серый кончик языка полз вокруг губ,
словно большая гусеница.
Мышелов хотел было высказаться, но выставленная вперед увесистая
ладонью Фафхрда с растопыренными пальцами была более весомым аргументом,
чем любое "ш-ш".
Низким, но замечательно чистым, почти девичьим голосом ведьма
затянула:
Вас некой волшебной и смутною тайной.
Край мира замерзший влечет не случайно...
[здесь и дальше - стихи в переводе С.Троицкого]
"Ключевое слово здесь - "смутная", - подумал Мышелов. - Типичное для
ведьм пустословие. Она явно знает о нас только то, что мы направляемся на
север, а это она могла узнать у любого сплетника".
На север, на север вас путь уведет
Сквозь снежную пыль и убийственный лед...
"Опять то же самое... - мысленно прокомментировал Мышелов. - Но
неужели необходимо сыпать что-то на раны, пусть даже снег?! Бр-р-р!"
Завистливоглазых соперников стая
Вам вслед устремится, за пятки хватая.
"А, неизбежное запугивание, без которого не будет полным ли одно
предсказание!"
Но пламя опасности, словно купель,
Очистит вас... Рядом желанная цель!
"А теперь, очень своевременно, счастливый конец! О боги, самая глупая
проститутка из Илтхмара, читающая судьбу по руке, могла бы..."
- И вы обретете...
Что-то серебристо-серое промелькнуло перед глазами Мышелова, так
близко, что его очертания оказались размытыми. Не раздумывая, Мышелов
нырнул назад и вырвал из ножен Скальпель.
Острый, как бритва, наконечник копья, проткнувший стенку шатра,
словно бумагу, остановился в каких-то дюймах от головы Фафхрда, и был тут
же втянут обратно.
Их кожаную стенку пробил дротик. Его Мышелов отбил в сторону своим
мечом.
Снаружи поднялся шквал криков. Одни вопили "Смерть чужестранцам!",
другие - "Выходите, собаки, и дайте себя убить!"
Мышелов стоял лицом к кожаной двери, и его взгляд метался из стороны
в сторону.
Фафхрд, который отреагировал почти так же быстро, как и Мышелов,
наткнулся на слегка необычное решение стоящей перед ними запутанной
тактической проблемы: проблемы людей, осажденных в крепости, стены которой
и не защищают их, и не позволяют выглянуть наружу. Первым делом он прыгнул
к центральному шесту шатра и сильным рывком вытащил его из земли.
Ведьма, реакция которой тоже была подсказана солидным здравым
смыслом, бросилась ничком в грязь.
- Мы снимаемся с лагеря! - воскликнул Фафхрд. - Мышелов, прикрывай
спереди и направляй меня!
С этими словами он ринулся в сторону двери, неся с собой весь шатер.
Последовала быстрая серия небольших взрывов - это полопались не очень-то
прочные старые ремни, привязывающие кожаные стенки к кольям. Жаровня
перевернулась, рассыпая угли. Через ведьму Фафхрд перешагнул. Мышелов,
бегущий впереди, широко распахнул дверную прорезь, и сразу же ему пришлось
пустить в ход Скальпель, чтобы парировать удар меча из темноты. Другую
руку Серый использовал для того, чтобы держать дверь открытой.
Атаковавший головорез был сбит с ног и, возможно, слегка потрясен
тем, что на него напал шатер. Мышелов наступил на поверженного противника
и, как ему показалось, услышал треск ребер, когда Фафхрд проделал ту же
процедуру. Это было приятным, хотя и несколько жестоким штрихом. Затем
Мышелов начал кричать:
- Сейчас поверни налево, Фафхрд! Теперь немного вправо! Слева сейчас
будет аллея. Приготовься резко свернуть туда, когда я скажу. Давай!
Мышелов схватился за кожаные края двери и помог развернуть шатер,
когда Фафхрд крутанулся вокруг своей оси.
Сзади раздались крики ярости и удивления, а также пронзительные вопли
- похоже, их издавала ведьма, возмущенная пропажей своего дома.
Аллея была такой узкой, что края шатра цеплялись за дома и ограды.
Как только Фафхрд почувствовал под ногами неутоптанный участок грязи, он
сразу же воткнул туда шест, и друзья выбежали из шатра, оставив его
загораживать аллею.
Раздававшиеся сзади крики внезапно сделались громче, когда
преследователи свернули в аллею, но Фафхрд и Мышелов бежали не слишком
быстро. Было несомненно, что их противники потратят значительное время на
разведку и осаду пустого шатра.
Друзья вприпрыжку пробежали сквозь окраины спящего города к своему
лагерю, хорошо спрятанному вне городской черты. Их ноздри втягивали
холодный, бодрящий воздух, стекающий вниз, как через воронку, через самый
удобный перевал в скалистой цепи гор, носивших название Ступени Троллей и
отделяющих Землю Восьми Городов от обширного плато Холодной Пустоши,
лежащего на севере.
- К несчастью, эту старую даму прервали как раз тогда, когда она
собиралась сказать нам что-то важное, - заметил Фафхрд.
Мышелов фыркнул.
- Она уже спела свою песню, да только в итоге - нуль.
- Интересно, кто были эти грубые ребята и какие у них были мотивы? -
спросил Фафхрд. - Мне показалось, что я узнал голос того пивохлеба Гнарфи,
который чувствует такое отвращение к медвежьему мясу.
- Кучка подлецов, которые вели себя так же глупо, как и мы, - ответил
Мышелов. - Мотивы? С таким же успехом их можно приписать овцам! Десять
болванов, следующих за главарем-идиотом.
- Тем не менее, похоже, что кто-то нас не любит, - высказал свое
мнение Фафхрд.
- А разве это новость? - отпарировал Мышелов.

2. ЗВЕЗДНАЯ ПРИСТАНЬ
Ранним вечером, несколько недель спустя. Серые облачные доспехи неба
отлетели на юг, разбитые вдребезги и тающие, словно под ударами палицы,
которую окунули в кислоту. Тот же могучий северо-восточный ветер
презрительно сдул до того неприступную стену облаков на востоке, открывая
мрачно-величественную гряду гор, тянущуюся с севера на юг и резко
вырастающую из плато Голодной Пустоши, расположенного на высоте двух лиг,
- словно дракон длиной в пятьдесят лиг вздымал свою утыканную шипами спину
над ледяной гробницей.
Фафхрд, не новичок в Холодной Пустоши, рожденный у подножия этих гор
и в детстве немало полазивший по их нижним склонам, перечислял их названия
Серому Мышелову. Два друга стояли рядом на покрытом хрустящим инеем
восточном краю впадины, в которой они разбили свой лагерь, впадину эту уже
затопила закатная тень, но солнце, садящееся за их спинами, еще озаряло
западные склоны главных вершин, которые называл Фафхрд, - озаряло их не
романтическим розовым сиянием, а скорее чистым, холодным, вырисовывающим
все детали светом, так подходящим к страшной отчужденности гор.
- Посмотри как следует на первый большой подъем на севере, - говорил
Фафхрд Мышелову. - Эта фаланга угрожающих небу ледяных копий с проблесками
темного камня и сверкающей зелени зовется Пила. Дальше вздымается
гигантский одинокий зуб, словно сделанный изо льда и слоновой кости и
неприступный по любым здравым оценкам, - его называют Бивнем. Еще один
неприступный пик, еще более высокий, южная стена которого - отвесный
обрыв, взмывающий ввысь на целую лигу и отклоняющийся наружу у острия
вершины: это Белый Клык, где погиб мой отец; верный пес Гряды Гигантов.
- Теперь начни снова с первого снежного купола на юге цепи, -
продолжал высокий человек в меховой одежде, с волосами и бородой цвета
меди, с головой, больше ничем не прикрытой на морозном воздухе, таком же
спокойном на уровне земли, как морские глубины под бушующим штормом, - эту
гору называют Намек, или Давай. Выглядит она довольно невысокой, однако
люди замерзали насмерть, ночуя на ее склонах, и бывали сметены к своей
погибели неожиданными, как каприз королевы, лавинами. Затем гораздо более
обширный снежный купол, истинная королева рядом с Намеком-принцессой,
полусфера чистой белизны, достаточно высокая, чтобы подпирать крышу зала,
где соберутся все боги, которые когда-либо были или будут, - это Гран
Ханак, на которую первым из всех людей поднялся мой отец и покорил ее. Наш
шатровый городок располагался вон там, у ее подножья. Теперь от него, я
полагаю, не осталось и следа, даже и кучи мусора. Рядом с Гран Ханаком и
ближе к нам огромный столб с плоской вершиной, почти пьедестал для неба,
который, как кажется, сделан из снега с зелеными прожилками, но на самом
деле это все светлый, как снег, гранит, отшлифованный штормами: Обелиск
Поларис.
- И последнее, - продолжал Фафхрд, понизив голос и схватив своего
низкорослого спутника за плечо, - подними взгляд на гору, возвышающуюся
между Обелиском и Белым Клыком, со снежными косами, темными скалами и
снежной шапкой. Ее сверкающее подножие слегка скрыто за Обелиском, но она
на столько же выше своих соседей, на сколько они выше Холодной Пустоши.
Сейчас, когда мы на нее смотрим, она прячет за собой поднимающуюся луну.
Это Звездная Пристань, цель нашего пути.
- Довольно симпатичная, высокая, стройная бородавка на этом
отмороженном пятне на лике Невона, - согласился Серый Мышелов, пытаясь
освободить свое плечо из хватки Фафхрда. - А теперь, наконец, скажи мне,
приятель, почему ты в молодости не взобрался на эту Звездную Пристань и не
захватил сокровище, неужели нужно было ждать до тех пор, пока мы не нашли
ключ к этому кладу в пыльной, душной, охраняемой скорпионами башне в
пустыне, за четверть мира от этих гор - и затратили полгода, чтобы
добраться сюда.
Голос Фафхрда чуть дрогнул, когда он ответил:
- Мой отец никогда не поднимался на нее, почему же я должен был это
делать? К тому же, в Клаве моего отца не было легенд о сокровищах,
спрятанных на вершине Звездной Пристани... хотя была уйма других легенд о
Звездной Пристани, и каждая запрещала на нее подниматься. Люди называли
моего отца Нарушителем запретов Легенд и в мудрости своей пожимали
плечами, когда он погиб на белом Клыке... Честно говоря, моя память не так
уж хороша теперь, Мышелов, - я получил множество сотрясающих мозги ударов
по голове, прежде чем научился наносить удары первым... и к тому же я был
еще почти мальчиком, когда наш клан покинул Холодную Пустошь - хотя грубые
и суровые стены Обелиска были моей поставленной вертикально площадкой для
игр.

Фафхрд и Серый Мышелов - 4. Мечи Против Колдовства - Лейбер Фриц Ройтер => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Фафхрд и Серый Мышелов - 4. Мечи Против Колдовства на этом сайте нельзя.