А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Игнатьев Павел Алексеевич

Моя миссия в Париже


 

На этой странице выложена электронная книга Моя миссия в Париже автора, которого зовут Игнатьев Павел Алексеевич. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Моя миссия в Париже или читать онлайн книгу Игнатьев Павел Алексеевич - Моя миссия в Париже без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Моя миссия в Париже равен 196 KB

Моя миссия в Париже - Игнатьев Павел Алексеевич => скачать бесплатно электронную книгу



Игнатьев Павел Алексеевич
Моя миссия в Париже
Игнатьев граф Павел Алексеевич
Моя миссия в Париже
1 Так помечены ссылки на примечания.
*1 Так помечены ссылки на примечания к документам.
Аннотация издательства: В книге П.А. Игнатьева в художественной форме описаны операции русской военной разведки в Европе, непосредственным участником которых он являлся. В ней впервые публикуются секретные документы Второго бюро генштаба французской армии (военная контрразведка), раскрываются подлинные события противоборства разведслужб России и Германии в годы первой мировой войны. Книга вышла в Париже в 1933 году после смерти автора и на русском языке издается впервые.
Содержание
Предисловие к французскому изданию
Полковник граф Павел Игнатьев (биографическая справка)
Русская разведка во время войны
Эвакуация Львова (Лемберга)
Швейцарский гражданин
Вступление Румынии в войну
Артистическая пропаганда. Вступление в войну Болгарии
Первая поездка в Париж
Испанская танцовщица
Мисс Дэзи
Организация Франческо
Друг Эммы
В России с октября по декабрь 1916 года. Предвестники революции
Николай II и сепаратный мир
Наш сотрудник Милич
Летчик Зозо
Фабрикант зонтиков
Львовские укрепления
Портфель дипломата
Конец нашей службы
Французская разведка о деятельности графа П. А. Игнатьева (документы)
Комментарии и приложение
Предисловие к французскому изданию
В последнее время появилось много книг о разведке и контрразведке в дни [первой] мировой войны: однако эти произведения принадлежат перу руководителей спецслужб, агентов или даже просто писателей, получивших в свое распоряжение документы: все они - англичане или французы. До сего дня не последовало никаких публикаций с русской стороны. Что произошло у русских? Каково было истинное положение в их армии? Какими организациями они располагали? Все эти события окутаны глубокой тайной, а их история не написана.
Сегодня приподнимается уголок этого покрывала. Страницы, которые вы прочтете, - иногда забавные деталями и изобретательностью, которые проявили русские руководители в различных сложных обстоятельствах, - полны бесконечной грусти. Они рисуют нам армию без оружия и боеприпасов, лишенную всего необходимого, вынужденную сражаться холодным оружием. Сегодня мы лучше понимаем отчаяние, охватившее массы людей, и легкость, с которой они отказывались от выполнения своего долга.
Автор книги - полковник Российского Генерального штаба граф Павел Игнатьев, который был начальником контрразведки сначала на австрийском фронте, затем в Париже и который умер в нашей столице в декабре 1930 года. Мне выпало большое счастье и удовольствие быть одним из его близких друзей. Очень часто он заглядывал ко мне вечерком, чтобы обсудить происшествия дня. Весьма скромный, он никогда не выпячивал свою роль и хранил полное молчание относительно серьезных событий, в которых был непосредственно задействован Безупречный джентльмен, абсолютно порядочный человек, он вызывал симпатию. Поэтому я был сражен его кончиной, последовавшей после непродолжительной болезни. Русская национальная партия потеряла в его лице активную силу, которая проявила бы себя наилучшим образом среди прочих сил в ходе близящихся событий.
Его супруга, графиня Игнатьева, по праву пекущаяся о доброй памяти своего мужа, благоговейно собрала его разрозненные заметки, написанные на русском языке. Вместе с сестрой, г-жой Кривцовой, она перевела их и оказала мне честь - доверила доработку этих страниц.
Я сохранил нетронутым французский текст, ограничившись исправлением описок и некоторых временных глагольных форм. Другими словами, произведение полковника сохранено целиком, с его быстрым темпом повествования и солдатской четкостью изложения. Оно должно послужить суровым уроком для всех правительств, которые, позволяя идеологии разрушения увлечь себя, забывают свой высший долг: исправить до мельчайших деталей допущенные ошибки и восполнить понесенные потери.
Мы сами чуть было не стали жертвами этих жалких идей и демагогов, бывших их выразителями. Между ними и предателями была весьма тонкая линия раздела Не будем повторять их ошибку, воображая, будто мы в одиночку можем исправить человечество. Восстанавливая вновь эти печальные события, полковник граф Павел Игнатьев оказывает тем самым услугу Франции, которую он так любил.
Эжен Юнг,
бывший вице-резидент Франции в Тонкине, литератор.
Полковник граф Павел Игнатьев
(биографическая справка)
Автор этих мемуаров принадлежит к одной из наиболее знатных фамилий прежней России. Его дядя, генерал Николай Игнатьев1, видный и широко известный дипломат, был русским послом в Константинополе. Он из тех, кто подписывал знаменитый Сан-Стефанский мирный договор в 1877 году, положивший конец русско-турецкой войне и провозгласивший независимость Болгарии.
Его отец, генерал граф Алексей Игнатьев, на момент рождения сына Павла командовал гвардейским кавалерийским полком в Санкт-Петербурге, полковником которого была жена императора Александра II императрица Мария Федоровна. Через некоторое время граф был назначен Сибирским, а затем Киевским генерал-губернатором. Отозванный впоследствии в столицу, он стал членом Высшего Государственного совета. Убежденный монархист, известный своей абсолютной преданностью императорской фамилии, он был убит эсером Илирским 9 декабря 1906 года во время выборов губернского предводителя дворянства в Твери1.
Мать графа Павла Игнатьева - урожденная княгиня Софья Мещерская. Она проживает в Париже. Сам полковник женат на г-же Левис оф Менар, урожденной Вен-гловской.
Граф Павел Игнатьев родился 31 декабря 1878 года в Санкт-Петербурге Он блестяще закончил Киевский лицей, затем учился в Петербургском университете, где получил диплом лиценциата права. Военную службу проходил в лейб-гвардии гусарском полку в Царском селе, где выдержал экзамен на офицерский чин. В 1906 году поступил в академию Генерального штаба, которую закончил офицером генштаба. После объявления войны командовал 2-м эскадроном лейб-гвардии гусарского полка и в этом качестве участвовал во всей Восточно-Прусской кампании3. В одной из стычек с германцами рядом с ним был убит офицер того же полка, великий князь Олег Романов4, ставший первой жертвой войны в императорской фамилии Во время отступления полк чуть было не утонул в тине, окружающей Мазурские озера. Благодаря смелости и хладнокровию великих князей Игоря (убит во время революции) и его брата Гавриила5, находящегося в настоящее время во Франции, большая часть людей была спасена.
Сразу после отступления граф Павел Игнатьев был назначен помощником начальника штаба 2-й кавалерийской дивизии и произведен императором в полковники в знак оказанных услуг.
Вынужденный уйти со строевой военной службы из-за серьезного повреждения ноги, он был направлен в штаб Юго-Западного фронта, где занимался вопросами контрразведки. Оттуда в декабре 1915 года прибыл во Францию для создания разведывательной службы в интересах русской армии Через некоторое время возвратился в Санкт-Петербург, затем снова прибыл в Париж в качестве начальника Русской миссии в Межсоюзническом бюро при военном министерстве Франции.
В книге описаны различные эпизоды до сих пор неизвестной истории этой службы, о которой нам рассказывает полковник.
Русская разведка во время войны
После окончания мучительной трагедии прошли годы. Я меланхолично перечитываю газетные статьи, посвященные событиям, в которых должен был по приказу сыграть свою роль и которые могли бы послужить победе нашей дорогой Русской армии. Увы! У нас слово "ничего" имеет такое же значение, как "мактуб" (судьба) у арабов. Это не гальванизация энергии, скорее наоборот. Результат налицо. Моя Родина подпала под власть космополитических подонков. Проснется ли она когда-нибудь вновь? Увидит ли она снова берега Балтики? Никто не знает.
Я решил опубликовать свои дневники. Они покажут то, что неизвестно публике: тогдашнее состояние нашей армии, беспорядок, царивший повсюду, за исключением отдельных штабов, руководители которых были замечательными офицерами, и наконец, отсутствие воли и умения руководить у людей, стоявших у власти. Упомяну также о нескольких характерных эпизодах повседневной борьбы, которую вел против наших врагов. Однако сегодня я пока еще не могу рассказать все. Приютившая нас Франция может пострадать от этого, поскольку каждый день на шахматных досках всего мира разыгрываются важные политические партии, и отдельные разоблачения могли бы иметь нежелательные последствия. Не буду также раскрывать никаких имен, за редким исключением и в тех случаях, когда это не будет иметь определенного значения. Те, кто были секретными сотрудниками и моими преданными друзьями, могут быть уверены в моей скромности. Я сохранил глубокую благодарность к ним, поскольку видел их в деле, презирающими опасность, храбрыми до безрассудства, видел в той трудной роли, которую они играли для меня.
Из этих страниц читатели поймут, сколько нужно было иметь хладнокровия, присутствия духа и незыблемого спокойствия, чтобы доводить до конца дела, в которых мои друзья действовали изолированно, без моральной поддержки и чувства локтя, без поддержки сражающейся армии. Один на один с дамокловым мечом, постоянно висящим над головой, с расстрельным взводом или коротким револьверным выстрелом, от которого он исчезнет навсегда, оставался неизвестный герой этой жаркой, скрытой, таинственной и беспощадной борьбы.
Я видел не только парадную сторону этих тайных поединков, о которых не сообщалось ни в одном коммюнике, но также и их изнанку.
Для непосвященных следует сказать, что разведывательная служба состоит из двух частей: разведки и контрразведки. Разведка собирает поступающие к ней сведения о военном, экономическом и моральном состоянии противника, сведения, которые в целом собираются на национальных территориях противника или в нейтральных странах. Контрразведка, напротив, действует исключительно на территории заинтересованной страны, которая стремится обеспечить собственную безопасность и разоблачить агентов противника, действующих в ней.
В начале войны я получил под командование кавалерийский эскадрон и принимал участие в Восточно-Прусской кампании. Позднее я был назначен начальником штаба кавалерийской дивизии. После ранения лежал в госпитале г. Ковно, где мне была вручена телеграмма следующего содержания: "Полковник Игнатьев, вам приказано немедленно явиться в штаб Юго-Западного фронта".
Чего от меня хотят? Собираются ли разлучить меня с солдатами, с которыми я прожил четырнадцать лет и которых война, ее опасности и лишения сделали мне еще дороже? Я с грустью перечитал эту телеграмму.
Генерал Алексеев6 принял меня весьма любезно.
- Полковник, - сказал он, - мне нужен офицер штаба, умеющий говорить и писать на иностранных языках. Вы один из них, не правда ли?
- Так точно, ваше превосходительство.
- Какими языками владеете?
- Французским, английским, немецким, итальянским и немного испанским.
- Великолепно. Представьтесь завтра утром генерал-квартирмейстеру штаба генералу Дитерихсу7.
Я откланялся, а утром был на встрече. Вошел, все еще хромая, в большую комнату лицея, превращенную в рабочий кабинет, где обосновался штаб. Генерал Дитерихс, который впоследствии сыграл столь важную роль в Сибири, во время гражданской войны, пошел мне навстречу. С любезной улыбкой и явной симпатией, он поинтересовался моим ранением, и его приветливость, столь редкая у наших высших военачальников, сильно меня растрогала.
- Дорогой полковник, - сказал он, - счастлив видеть вас вместе с нами. Но я оторвал вас от ваших солдат. Без сомнения, вы об этом очень жалеете, однако мне нужен штабной офицер с вашими способностями, поэтому у меня особые виды на вас. Пока вы будете прикомандированы к разведывательной службе.
- Но, ваше превосходительство, я не знаю этого рода работы и боюсь, что не смогу быть полезным.
- Не пугайтесь заранее, это не так сложно. Через три недели вы будете в курсе дела.
Я ушел от молодого генерала, покоренный его благожелательностью и вежливостью и счастливый от того, что мне придется служить под его началом. Однако я был немного растерян, задавая себе вопрос: на какую же должность меня назначат? Эти довольно мрачные мысли скоро развеялись. Шел май 1915 года, и солнечный весенний день согревал сердце. Кроме того, мои товарищи оказали мне такой прием, что всякие грусть и заботы улетучились.
Бюро состояло из начальника и нескольких офицеров. Начальником был молодой, однако весьма способный, полковник Москов, который переходил от нас к генералу Алексееву. Два молодых офицера целый день занимались расшифровкой телеграмм, поступающих со всего фронта. Три подполковника находились в постоянных разъездах по делам, которых я вначале не понимал. Один доброволец, бывший чиновник на пенсии, знавший венгерский язык, дополнял персонал: он был поглощен зашифровкой телеграмм. В начале революции этот несчастный был зверски убит толпой. Что же касается жандармского полковника Н., то он занимался контрразведкой.
Что меня удивляло первое время, так это количество ложных донесений, поступающих к нам. В каждом еврее подозревали шпиона. Могу утверждать, что 90 процентов этих доносов заслуживали корзины для бумаг, однако крайне добросовестный полковник желал сам все изучить и проверить. Штаб фронта, как правило, основывался на сведениях авиаразведки или на данных, полученных от военнопленных, показания которых порой были весьма интересными. Когда они исходили от чешских офицеров, то имели высшую ценность. Я в этом убедился сразу же после моего поступления на эту службу.
Наши войска только что взяли в плен несколько тысяч австрийских пленных, среди которых находился один командир батальона, чех по национальности. Он выразил желание быть выслушанным офицером штаба без свидетелей. Я приказал доставить его в мой кабинет.
- Садитесь, майор, - сказал я. - Вот папиросы. Изложите все, о чем вы хотели рассказать.
Майор достал бумажник из кармана и вынул какие-то документы.
- Извольте, г-н полковник.
Я прочел.
- Как вы видите, я чех по рождению, и это позволит вам лучше понять мое поведение.
Затем, разворачивая военные карты, он объяснил мне, как случилось, что он попал в плен и сдал свой батальон, офицеры которого почти все были австрийцами. Я допросил его о группировке войск противника и предложил показать на карте их расположение, а также рассказать мне о замыслах командования.
- О, г-н полковник! - сказал он в заключение, - вы не догадываетесь о чувствах, которые движут чехами. Мы испытываем к своим угнетателям жестокую ненависть, но что бы мы ни делали, не сможем причинить им такое же зло, какое они причинили нам. Мы хотим быть свободными.
Я искренне его поблагодарил. Гораздо позднее, в Париже, поддерживая постоянные связи с высокопоставленными чешскими деятелями, находившимися во Франции в качестве беженцев, я вспомнил о своей беседе с майором и лучше понял силу национального чувства, которое владело им.
Мало-помалу я освоил разведслужбу. И вскоре получил в подчинение двух офицеров-пограничников, которые сохранили связь с контрабандистами, обосновавшимися вдоль австрийских границ. Так как в то время разведчикам III армии не удавалось больше получать сведений о вражеских позициях, нужно было как можно быстрее исправить это положение. Жандармский полковник Р. и я решили обратиться за помощью к контрабандистам.
Наши боевые позиции и позиции противника разделялись небольшой рекой, берега которой густо заросли лесом. Мы собрали солдат, и после долгих обсуждений они решили, что двое из них попытают удачи. Они изучили местность в дневное время, чтобы узнать, в каком направлении легче пробраться.
В полночь небо затянуло тучами и начался дождь. В окопах прямо перед нами царила полнейшая тишина. Два наших солдата в сопровождении товарищей, дававших последние наставления, бесшумно скользнули в реку. В течение времени, необходимого для переправы, я и мой коллега испытывали сильное беспокойство; мы ожидали тревоги. С рассветом заволновались еще больше: река была пуста.
Отдав распоряжения командиру батальона, оборонявшего свой сектор, мы отошли недалеко в тыл, чтобы обсудить обстановку с товарищами.
- Ваше мнение? - спросили мы их.
- Вашему высокоблагородию нечего бояться.
- Тем не менее эта непонятная тишина, эта задержка...
- Остап и Василенко - ловкие и хитрые. На наш взгляд, они где-нибудь спрятались и ждут ночи, чтобы воротиться.
- Хотелось бы вам верить, но...
Я и полковник Р. обменялись тревожными взглядами. Что делать? Прошел день, долгий и полный беспокойства. Наступила ночь, мы приблизились к реке, и вдруг на ее гладкой поверхности появились две тени. Это были разведчики.
- Извините нас, - сказали они, - но этой ночью мы припозднились из-за погоды.
- Расскажите все, однако сначала переоденьтесь.
Контрабандисты стали избавляться от массы бумаг и нескольких портфелей, отделения которых были набиты документами, а затем стаскивать австрийские шинели, в которые были переодеты. Они отошли на время в сторонку, чтобы сменить одежду. Наконец умытые, высушенные, ублаготворенные доброй чаркой водки, они рассказали нам о своей экспедиции.
- Когда мы переправились на другой берег, все спали, даже часовые, и мы смогли беспрепятственно пересечь вражеские окопы. Это была настоящая прогулка. Мы продолжили наш путь в тыл и пришли в небольшую деревушку, самый большой дом которой был частично освещен. Слушая долетавшие оттуда шум и слова, мы поняли, что это штаб полка и что все собрались там после ужина в большом зале. Денщики собирались пьянствовать в своей компании. Тогда мы, словно воры, воспользовавшись приоткрытым окном в неосвещенной части дома, проникли внутрь. Тут и там валялись шинели офицеров и их сумки. Мы перерыли и забрали все, а также те бумаги, что лежали на столах в этой комнате, которая была, без сомнения, канцелярией. Накинув на плечи австрийские шинели и надев кепи, мы вышли.

Моя миссия в Париже - Игнатьев Павел Алексеевич => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Моя миссия в Париже на этом сайте нельзя.