А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мы с вами еще встретимся, но ваша карьера с этого дня, нарушена. Идите.
Я произвел переполох в доме Джеймса Морисона
- Алекс, Боже какой вы ослепительный! - запрыгала вокруг меня Мариам Пойдемте я познакомлю вас с мамой и гостями.
- Мама, это Алекс. Я тебе о нем говорила.
- Здравствуйте, Алекс. Эта скверная девчонка ни как не научиться представлять гостей. Зовите меня- Софи. Мариам отведи Алекса к гостям.
- Идемте, Алекс, - Мариам потянула меня к дверям гостинной.
- Девочки, идите сюда! Посмотрите, кого я привела! Это Алекс. Русский офицер. Гроза морей и победитель касаток. Он недавно, подрался с касаткой и она его ранила. Алекс покажи руку.
Девушки обступили меня и рассматривали как диковину. Как будь-то они ни когда не видели русского мужчину.
- Вы правда дрались с касатками? - запищала красивая кукла с головкой Барби.
- Да.
- А мой брат ездил в Серенгети и убил двух львов.
- Он мужественный человек, мисс.
- А на вас осьминог нападал? - спросила тощая, декольтированная девица.
- Да. Мы его потом съели.
- Вы деретесь под водой с ножом? - спросила берберочка, в национальном костюме.
- Иногда, но в основном, руками.
- Хватит, Алекс. Пойдемте я вас представлю другим гостям, - потянула за рукав Мариам.
Других гостей, было не так уж много и я быстро перецеловал ручки дамам, измял руки мужчинам и выслушал массу комплементов по поводу моей раны и битв с касатками, благодаря Мариам. Представление закончилось - появился новый гость и Мариам понеслась к нему, бросив меня перед холеным, благоухающим лосьоном и духами мужчиной.
- Профессор Девид Перри, - представился он - Ихтиолог. Изучаю морскую фауну в Набель.
- Капитан-лейтенант Александр Новиков. Служу здесь в Бизерте.
- Я услышал краем уха, что вы встречались на море с касатками и даже одна вас ранила. Меня очень заинтересовало это сообщение, не могли бы вы уделить мне пару минут и поговорить об этом.
- Хорошо, давайте поговорим.
- Расскажите. Как вели себя касатки перед нападением?
- Весьма странно. Они собрались группой. Метались из стороны в сторону, потом появилась очень большая касатка и все, вроде, изменилось.
- Что именно? Пожалуйста, не упустите ни одного момента.
- Ну касатки, как-то организовались, что-ли. Две пошли кружить вокруг нас, а остальные, сбились в клин и пошли в атаку.
- Так, так. Вам не показалось что-то странное в их поведении?
- Показалось. Мне показалось, что все касатки подчинялись приказам вожака и тот умело организовал нападение. Обычное нападение касаток или акул хаотично, а эти нет. И еще, касатка впервые ударила меня хвостом, чего тоже ни когда не было.
- А вы раньше подвергались нападению касаток?
- Да. Один раз. Тогда мы подранили двух касаток и ушли в камни.
- И что потом?
- Касатки уничтожили двух своих кровоточащих товарищей, а на нас не нападали, хотя подходили вплотную. Они нападают на скорости и переворачиваясь, а в тех камнях этого не сделать.
- А как вы их ранили?
- Кинжалами, конечно. С помощью товарищей. Мы сбились в когорту, плечо к плечу. Это их и подвело. Они поднесутся и разворачиваются к нам брюхом, тут и попадают под удары кинжалов.
- Очень интересно. Если будете в Нобеле, приходите ко мне. вот моя визитка.
Он дал мне кусок картонки. Появилась Мариам.
- Вот вы где? Познакомились уже. Мистер Перри, я утащу у вас Алекса. Сейчас танцы и я хочу с Алексом исполнить первый тур вальса. Кстати Алекс, вы умеете танцевать вальс? Прекрасно. Вы сегодня будете моим кавалером и не возражайте.
Вечер прошел удачно. Я не отходил от Мариам.
"Павлов" вернулся, проведя удачную операцию. Афанасьев готовил новую, теперь на побережье Испании. Как всегда всю черную работу делаю я.
Все начинается с Туниса. Напротив порта Сфакс есть острова Керкенна. В этом районе гидрофонов нет. Сюда и направляется "Павлов" за грузом. Не доходя до островов мили 3, из брюха корабля выползают две минилодки, а "Павлов" идет с дружеским визитом в Сфакс. Подлодки подходят к островам, где их ждет рыбацкая шхуна. Она сбрасывает 2 бочки, емкостью 250 литров, которые подлодки и забирают.
Сама минилодка, как бы разделена на 2 части: грузовую и двигательную. В грузовой две кабины. Одна для капитана лодки, другая для груза или другого человека. Обычно, во вторую кабину ставят бочку и запирают ее люком. Если груза нет, вторую кабинку заполняют водой для равновесия лодки.. Двигатель весит 350 килограмм и уравновешивает грузовую часть. Снизу лодки два длиннющих баллона сжатого воздуха. В лодку вделаны две емкости по всей длинные по бокам, для погружения.
Так вот, бочку загрузили на лодку. Лодки ушли под воду и пошли на место встречи с "Павловым". "Павлов" возвращается с Сфакса и втягивает в свое брюхо лодки на месте встречи.
Мы шли за Барселону в залив Розас. Не доходя до Барселоны мили 3, группа из трех пловцов ушла тралить под воду. Мы плыли в линию, не отрываясь друг от друга на расстоянии около 7 - 10 метров, перемигиваясь фонарями. Правый засигналил - внимание. Прислушиваюсь. В наушниках слабо запел зуммер, поворачиваю голову в право, зуммер загудел больше. Мы дружно поворачиваем в право и через 5 минут нарываемся на гидрофон.
Это поплавок - капсула полтора метра длинной и в диаметре 200 миллиметров. Чтоб она не металась по волнам, тонкий трос с якорем держат его на дне. Разбирать капсулу нельзя - будет взрыв.
Мы откусываем трос и антенну. Теперь пусть плывет куда угодно, она безвредна.
В заливе чисто и мы уже собирались обратно, когда перед нами мелькнула касатка. Я показываю фонариком в направлении к побережью. Мы спешно работаем ластами в направлении к берегу. За первой касаткой появилась вторая, которая проплыла в метрах трех от меня. Не снижая скорости, мы сблизились и вытащили кинжалы. Перед носом появилось еще две. Пока все мирно, но мы уже плывем в эскорте. Дно стало подниматься. Среди касаток начался переполох. Они начали организованно выстраиваться в линию сзади нас. Наши головы выскочили на поверхность воды и мы по пояс очутились на твердом грунте.
Я срываю нагубник и бегу к берегу до которого метров 50. Ласты очень мешают, на секунду задерживаюсь и сбрасываю их назад в море. Плавники касаток мелькают в метрах 15. Как пуля несусь к берегу, рассекая проклятую воду. У меня такое ощущение, что пасть касатки у ноги, я подпрыгиваю и делаю рывок телом в право. Нога при приземлении подскальзывается в гальке и я падаю на бок. Что-то скользкое проноситься вдоль тела и сильный удар хвостом выбрасывает мое тело на выступающий камень.
Я стою на берегу и с ужасом смотрю на прибрежный пляж. Шесть извивающихся тушь, лежат на гальке. Один из моих ребят стоит спиной к обрыву берега, другой лежит напротив пасти касатки. У него откусана нога по щиколотку и из лохмотьев резины и человеческого мяса, бьет кровь. Другая нога, с ластом, находиться в 30 сантиметров от разевающейся пасти. Шок проходит, я срываю шлем и бегу к пострадавшему. Оттаскиваю его ближе к откосу и подняв здоровенный камень, подхожу к касатке. Она злобно смотрит на меня, все время разевая пасть. С яростью опускаю камень на голову касатке. Камень отпрыгивает в сторону, глаза по прежнему сверлят меня.
Я подхожу к раненому, снимаю с него акваланг и срезаю с него ремни. Ремнями перетягиваю ногу и вытащив аптечку, заматываю культю бинтами.
Нужен катер или лодка, что бы вытащить раненного на борт "Павлова". Я снял акваланг и костюм и оставив ребят, двинулся по берегу к Кадакссу.
Когда я обогнул мыс, то увидел в 300 метрах от берега лодку с двумя рыбаками.
- Э..Э..Эй! - заорал я.
Испанского я не знал и закричал по английски.
- Мне нужна помощь.
- Хэлп, хэлп, - закивала голова в лодке и там зашевелились, собирая снасти.
Мы подплыли к месту катастрофы и рыбаки с ужасом и восхищением рассматривали громадных рыбин, вяло пошевеливающих плавниками. Мы договорились жестами и корявым языком, что за хорошую плату, рыбаки с двумя моими ребятами отплывут на милю от берега, а я приплыву с большим кораблем и возьму раненого на борт. Опять натянул костюм, акваланг и взяв ласты, выброшенные на берег, ушел в море. Только через два часа я услышал в наушниках шлема зуммер маяка "Павлова" и через час, первый раз нарушив все инструкции, мы подошли к берегу и сняли с рыбацкой лодки своих людей.
Афанасьев, в этот раз, внимательно изучил рапорт.
- Не могу понять, почему рыбы любят только вас?
- Я в море заметил одно судно под тунисским флагом, в этот и тот раз. Названия прочесть не смог.
- Причем здесь судно? Касатки напали на вас, а не на судно.
Я дипломатично промолчал.
- Пожалуй, я съезжу с вами на следующую операцию.
Я сидел в таверне и пил пиво, когда нежный аромат духов, обрушился на меня. Ко мне подплывала белым платьем Мариам.
- Алекс, здравствуй дорогой. Мне папа сказал, что ты здесь и я решила встретиться с тобой.
- Хочешь пива? - я протянул ей банку.
Она заколебалась. Присела на стул.
- Вообще-то, дай попробовать. Я даже в Кембридже не пила этой гадости. Но сейчас хочу узнать, почему все европейцы так его любят.
Она храбро хватила пол банки.
- Ни чего особенного, - она поморщилась - Как у тебя со временем? Знаешь кто приехал? Девид Перри. У него шикарная яхта. Он пригласил меня и тебя к себе покататься. Так ты, как?
- Я то не против, но как мои командиры, не знаю. У нас очень сложно, выпустить с базы кого-либо в город. Вот что, я позвоню от сюда на базу и попытаюсь решить вопрос.
Я помчался к стойке и попросил телефон.
Афанасьев благосклонно отнесся к мысли продлить мне отпуск на двое суток, пообещал пробить все инстанции, но сделать его сегодня же. Правда при этом, обозвал нехорошо и меня, и Мариам, и яхту.
Яхта была шикарна. Как только мы с Мариам прибыли на нее, она отчалила в море.
После приветствия, Перри сразу пояснил цель маршрута.
- Обогнем мыс Эт-Тиб и ко мне, в Набель.
- Девид, мы оказывается не одни, здесь еще есть гости.
Из двери каюты показалась женская фигура.
- Прости, Мариам. Сейчас я представлю вам своих друзей. Это Альма. Знакомьтесь.
До чего бывают чудесными эти арабские женщины. Тоненький носик, большие черные глаза, аккуратненькое лицо. Прелесть.
- Альма, это Мариам, а это - Алекс. Селим! - закричал Перри в дверь.
Из каюты вышел стройный мужчина в трусах. Его густые волосы торчали ежом, а нижнюю часть худощавого лица украшали усы.
- Это мой помощник - Селим. Умница. Селим, это наши гости, Мариам и Алекс.
Я и Мариам разделись до пляжных костюмов и наша группа уселась и улеглась на палубе носовой части.
- Вы не встречались больше с касатками, Алекс? - спросил Девид.
- Встречался.
- Противный, почему ты не говорил мне об этом? - ущипнула меня за руку Мариам.
- У нас с тобой всегда так мало времени, что все новости мы ни как не успеваем рассказать друг другу.
Альма улыбнулась.
- Вы опять с ними подрались, Алекс? - Девид с интересом смотрел на меня.
- Пришлось. Вернее, они подрались со мной.
- И в чью пользу?
- Шесть касаток, на одного раненого.
- Вы их что? Всех шестерых убили? - с удивлением смотрел Селим.
- Только одну, самую кровожадную. Остальные за ней вылетели на пляж и достались рыбакам.
- А ранение тяжелое? - спросила Альма, - Это ваш товарищ?.
- Ранение тяжелое. Моему товарищу, касатка откусила ногу.
Женщины ахнули. Селим задумчиво смотрел вдаль.
- Он три часа находился без медицинской помощи, - продолжал я - С трудом спасли его.
- А как они в этот раз себя вели? - Давид пересел поближе ко мне.
- Изменили тактику. Пошли цепью. В несколько рядов. Первый ряд остался на пляже, остальные сразу исчезли.
- Господи, какие страсти, - изумилась Альма.
- А мы вас немножко удивим, когда придем в Набель. Правда Селим? Обернулся Давид к Селиму.
- Да, пожалуй стоило бы удивить.
Дальше понеслась светская беседа и ненужный треп для заполнения времени.
До Набеля мы не дошли, так километров 30 и вкатились в маленький прибрежный городок Корба. Меня действительно удивили. Там находился институт флоры и фауны Средиземного моря. Большие прибрежные участки моря были поделены на квадраты, где резвились сотни рыб. Длинные мостки бежали по воде в сторону далекой дамбы, защищающей полигон от шторма и кончались маленькими домиками.
Девид водил нас по мосткам показывая своих питомцев.
- А здесь у нас изучаются касатки.
Большие рыбины проплывали мимо решетки, вызывая у меня отвращение.
- Мы работаем с ними и кажется не плохо. Особенно отличился Селим, он добился контакта. Правда Селим?
- Да. Я добился того, что касатки слушаются меня.
- С помощью электроники? - закинул я удочку.
- И с ее помощью тоже.
- Значит вы некоторых оперируете?
- А вы оказывается не наивный офицерик, как я думал сначала, - поглядел на меня Селим, - Вы понимаете даже больше, чем я ожидал.
- Из этого показа, я понял две вещи. Первое. Все мои мучения на море, эта кровь, эти убийства - ваших рук дело. И второе. Вы мне умышленно показали все это, пытаясь меня запугать. Не могу понять зачем?
Все молчали. Мариам с удивлением глядела на Селима.
- Ребята, вы с ума сошли. Неужели это правда? Девид, это же убийство людей. Боже, какой кошмар.
- Как ты думаешь Мариам, есть ли справедливое убийство? Представь, Европа корчиться от наркотиков. Гибнут десятки молодых людей, калечиться жизнь тысячам. А источник один, молодой офицер, тоннами перекидывающий это зелье несчастным людям. Он неуловим, его не могут уличить. Общественность и полиция просят нас, помогите, и мы пришли к такому варварскому методу.
- То есть, вы хотите его убить?
- Это бесполезно. Нужно оперировать корень, а не отросток. Мы не хотим ни кого убивать и для этого пригласили Алекса, чтобы он понял, чем занимается он и его руководители. Мы хотим, чтоб он одумался и помог нам избавиться от этого кошмара.
- Я что-то недавно слышал такую же фразу.
- Ты говоришь о полковнике Джеймсе Морисоне? Он нас и попросил, что бы мы показали тебе это, - Селим махнул рукой на проплывающих касаток.
- Пойдемте, пообедаем, - сказал Девид.
Мы пошли по мосткам к домикам института, разбросанным на берегу.
На обратном пути на носу яхты сидели я, Мариам и Альма.
- Мне кажется, ты попал в безвыходное положение, Алекс, - глядя на меня большими глазами, сказала Альма - Ты все знаешь, а сделать ни чего не можешь. Ты должен что-то придумать, иначе ты погибнешь.
- Я не могу только понять одно, - продолжила разговор Мариам - Почему я и Альма должны знать об этом кошмаре. Зачем меня отец впутал в эту историю.
- Дурочка, - за меня ответила Альма - Отец твой, великий психолог. Он ведь не вербует Алекса в разведку, не предлагает ему совершить подвиг и уничтожить русскую базу. Он предлагает русскому офицеру одуматься и для этого нужны не только убеждения крутых мужчин, как наш Селим и Девид, но и теплые женские руки, которые бы не позволили деликатному Алексу сразу сказать, "Нет". Мне кажется, что выбор полковника Морисона оказался удачным. Я имею в виду Алекса и нас. Не так ли, Алекс?
- Ты во многом права, Альма. Обрабатывает меня полковник очень удачно. Но я действительно в безвыходном положении.
- Бедненький, - Мариам прикоснулась к плечу ладонью.
- По-моему несчастненький, - Альма сложила ноги и обняв их руками, пояснила - Он столько раз видел смерть, дрался, был ранен и завтра ему дадут приказ опять идти умирать. Он безропотно пойдет. Чем это кончиться, по-моему ясно. А вот главное, за что?
- Брось ты его обрабатывать. Ему и так сегодня много досталось.
- Сдаюсь.
Альма распрямила ноги и от удара пяткой, я чуть не вылетел за борт.
Афанасьев ходил по каюте из угла в угол. В руках он держал мой новый рапорт.
- Я не могу его пропустить, Александр Николаевич. В то что здесь написано, ни один из наших мудаков не поверит. Мало того, на нас навешают столько собак, что из этого дерьма точно ни когда не вылезешь.
- Товарищ капитан, мне честно говоря, наплевать, что подумают в верхах. Я тоже думаю, что в бочках наркотик.
- Заткнитесь, товарищ капитан-лейтенант. Это не вашего ума дело, что в бочках. Мы в армии и нам надо думать только как выполнить порученное нам задание. Завтра выходим в море.
Приготовьтесь. Я пойду первый.
Мы вышли из брюха корабля вчетвером: Афанасьев, я и два аквалангиста. Предчувствие беды натянуло мои нервы до предела. Мы отошли от корабля только на 100 метров, когда появились они. Первая касатка лениво вильнула хвостом перед нашим носом и пересекла курс. Я засигналил фонариком, призывая вернуться. Все сгруппировались и повернули обратно. Вокруг нас замелькали громадные рыбины. Как и в тот раз, вдруг все изменилось. Касатки начали строиться в боевые порядки. Перед нами был нестройный клин касаток, под нами, тоже группировался клубок этих тварей. Мы вытащили кинжалы и двинулись вперед, решив пробиться к кораблю.
Удар с низу был неожиданным. Касатка врезалась в нашу группу и рука Афанасьева исчезла в ее кривой пасти. Бок проскальзывал передо мной и я успел ударить ее кинжалом ниже центрального плавника. Касатка дернулась и рванула через строй передового отряда. Я вылетел из группы ребят вместе с ней, не выпуская рукоятку кинжала из рук.
Удар головой о днище корабля, привел меня в чувство. Где-то далеко мелькнул хвост касатки. Кинжал приварился к руке и, кажется, ни какая сила не могла разжать кисть. Я поплыл к люку корабля. Прорвавшись к ступенькам трапа, я скинул ласты и вырвал нагубник. Где же телефон? Кажется здесь.
- Срочно! Включите "Орфея", - орал я в трубку - Идиот, я сейчас прирежу тебя!
Швырнув трубку, помчался к верхней палубе. Встречные матросы и офицеры, шарахались от прорезиненного мужика со сверкающим кинжалом. Вот и мостик. Капдва подставил мне под удар свое изумленное лицо. Он покатился по полу и затормозил, только, ударившись головой о стенку. Я прыгнул на него, приставив кинжал к горлу.
- Ты не понял, скотина!
1 2 3 4 5