А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Полторак Егор

Звезды для нас


 

На этой странице выложена электронная книга Звезды для нас автора, которого зовут Полторак Егор. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Звезды для нас или читать онлайн книгу Полторак Егор - Звезды для нас без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Звезды для нас равен 34.04 KB

Звезды для нас - Полторак Егор => скачать бесплатно электронную книгу



Полторак Егор
Звезды для нас
Егор Полторак
Звезды для нас
В августе, когда ночи становятся такими черными, что кажутся синими, а утром туман из плотной ваты покрывает поля и озера, наступает пора падающих звезд.
И, глядя на прочерк в небе, загадывают бессонные влюбленные свои желания. Какие? Ну, какие могут быть желания у влюбленных! Солдаты, стоящие на посту, думают о доме и маме. Рыбаки, сидящие у костров у воды, мечтают о самой большой рыбе, - как они ее поймают.
Бабушки и дедушки, которых мучает в их постелях бессоница... Бессоница, бессоница. В общем, те бабушки и дедушки, которые не спят, увидев падающую звезду, вспоминают о своей юности или даже о своем детстве.
Милиционеры, обходящие пустые улицы с бормочущими рациями на боках, думают. Нет, врать не стану - кто знает, о чем думают и мечтают милиционеры, когда падают звезды, которые бесстрашно и немедленно бросились бы тушить пожарные, если б не спали или не играли в шашки.
А все остальные спят; спят. Инженеры и рабочие, журналисты и ночные сторожа, директоры толстые и директоры худые, подчиненные и руководители, мамы и папы, школьники и студенты - экзамены-то еще не скоро. Спят все, все. Кроме...
Не спят безнадежные мечтатели, немногие дети и ты. Не по долгу службы и не потому что влюблены, а просто. Совершенно бескорыстно. Потому что ночь, падают звезды, и кто-то только что пролетел мимо окна, прошуршав шерстяными крыльями.
Феи прилетают ночью. Падают звездами, рассыпаются разноцветным огнем и превращаются в маленьких девочек с большими глазами и с косичками, как у первоклассниц, только без глупых бантов... Что? Ты не любишь про девчонок? Ну, потерпи, - ведь в нашем мире феи обычно девочки или женщины, но об этом потом, и не только про девочек, а... Прилетают феи снов.
Маленькие феи, только превратившись, тут же начинают трещать языками - да, девчонки - что с них возмешь! Они обсуждают свое замечательное приключение свой полет. Привирают местами, - как без этого. А еще: кто их увидел. И это самое важное - ведь фея снов может придумывать свои сказки только тому, кто первым увидел ее падение, ему и никому больше.
И, конечно, - девчонки ведь - феи мечтают, чтоб увидели их принцы, и чтобы целый год рассказывать им сказки по ночам. Про разбойников и волшебников, про путешествия и принцессу, самую красивую и удивительную... девочку (что тут сделаешь), которую надо освободить из-под власти здоровенного дракона, на худой случай из-под злых чар. Про принцессу, очень похожую на саму фею.
А в последний день июля, когда феи улетают... Улетают... В общем, покидают Землю навсегда, случайно - совсем-совсем - встретиться с принцем днем, и чтобы принц узнал фею и... обрадовался ей, хотя бы.
Но в наши дни принцы вместо нормального принцевского дела - путешествий и сражений со злыми волшебниками, людоедами, драконами и Бабами-Егами и со всеми сразу - учатся в престижных университетах и участвуют в демонстрациях протеста или танцуют на дискотеках, или сами поют; и это не плохо - но это так.
Алика прилетела последней в этом году. На самом исходе ночи.
Под ногами у девочки мягко шуршали желтые, и красные, и зеленые опавшие листья, и был туман между деревьями леса, по которому шла Алика. Глаза у нее были грустные, и косички печально висели, а не торчали вверх и вбок, до того ей было грустно. Хрустальную палочку - у всех фей такие есть: чтобы насылать сны; и у всех разного цвета - она держала зеленым огоньком вниз - уж совсем грустно.
Алику не увидел ни принц, ни мальчик, ни даже девочка. Лишь маленькая рыжая собака с туловищем, похожим на длинную вареную колбасу, роясь на городской свалке, подняла мохнатую морду к небу и увидела зеленую звезду уже над самой кромкой леса и, посмотрев, как она упала, снова принялась искать хоть что-нибудь поесть: ведь таким рыжим собакам всегда хочется есть. Алика шла по лесу, и луна, бледнея в предвкушении рассвета, перебирала ее волосы теплым светом.
Давно, когда Алика со своими подругами сидела за партами, и очень красивая и строгая Королева фей учила их придумывать сны, уже тогда она мечтала, как ее увидит принц. Лутьюфо - так будут звать принца, думала она. Лутьюфо на языке феи означает рыжий и печальный. И вот! Собака.
Вдали показался город. Огромные серые и желтые дома и длинные прямые улицы. Серая река, обвязанная мостами, и золотые шпили и купола. Алика вздохнула. Вздохнете и вы при виде этого города.
Вставало солнце. От самого высокого шпиля в городе отразился его первый луч и ласково погладил лицо девочки. Алика подняла руки ему навстречу, и вошла в луч, и отразилась солнечным зайчиком от осколка зеркала, лежащего среди листьев... Ведь феи снов только ночью бывают девочками, а днем они превращаются в отражения солнца - в солнечных зайчиков. Им, пришедшим ночью, и судьба - ночь. Так они устроены. Так и все дети звезд.
Время шло. Маленький рыжий человек с родниковой пустотой в глазах - так всплывет что-нибудь и унесется водой, - с мешком за плечами ходил по городу и собирал пустые бутылки.
Как его звали, я не знаю. Может быть, этого никто не знал. Но это, наверное, и не важно - знать имя человека, собирающего пустые бутылки. Вася, Петя или Джордж Гордон Ноэль - какая разница.
Ему говорили: "Эй!", когда он делал что-нибудь не так или начинал кому-нибудь мешать. Ему говорили: "Мужик!" в приемном пункте стеклотары. А милиционеры называли его: "Гражданин, пройдемте!" Однажды я собственными глазами видел мальчика, который сказал ему: "Дяденька" и попросил достать мяч, улетевший на середину глубокой лужи. Но мальчик убежал к маме, как только ему достали мяч, и ничего больше не сказал.
Маленький рыжий человек собирал пустые бутылки. Его встречали на улицах, в скверах, в подъездах или в приемном пункте. Где он жил, тоже никто не знал.
Его пиджак блестел на спине пятнами; если были пуговицы, то пришитые криво, низ пиджака переломился в нескольких местах, и ткань загнулась внутрь. Брюки - что-то на месте штанов - короткие, широкие, и... Рубашки почти не было. А черные, то есть теперь рыжие ботинки были на три размера больше, носки их загнулись вверх, и подметки подволакивались сзади, перевязанные веревочками, когда-то белыми.
Иногда маленький рыжий человек улыбался, если выпрыгивал из бутылки в траве солнечный зайчик и отскакивал на несколько шагов, размахивая ушами...
Был вечер с осенним дождем. Маленький рыжий человек вошел во двор-колодец и свернул к помойке искать бутылки. Здесь он был в первый раз.
- Лутьюфо! - услышал он.
Он обернулся - никого?
- Лутьюфо! - он поднял голову и увидел в открытом окне четвертого этажа пожилую женщину с такими черными волосами, что казались синими.
- Поднимись ко мне, Лутьюфо, - сказала женщина, и звук ее голоса был все таким же гулким - от слепых стен, от черных прочих окон, - Я тебя жду.
Тот, кого назвали Лутьюфо, вошел в подъезд. В тяжелые двери подъезда были вставлены очень маленькие цветные стеклышки, составлявшие рисунок. Многих стеклышек не было, а на остальных проступали трещинки-морщинки. Тот, кого назвали Лутьюфо, поднялся по ступеням, ставшим полукруглыми от шагов тех, кто очень быстро бежит вниз, когда не скатывается по перилам.
- Входи, Лутьюфо, - сказала та пожилая женщина.
Лутьюфо шел по узкому коридору, по обеим сторонам которого стояли пыльные и высокие двери, за которыми слышались разговоры, или музыка, или хихиканье, или ласковый шепот, или вздохи. Он шел и знал, что с ботинок отстает липкая уличная грязь, и боялся оглянуться, чтобы не увидеть эти следы. Еще он боялся оглянуться, чтобы не увидеть женщину. И с каждым шагом он ждал окрика: "направо" или "налево".
Но вот они вошли в комнату у поворота на кухню. Лутьюфо остановился у двери: огромное зеркало - прямоугольник, чуть больше оконного проема, у которого оно стояло, - смотрело в окно. И он увидел, какое оно прозрачное и настороженно-глубокое, по тому, какое оно внутри - черное с обратной стороны. Стол, круглый, посреди комнаты. Три желтых стула вокруг него - один отодвинутый, а два плотно прижатые к краю стола. Шкаф в углу и книги стопками на шкафу, на полках, на полу. Узкая кровать и лампочка над ней в стене, окрашенной в бледно-зеленый цвет. Больше ничего не было в этой узкой комнате с одним окном.
- Будем пить чай, - сказала женщина, - только пойду закрою окно в кухне. А ты садись, - женщина указала на один из стульев.
Лутьюфо, не снимая из-за плеч мешка, попробовал отодвинуть стул, чтобы сесть, - не получилось. Женщина внимательно смотрела.
- Нет?.. - сказала она, - Попробуй еще. Постарайся вспомнить... ну...
Но стул невозможно было оторвать от пола. Тогда женщина повела рукой - и стало возможно...
- Ну как живешь, Лутьюфо? - спросила она, наливая чай из приземистого и широкого стеклянного чайника.
Лутьюфо не ответил. Он смотрел на нее спокойно, без удивления. И тогда она заглянула ему в глаза, рассмотрела и дальнее, а рассмотрев, вздохнула.
- Значит, самое страшное... Бедняга. Впрочем, что ж я ведь, а? - и она положила ему вишневое варенье на блюдечко. - Оно с косточками, кушай.
Женщина выглядела красивой. Ее лицо казалось молодым, но вблизи кожа была как ткань давно опавших листьев. Тело по усталой привычке стройно изгибалось под вязаным черным платьем с редкими седыми нитками, как и в волосах, черных, словно синих. И она куталась в черный плед, зябко и привычно.
- Давным-давно... - сказала женщина, - Это было так давно, что старые люди рассказывали об этом, как о давно минувшем... - она посмотрела на Лутьюфо и вновь отвела взгляд, - Значит, и это тоже... и это, - и на мгновение из ее лица выглянуло ее лицо, но совсем дряхлое, совсем старухи.
Они пили чай, и женщина еще раз положила Лутьюфо варенье. А к окну прилипал серый вечер. Лутьюфо начал беспокоиться, ерзать на стуле. И встал.
- Пора? - встала и женщина.
Они вышли на площадку, пройдя мимо закрытых и пыльных дверей, за которыми слышались вздохи, или ласковый шепот, или хихиканье, или музыка, или разговоры.
Лампочки на стене не горели, но и темно не было - свет пробивался из стен - не из окон, вечерних и тусклых. Женщина внимательно оглядела лестницу, даже заглянула вниз, и в глазах ее запрыгала подозрительность. Но было тихо, и она сказала:
- Приходи... - повелительным тоном.
И закрыла за собой дверь.
Свет на лестнице усилился - стал еще более бледным - когда Лутьюфо немного спустился, перебирая в кармане прилипающие вишневые косточки, тринадцать круглых косточек.
- А-а-а-ах-х-х! - пронеслось снизу вверх и, отразившись шипением, пошло вниз, и вновь, - А-а-а-ах-х-х!..
Из ведер для отходов начал подниматься и струиться вниз серенький дымок, натекая на ступени.
- А-а-а-ах-х-х!..
Лутьюфо оглянулся, а рука его, которой он опирался о перила, промахнулась, и это движение в пустоту отдалось в животе провисающим еканьем. Он едва удержался на ногах.
Мимо его поползла струйка бледно-синего, с трудом взбираясь на ступени, натужно вздыхая и рассыпая гаснущие в сереньком дымке цветы. Лутьюфо вздрогнул; слабое воспоминание коснулось его волосы. И волосы шевельнулись. Кровь толкнула в лицо и прошла под кожей головы, облив изнутри горячим. Воспоминание о страшном, которое так часто происходит с другими, но не должно случиться с тобой, и вот...
Пальцы ног судорожно цеплялись за кожу ботинок, но все скользило и расплывалось, и Лутьюфо упал, и стал падать, падать. Во вспыхивающее, вздыхающее, булькающее, зовущее. С открытыми глазами, с ужасом от невозможности катиться туда по все более стремящимся к кругу ступенькам. Потом он потерял сознание.
А когда очнулся в неровной темноте, прикасавшейся к лицу мягкими светлыми пальцами, увидел огромного белого кота. А кот, вцепившись широкой лапой в полу его пиджака и вонзая когти остальных лап в кафель, подтаскивал Лутьюфо к выломанному провалу со свисающими кусками бетона. И тяжело раскрывал пасть с черным небом и коротким раздвоенным языком.
Когда кот увидел открытые глаза Лутьюфо, зрачки его сжались вспыхнувшими злыми треугольниками, и он напряг все в последнем движении. Но уже на ребре провала Лутьюфо рванулся в сторону и откатился на несколько шагов. И поднялся.
Кот, с разгона перелетевший через провал, сел на хвост и мявкнул. Лутьюфо нащупал в мешке бутылку и, охватив горлышко короткими пальцами, потянул вверх плечо. Кот увидел, что будет сейчас, и прыгнул в провал. Оттуда заклубился удушливый дым, и Лутьюфо выбежал из подъезда.
Проходило время. Ночь. И дождь, и ветер утихли. Но ветер принес серые тучи и оставил их над городом.
Алика посмотрела на небо - звезд видно не было. Хрустальная палочка в руке вспыхивала желто-белым, а на конце зеленым. Стало пора.
Чего хочется собаке, Алика не знала. Во сне?.. Разным большим собакам, наверное, и во сне хочется догонять и загрызать. А другим? Может, придумать сон про доброго хозяина - какой он большой и добрый, и как чешет за ушами, и как ему можно положить голову на колени и лизнуть в нос. Или в руку.
Как будто хозяин - принц? Алика подумала, что голодной собаке все равно, принц ее хозяин или свинопас. Или просто девочка? Или придумать нос хозяина, в который можно лизнуть, и руку, которая чешет за ушами и живот так приятно, что даже дергается лапа. Или еду, которую дает хозяин? Или что?.. Ах, если бы насылать сны принцу. Алика сама себе грустно покачала головой...
Рыжая дворняга легла и положила усталую морду на уставшие лапы, и ей приснилось, что она бегает по сосновому лесу, пружинит хвоя под сильными лапами, взрываются запахи настоящего, и она повизгивает от удовольствия.
А потом, набегавшись и напившись из речки темной прозрачной воды, шлепает по воде, задевая ее неостановимую текучесть изнанкой ушей. И, когда от наслаждения прикосновения к животу прохлады и речных трав сводит челюсти, подходит она к сидящей на берегу русоволосой зеленоглазой девочке и улыбается. Просовывает девочке в руки мокрую усатую морду с добрыми смешливыми глазами и виляет хвостом так, что получаются крошечные радуги. И смеется девочка. Сон.
Алика шла по городу, и ночь продолжалась. Рыжая дворняга спала, но снов больше не видела.
Алика шла по набережной канала Грибоедова и смотрела на дома. Иногда она поднимала камешек и бросала в воду. Камешек в темноте летел вверх, затем вниз и падал на освещенную поверхность канала. Тогда Алика смотрела на круги. И шла дальше.
По-моему, в такую ночь на набережной канала Грибоедова, подальше от Невского проспекта, здорово страшно - пусто, и шаги твои слышны далеко. И часто у полуразрушенных старых домов кажется, что вон там не изогнутая сложно тень, а кто-то стоит и жутко-терпеливо ждет, когда ты подойдешь. А окна домов такие темные внутри - гораздо темнее ночи - и кто там?!
Алика шла и вела пальцами по влажному парапету - так обычно касаются пальцами воды, если плывут в лодке, - когда увидела этот дом. Все окна были из пустой темноты, лишь в одном - на четвертом этаже - вспыхнуло зеленое. И Алика увидела, что это звезда.
В подворотне дома стукнуло, просыпались легкие шаги, неторопливые, словно усталые. Алика все смотрела на звезду. Шаги приближались, став тише, когда отзвучали в подворотне. Алика повернула голову. Перед ней стояла горбатая старушонка в потрепанном черном или синем плаще, с дряхлой сумкой на руке. Глаза ее были спрятаны под дымчатыми очками, перевязанными темной резинкой.
- Девочка, - голос у старушонки ласково заторопился, - Ты что же одна? Ночь. Ты заблудилась.
Алика удивленно молчала.
- Пойдем, девочка, со мной... Как тебя зовут? Кто твои родители? Как тебя зовут?
- Алика...
- Алика... Ну, пойдем, я тебя чаем угощу. С вареньем вишневым.
Алика медленно сделала шаг, перестав оглядываться на звезду. Старушка приглашающе отодвинулась с дороги к подворотне и протянула ей руку.
Алика почувствовала сухие крепкие пальцы, охватившие ее ладонь. И очень захотелось чая. Ей представилось, как пар поднимается из тонкого стакана, и запотевают края, как бугорками выступают вишни из варенья. И эта постель гладкие простыни и легкое теплое одеяло вместо промозглого конца ночи. И все же она успела подумать: какая постель; зачем это! Что это! Ведь феи не спят в постелях, а тем более феи снов! Почему постель...
- Пойдем, Алика, пойдем. Горячий чай, вишни в варенье, ароматная пена в ванне, гладкие простыни и легкое теплое одеяло. И свернуться клубочком под одеялом, а потом вытянуться - что бывает лучше. Ведь так? Пойдем, Алика!
Да и вправду Алике очень хотелось чая и потом свернуться клубочком под одеялом - она видела это, когда старушонка смотрела на нее. Когда она смотрела на нее. И ладонь Алики совсем расслабилась в сухом и надежном кольце пальцев старушонки.
- Пойдем, пойдем! - уж совсем нетерпеливо требовала та и обеспокоенно оглядывала небо.
- А это. Бабушка? - Алика показала на звезду в окне, - Мы туда?
- Конечно, конечно, Алика! - Они вошли в подворотню, затем из нее во двор-колодец и подошли к дверям подъезда, блестевшим цветными стеклышками. Лампочка над дверьми светила вниз бледно-белым. - Конечно, конечно... Ведь зеленое - цвет удачи. Знаешь ведь эту задачу, да? - Старушонка остановилась, чтобы поправить очки, - " К тому, кто увидел зеленый луч на закате, придет удача. А что будет, если увидеть зеленую звезду на восходе? " Помнишь, Алика? Прилетевшая на восходе - ведь так это на языке фей?..
Вот это она сказала зря! Алика помнила задачу Белого кота. И откуда ей известен язык фей?! Кто это!
А старушонка вновь потянула ее за собой, а почувствовав, что она не идет, обеспокоенно обернулась. Но сделала это слишком резко. Очки слетели, зазвенев тонко где-то внизу, и Алика увидела ее глаза - расширенные черные зрачки, в которых ничего не отражалось, лишь в глубине вспыхивало зеленое.
- Колдунья!!! - Алика выдернула руку и бросилась в подворотню. Выбежав на набережную, она прижалась к влажной стене за выступом, платье на худых лопатках сразу зябко промокло. А мимо нее с мягким шорохом, появляясь в свете фонарей, пронеслась старушонка, пальцы и нос ее удлинялись.

Звезды для нас - Полторак Егор => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Звезды для нас на этом сайте нельзя.