А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Полторак Егор

Два вестника


 

На этой странице выложена электронная книга Два вестника автора, которого зовут Полторак Егор. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Два вестника или читать онлайн книгу Полторак Егор - Два вестника без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Два вестника равен 40.25 KB

Два вестника - Полторак Егор => скачать бесплатно электронную книгу



Полторак Егор
Два вестника
Егор Полторак
ДВА ВЕСТНИКА
Глава первая
Бородатый Карла жил в табакерке, которая пылилась в собрании древностей в одной квартире на Васильевском острове. Кроме него в квартире жила старушка по прозвищу Буся, любившая играть на гитаре, и белая толстая болонка, когда-то умевшая делать сальто назад. Приходящая внучка знала про Карлу, потому что о нем ей рассказывала старушка, и болонка тоже знала. А внучка не думала, что болонка знает, потому что полагала ее глупым животным, не способным к наукам. А бабушка, конечно, наоборот про болонку считала. А болонка больше любила внучку, а к бабушке относилась покровительственно и несколько высокомерно.
У Карлы была проблема. Он очень хотел, чтобы любой из людей мог его видеть во всякое время. А не так: что только думаешь в страшную темную ночь - вон в углу привидение шевелится, а!
Может быть, как Чебурашка, металлолом собирать. Или еще пример: Серый волк с Иваном-царевичем. А то сплошные привидения повсюду темными ночами и светлыми днями. Буквально вчера, когда Карла спокойно исследовал содержимое холодильника.
- Ааааа!!! - заорал Карла, когда какая-то скотина из этих, с цепями и кандалами, в ночных сорочках, положила ему на плечо ледяную костлявую руку.
- Дай молочка, у меня детушки голодные дома плачут, плачут.
Не пьют привидения никакого молока и не едят ничего. Им бы только напугать как следует кого-нибудь. А поскольку нормальные люди привидений увидеть не могут при обычных обстоятельствах. И поскольку нормальных людей становится все больше. Эти в балахонах пугают своих.
Александр Александрович продолжал гнусавить с прононсом:
- Дай молочка незаслуженно потерпевшему от козней злопыхателей, дай.
- Чем вы его пить-то будете! - возмутился Карла.
- Тогда отправимся в путешествие, - неожиданно серьезно сказал Александр Александрович.
- А чем вы идти-то будете! - по привычке возмутился Карла.
- Кто умеет воспарять над действительностью, тому ноги не нужны.
Карла смутился из-за этих ног - не стоило вот так брякать. Почти как про веревку получилось. А с другой стороны, какое еще путешествие. Это ж не Царское Село посмотреть съездить.
- Я не предлагаю в Арзрум на перекладных скакать. Так, небольшое вдохновенное путешествие в поисках различного, - сказал Александр Александрович, - И сходного.
Кстати, о бабушке и внучке, спавших в комнате. Потому что бабушкин сын с женой уехали в отпуск с кем-то с работы. Поэтому внучка жила временно в бабушкиной квартире с привидениями, про которых, слава богу, ей не было известно. Потому что Александр Александрович прекрасно понимал, к чему это может привести: если увидеть его отдыхающим в шкафу. Так это он подслушал про путешествие, когда бабушка с внучкой обсуждали книгу о Нильсе.
- Кстати, Арзрум это где?
- Деревня! - Александр Александрович поправил воображаемое пенсне, - В пятом томе, конечно.
О путешествиях: все планы. Наши планы, которые мы тщательно и тайно обдумываем, конечно, разбиваются о непрерывность бытия. Всем известно, что существует заговор против пиратов и индейцев. Не стоит и пытаться отправиться в кругосветное путешествие, поймают и побьют. Плакать будут. Все это описано в детской литературе, во многих книгах, которые мы брали в школьной библиотеке. В литературе для взрослых героем быть увлекательней: вино, женщины, свобода передвижений. Но суть попыток от этого не меняется. Конечно, имеются в виду хорошие книжки.
- Бегают зайцы, - так говорили мне родители после второго провалившегося побега в Турцию, - Настоящие люди преодолевают трудности, находясь на своем месте в жизни.
Через пятнадцать лет я придумал ответ, который представился мне достойным:
- Деревянные деревья пробивают асфальт и тянутся к солнцу, пока их не спилят.
Сейчас бы я опять промолчал, как тогда.
А написал я это потому, что Карла не знал, что ответить Александру Александровичу на его предложение. А не зачеркнул я это из лени.
Карла сказал:
- Дом кто будет сторожить? Пушкин?
- Аникушкин.
Карла попил чаю и поел бутербродов с сыром и колбасой. Александр Александрович за компанию посидел на кухне. Они не зажигали света, и полная луна была скрыта тучами. Лишь металлические предметы на кухне взблескивали красным, когда Александр Александрович поднимал взгляд от стола и оглядывался. Особенно красиво - поварешка, висевшая в сушке над раковиной.
- Когда отправимся в путешествие, надо обязательно не забыть оставить записку. Что мы вернемся с победой.
- Кому записку-то, - недовольно качал головой Карла.
- Мы ее обязательно добьемся.
- Ага. Встретим дракона голодного и как раз полные штаны победы огребем.
Домовой смахнул крошки хлеба со стола на ладонь, кинул их в рот и обсыпал ими себе всю бороду.
- Спать пора.
Карла с табуретки вскарабкался на стол и открыл форточку. Получился небольшой сквозняк, потому что бабушка спала вообще с открытым окном, приводя в пример внучке то немцев, то эскимосов, и порывом ветра Александра Александровича внесло в приоткрытый шкаф в коридоре.
А Карла закрутил потуже кран в ванной, проверил, закрыты ли холодильник, входная дверь и дверца шкафа, погладил фикус, расправил коврик болонки, на котором она никогда в жизни не лежала, потому что известно, где спят маленькие избалованные собаки. И влез на антресоли, решив, что пусть ему приснится Арзрум - хоть понять, что это, может. Спокойной ночи. Наступало утро.
Глава вторая
в которой наконец-то пираты появляются
Собирались они тщательно. Главным был Карла.
- Можно ли предвидеть обстоятельства, из которых придется выпутываться. Пример: мы путешествуем, а у нас неожиданно закончилась сгущенка. Что делать?
Александр Александрович, летая вокруг приятеля, возражал:
- Ну и что! Ну что из этого!
- Вот я и огорчаюсь, потому что знаю: мы будем идти, идти, а потом сгущенка кончится.
- Мы не успеем никуда, вот тогда узнаешь! - причитал Александр Александрович.
Это было верно - не успевали они до утра выйти, даже собраться. И Карла считал, что путешествовать стоит только по делу: кого-нибудь спасать, что-нибудь искать. Поэтому не стремился просто так срываться вдруг с насиженного сундука и бросаться мчаться неизвестно зачем. Без надлежащего запаса сгущенки.
- Не хватит нам сгущенки, пойми.
- Тебе! - кричал Александр Александрович.
- А ты хоть кушал когда-нибудь вареную сгущенку с блинками?
- Мы с Иваном Андреичем в первой половине девятнадцатого века предпочитали в них икорку заворачивать.
- Потому что сгущенки у вас, недоразвитых, не было.
- Нет, была! - отчаянно...
Неожиданно они услышали скрип пружин дивана, на котором спала внучка, и шлепанье ее босых ног по паркету. Карла вовремя бросился за холодильник и втянул за собой Александра Александровича.
- Тебе не стыдно? А? Опомнись, какая сгущенка у вас тогда могла быть.
- Нам из Англии присылали, - уже не мог остановиться врать Александр Александрович. Тем более что покраснеть от стыда он не рисковал, - В таких стеклянных бутылочках специальных. Синего стекла.
- Ага! - шум спускаемой воды позволил Карле не сдерживать переполнявшего его негодования, - В бутылочках, ха-ха-ха! А как же вы ее оттуда доставали?
- Именно об этом я и твержу. Помню, сидим мы, а Иван Андреич повертит в руках эту бутылочку и скажет: как же аглицкие ребята эту вареную сгущенку свою оттуда выковыривают? А давай-ка, брат, лучше с икоркой.
Когда две недели назад Александр Александрович случайно расколотил в течение небольшой ссоры любимую Карлину голубую кружку, они поклялись больше не ссориться, вернее, сразу мириться.
- Ладно, пошли, - сказал поэтому Карла.
И они, примиренные, тут же отправились: Александр Александрович засуетился у входной двери, кряхтел, поднимая медный крюк. А Карла уже зажег газ, когда оба сообразили, что пошли в разные стороны.
- Ладно, ладно, - пробормотал Карла и, чтобы не зря ходить, захватил заварочный чайник сполоснуть.
Если б у них были очки на носах, и один спускался по лестнице с мусорным ведром, а второй поднимался, предвкушая романтическое свидание, они бы с грохотом, наверняка, столкнулись своими очками, потому что жильцы скупились вкручивать яркие лампочки, а также из-за своей задумчивости. И сидели бы на стершихся ступеньках все в картофельных очистках, рыбной чешуе, шкурках сырокопченой колбасы, яблочных огрызках, апельсиновых корках, ореховой скорлупе, трубчатых куриных костях, розах и пузырьках шампанского.
А так они проскочили. Александр Александрович на кухню, а Карла сквозь него в коридор.
Когда Карла вернулся, проверив запоры на входной двери и с чистым чайником, то увидел приятеля, сидящего на подоконнике, горестно прижавшегося носом к стеклу.
- Ну ладно, я ведь имел в виду, что чайку хлебнем и сразу поломим.
Александр Александрович взмахнул рукавом балахона и не оборачивался. Карла насупился и занялся чаем. Через пару минут он решил, отринув обиды, сделать настоящий шаг к налаживанию взаимопонимания:
- Представляешь, а у нас сахар закончился.
Не сработало. Оказалось, что привидение настолько увлекся происходящим на улице, что Карле пришлось переступить через огромный осадок горести и непонимания себя окружающим миром. Одно то, что люди его не могут видеть, и, если им позволить, ходили бы по нему, как по мохнатому коврику. Он был вынужден подойти к окну, чтобы тоже взглянуть.
- Несколько необычно, - заметил Карла.
- Что тут необычного! - возмутился Александр Александрович.
- Великолепно! Ты по-прежнему споришь.
Они наблюдали за странным пиратом, стоявшим в подворотне и внимательно осматривавшим обе видимые ему улицы. Он был абсолютно по-пиратски одет: на голове черная шляпа с серебристой пряжкой, из-под которой выбивались каштановые, кажется, локоны парика, черный же камзол с позументами, белоснежная рубашка с брабантскими кружевами манжет и, по-видимому, брабантским жабо, черные штаны, черный плащ и зеленые резиновые сапоги - дождь еще накрапывал, везде сверкали лужи, отражая свет фонарей и нечастых в этом районе светящихся вывесок.
- Смотри, у него шпага, - сказал Александр Александрович.
- Отлично! По-твоему, он обязан безоружным выслеживать врагов на пустынных ночных улицах покрытого мраком города.
- Возможно, он наоборот, спасается от преследования.
- Он бы не стоял, как пень с ушами. Он бы стремительно уходил к воде мрачными проходными дворами и кривыми переулками. Высекая шпорами искры из гранитных ступеней старинных лестниц.
- Это мушкетеры со шпорами.
- И пираты тоже.
- Ага. Вот ты и не знаешь, оказывается!
Пират вытер рукавом нос и стряхнул мизинцем капли дождя с ресниц. Взглянул на смешную девчонку в ночной рубашке и с одной косичкой в окне на третьем этаже. Еще увидел в окне на том же этаже привидение и существо, похожее на домового. Поправил пояс, придержав локтем эфес шпаги, и быстрыми шагами направился к устью реки. Пару раз украдкой обернувшись и прислушиваясь.
- Я бы хотел, - вздохнул Александр Александрович, - А ты бы хотел?
Карла сидел, подперев кулаками щеки, и смотрел на синий огонь, горящий под чайником. И представлял, как этот пират, мокрый, как только что постиранный пододеяльник, который висит и думает: успеют его снять до внезапного ливня или, конечно, нет. Так вот, хорошо если усталый и грязный, голодный и грызущий незрелое яблоко, только чтобы не заснуть на ходу, словно рулевой в собачью вахту, возвращаться домой, совершив нужное дело. И в ванну, чайку с бутербродами, под одеялом попотягиваться, специально заснуть не быстро. Понять, как впереди еще много времени, жизнь. Как всегда.
Глава третья
Неожиданно все вдруг стало происходить в одно и то же время. Во-первых, Карла и Александр Александрович отправились в путешествие. Во-вторых, пират решил наведаться в квартиру, где он видел привидение и домового. В-третьих, бабушка проснулась от хлопка закрываемой входной двери, но подумала, что это она от голода проснулась, и пошла на кухню. В-четвертых, кое-кто из плохих выбрал эту дождливую ночь, чтобы обделать кое-какие подлые делишки. В-пятых, пират встретил чуть попозже индейца, но не узнал его в темноте, потому что индейцы не шляются, как дураки, по враждебному городу в наряде из перьев, с луком и томагавком. Даже в детстве. Примерно, в таком порядке всё произошло, приблизительно.
Однажды, когда индейцы были маленькими, они мечтали о всяких прекрасных вещах: поджечь школу, отправиться в прошлое и бродить по берегам пяти озер, немного побыть флибустьерами в Карибском море, чтобы каникулы не кончались, посмотреть таинственный фильм "Крестный отец". Ну, много о чем. Потом индейцы выросли, повзрослели, и перестали быть индейцами. Один остался, которого звали Собака Легкие Ноги. Его имя было неизвестно никому, его нельзя было отличить в толпе бледнолицых, родная мама не знала ничего про его индейскую жизнь. И вот тут-то оказалась проблема: не было никакой индейской жизни - это Собака Легкие Ноги недавно сообразил. Он являлся совершенно неуловимым индейцем, ведь никто не знал, что он индейский лазутчик во вражеском лагере.
Настало время найти директора, потому что на одноклассников не было надежды.
Много, много лет назад, когда индейцы учились в пятом классе, они придумали здоровскую шутку. Повесить первого апреля на двери школы объявление, что занятий не будет, потому что сложились экстренные обстоятельства. Они целый вечер хохотали и пихались в своем подвале, наперебой рассказывая друг другу, как все ученики не явятся на уроки, про то, что взбесятся учителя, а толстый директор сразу же от огорчения исхудает до смерти. А сами индейцы дисциплинированно придут в свой класс, сядут за парты и повеселятся. Поиграют в самых примерных. Специально домашнее задание выполнят. Учителя опупеют от их уровня знаний.
Моросило, лилось с крыш - последний зимний снег стаивал, а на следующий день обещали похолодание до минус пятнадцати и метель.
- Завтра тоже не будем прогуливать, нагулялись по морозу, харэ, - сказал тогда кто-то из них.
Индейцы примостились на втором этаже в подъезде дома напротив школы, прижавшись ногами в мокрых тонких школьных штанах к теплой батарее. Собака Легкие Ноги помнил, что они без курток были, потому что жили совсем рядом со школой. В одном дворе, в одну помойку их посылали мусор выбрасывать.
Белая бумажка с объявлением, напечатанным на машинке с нестандартным мелким шрифтом, уже промокла, а еще никто даже не пришел.
Наконец дверь отворилась и вышла сторожиха Рая. Пошла потеха - решили индейцы.
Сторожиха с неудовольствием оглядела хмурое небо и грязные кучи снега и льда во дворе и вернулась в школу, оставив дверь открытой и прикрепив ее зеленой бечевкой к специальному крюку, чтобы не закрывалась. Потому что тяжеленную дверь и первоклашкам, и второклашкам было открывать тяжело.
- А я так и знал, - сказал кто-то из них, кажется, Большерогий Олень.
Сорвалось - шутка не вышла.
В школу потянулись первые ранние пташки за знаниями и хорошими отметками. На "Жигулях" приехала с каким-то мужиком физичка, в которую по слухам были влюблены все десятиклассники. Эта фифа подкрасила губы, поцеловала своего ухажера, снова подкрасила губы, поправила прическу и поскакала, цокая каблуками и мечтательно улыбаясь, учить недоразвитых старшеклассников своей физике.
- Говорят, она в лаборатории с некоторыми училками и учителями курит.
- Ага, и пьет вино и танцует.
- Играет в бутылочку и целуется.
- И неприличные анекдоты рассказывает.
Медленно и неумолимо наступало время принятия очередного окончательного решения: что делать. В школу-то идти?
Получается: поскольку собирались, значит, следует спокойно отправиться на уроки, тем более, осталось до летних каникул два месяца. И зачем четверть начинать с прогула. К тому же известно: где день, там и второй, третий. Родители в школу, скандалы, наказания. Спецшкола, детская комната милиции, материнские слезы, тюрьма.
Собака Легкие Ноги смотрел на листья в реке, когда понял, что за ним наблюдают. Он не подал вида, а терпеливо стал дожидаться, когда этому непрошеному наскучит его изучать. И пытался вспомнить - он остановился здесь у излучины, потому что почувствовал слежку, или же заметил наблюдателя, потому что неожиданно, даже для себя, остановился посмотреть на реку.
Когда появились директор с завхозом, веревка сорвалась с крюка, и дверь захлопнулась. Жаль, никого не убило. С большим интересом директор стал читать объявление. А потом аккуратно отколол кнопки, сложил листок и медленно повернулся и осмотрелся. Индейцам показалось, что он остановил взгляд на окне, в которое они только что смотрели. Отдышавшись под "капитанским мостиком", они решили, что оставили достаточный кусок прерии между собой и директором. На первый урок теперь они дойти не успевали даже быстрым шагом.
- Отпечатки! - вдруг почти закричал Лис Много Хвостов.
- Да мы все видели, что там есть опечатки, - возразил Сова Большой Коготь, - У тебя же трояк по русскому. Но какая разница, что там ошибки?
- Отпечатки пальцев, глухая тетеря! Нас теперь вычислят.
- Еще по группе крови, кажется, разыскивают, - подключился умный Большерогий Олень.
С чрезвычайной заинтересованностью они принялись обсуждать нависшую угрозу, когда этажом ниже открылась и закрылась дверь. И лишь Собака Легкие Ноги, который в этот момент молчал, ощутил, как поднялся холод снизу волной одновременно с удаляющимся звуком шагов. Было похоже на если вечером в лесу пройти мимо оврага. По теплой дороге, по желтой пыли, нагревшейся на солнце, дороге, по которой сегодня прошло столько разных людей, и с ними не случилось плохого.
Они, конечно, попытались устранить возможность их опознания. По отпечаткам пальцев.
Но оказалось больно. Даже смотреть на Лиса Много Хвостов, когда он с силой провел куском новенькой наждачной бумаги по указательному пальцу правой руки.
По крайней мере, диктанты писать не сможет некоторое время, - подумал Собака Легкие Ноги.

Два вестника - Полторак Егор => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Два вестника на этом сайте нельзя.