А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

На этой странице выложена электронная книга Вестник автора, которого зовут Полторак Егор. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Вестник или читать онлайн книгу Полторак Егор - Вестник без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Вестник равен 17.71 KB

Вестник - Полторак Егор => скачать бесплатно электронную книгу



Полторак Егор
Вестник
Егор Полторак
ВЕСТНИК
Моря и океаны
Сказки среди нас. Сказки есть вчера, видны сегодня и первыми уходят в завтра, облегчая дорогу нам. Сказки бывают из песка и воды, из сладкого праздничного теста и луны, плывущей по реке. Из ежей и камышей, птиц и цветов, из тумана и грецких орехов с медом. Из снов, дождя и огня. Из касторки и скучных наставлений, из неверия и уксуса сказок нет.
Мы приходили в этот мир, и сказки встречали, заботились о нас. Взрослея, мы забывали о них, сказки никого не позабыли. Сказки среди нас, сказки с нами. Вот здесь.
Здесь был вечер, дул ветер, шел дождь. Вода в реке поднялась - так всегда происходило в этом городе при юго-западном ветре. В химчистке на набережной в доме номер семь жившие здесь игрушки готовились торжественно отметить день рождения куклы Анны-Елизаветы. Тут вы должны узнать; не все игрушки, находившиеся в химчистке, проживали здесь постоянно. Большинство из них - те, которых сложили на столе, - ждали, когда придут хозяева и заберут их. Они всегда сидели на столе и высматривали хозяев в окно. Они очень боялись потеряться, поэтому никогда не слезали на пол - чрезвычайно опасались заблудиться или провалиться в какую дырку - очень хотели, чтобы хозяева поскорей забрали их обратно. Это ведь так страшно для игрушек оказаться ничьими, ненужными, не правда ли?
Анна-Елизавета была ничьей куклой. Заяц, Часто Висевший На Ушах, давно уже стал сам по себе. Медведь, Называвший Себя Винни-Пухом, в незапамятные времена был выброшен на помойку, потому что совсем истрепался. На помойке его обнаружил Капризный Кот и привел в химчистку - хоть какой-то приют. А Капризный Кот с рождения не играл с детьми. Его и в магазин не отправили никто бы не купил - и с фабрики никто не украл, он так просто завалился куда-то. У него были здоровенные круглые висячие уши, короткий хвост, разноцветные глаза и колючие усы. Про Капризного Кота сказали на комиссии, что он не годится для детей, что он некрасив и неприятен. Кот не спорил и добровольно отправился на помойку. Потом на другую. Затем забрел в химчистку и прижился, не оставляя, впрочем, привычки посещать помойки. Что там новенького случилось, интересного? И бабах - медведя нашел.
Этих четверых игрушек не прогоняли из химчистки, хоть они и были ничьи, потому что за них заступалась одна добрая женщина, работавшая там. Она ласково разговаривала с игрушками, чистила Медведя, Зайца и Кота и платье Анны-Елизаветы и радовалась, что вот - они снова чистые. Капризный Кот ненавидел чистки, уничтожавшие помоечный запах - слишком долго ему приходилось после валяться в мусорном баке, чтобы вернуть замечательный превосходный аромат. Но Кот не оставлял химчистку - он знал из опыта скитаний, что помойки есть повсюду, а хорошего человека встретишь не сразу.
Анна-Елизавета называла добрую женщину мамой. Она чувствовала, что этим доставляет удовольствие женщине, да и все равно Анна-Елизавета больше ничего не умела сказать на языке людей.
Медведь, Называвший Себя Винни-Пухом, любил рассказывать истории. А Заяц, Часто Висевший На Ушах, любил пристроиться в удобном месте и немного повисеть на ушах, в которых у него были специальные дырки. Когда-то Зайца подвешивали над детской кроватью, и он, храбро тараща глаза в темноту, охранял сны мальчика. Он прогонял кошмаров и пропускал добрых снов. Мальчик стал взрослым, и теперь Заяц мог беззаботно спать ночью и днем в этой химчистке, но счастливее он не стал.
День рождения Анны-Елизаветы случился восемнадцатый раз за полгода. Все были рады и приготовили подарки и угощения. Зайца опять назначили дежурным, так как он один умел просыпаться вовремя.
Заяц проснулся и осмотрелся. Хозяйские игрушки спали на своем столе. Медведь храпел на подоконнике, а Капризный Кот лежал на батарее, и было непонятно, спит он или притворяется. Анна-Елизавета точно притворялась, потому что слишком сожмурила глаза и неровно дышала. Анна-Елизавета всегда не могла заснуть перед праздником: очень беспокоилась о подарках. Какие они будут большие или маленькие, красивые ли? Она любила подарки.
- Так-так, - сказал Заяц и осторожно свалился с вешалки.
Анна-Елизавета вздрогнула: уже? Праздник! Ресницы ее затрепетали, но тут же она запритворялась старательней, увидев, что темно и рано. Заяц разгладил затекшие уши и направился к тайнику. Он вынул коробки с подарками и корзину с угощением, стараясь не греметь. Достал свечные огарки и спички. Расставил огарки на ящиках и на полу и зажег их. Разложил по тарелкам угощение, заварил чай и громко сказал наконец уже:
- Добрый вечер!
Все сразу открыли глаза, и праздник начался.
Кот опять подарил Анне-Елизавете щетку, чтобы она расчесывала его - эту щетку он вчера незаметно вытащил из груды прошлых куклиных подарков. Заяц подарил синюю ленту для кос. Медведь подарил коробок, где была пятьдесят одна спичка, и каждая из этих спичек когда-то была последней в своем коробке.
- Может быть пригодится, - сказал Медведь, Называвший Себя Винни-Пухом.
Они ели торт и пили чай, а хозяйские игрушки завистливо ерзали на столе им тоже хотелось чая с тортом, подарков и отметить праздник в хорошей компании, когда за окном дождь.
День рождения прошел хорошо, как обычно. Но под утро загрустили, заговорив о людях. Все четверо старались всегда не вспоминать о людях как о хозяевах, и все равно, думая что-нибудь про людей, они всегда знали: люди - это хозяева игрушек. Наступило утро, а дождь не прекращался. Перед вставанием из-за стола Медведь произнес речь:
- Прошла еще одна ночь. Мне кажется, я думаю, что-то произойдет. Я подумал, вот что я подумал: мы уже долго просто так живем, не делаем ничего, только праздники празднуем. А в конце каждого праздника грустим все сильней. Но совсем рядом здесь чудесное, у дверей - это мое мнение такое. Как в нашей реке сегодня много морской воды, а в море есть вода из океанов, а в океанах много растворенной земли континентов и архипелагов, и все это паром поднимается к небу, чтобы лететь по небу и вернуться, так и мы вскоре направимся. Вся вода, вся земля, все небо мира будут с нами. Что-то случится всегда случается. Уже очень скоро. Много опасностей, много приключений и побед. Горя и радости, доброго и хорошего. Сказок и приключений, - Медведь задумался, тихо глядя в сторону, - Сказок и приключений. Поэтому хорошо поев, выспимся же теперь, как следует. И в путь!
Случилось, елки! С утра все началось, как будто в понедельник. Добрая женщина не пришла на работу, наверно, заболела. Анна-Елизавета расстроилась она хотела похвастаться новой лентой в волосах. Капризный Кот вдруг поругался с друзьями - сказал, что глаз не смог сомкнуть, что у него болит голова, что Медведь всю ночь топотал сапожищами у него под ухом, что Анна-Елизавета всю ночь шуршала бумажками в своей коробке-постели, а Заяц трепыхался на вешалке как весной. И Кот, существо нежное и одинокое - так он себя назвал, отправился на помойку, чтобы или умереть или просто погибнуть в бою с собаками и злыми колдунами из-за моря.
С Зайцем тоже нехорошо получилось. Одна злая приемщица грязных вещей, застав его развисающим на крючках рядом со своим халатом, схватила Зайца и с размаху зашвырнула в мусорную коробку. И прихлопнула крышкой. Медведь его только через полчаса смог выковорять оттуда.
Еще никого из людей, кроме злой приемщицы, в химчистке не было, когда, плотно затворив за собой дверь, вошла высокая худая женщина в красной шубе из искусственного меха. Все игрушки, увидев ее, задрожали и многие от ужаса закрыли лапами глаза. Потому что они-то знали из кого шьют такие шубы. Из маленьких плюшевых зверей - вот из кого!
- Ведьма! Это ведьма пришла! - шептали друг другу игрушки, - Ведь-ма-а, ага.
Злая приемщица хмуро поглядела на женщину в красной шубе и не ответила, когда та поздоровалась. Ведьма усмехнулась и ласковым голосом сказала;
- Я вас так хорошо понимаю! Какое же это доброе утро, когда дождь, холодина, а еще приходят всякие, свои грязные тряпки несут. Отчистите им дескать. Хитрые какие! Я сама работала приемщицей, мне известно это все. Но я-то как раз пришла забрать, чтобы вам не мешалось. Одну вещь.
- Какую еще вещь!
- А вон ту куклешку поломанную, зачем она вам?
Анна-Елизавета едва не задохнулась от возмущения. Едва в обморок с подоконника не упала - они все офонарели, что ли - а волосы какие, а глаза голубые, открываются и закрываются!
- Эта кукла давно тут валяется. Она ничья. Разве она ваша? - спросила злая приемщица.
-А вы зато посмотрите, какие у меня конфеты есть. Вишня в шоколаде! Вы хотите? - Ведьма достала из сумки большую коробку.
- Хочу!!!
Заяц и Медведь схватились за платье Анны-Елизаветы, но злая приемщица отшвырнула их, и не заметив, торопясь заполучить конфеты. Медведь упал на пол, а Заяц опять удачно - в мусорный ящик.
Ведьма упрятала пинающуюся и плюющуюся куклу в свою сумки, а злая приемщица быстро и жадно открыла коробку и сорвала золотинку с самой большой конфеты. И оттуда прямо в нос ей прыгнула жаба!
- А! А! А! Аааааааа!!! - завопила злая приемщица.
Из остальных золотинок выбрались тритоны, черные тараканы, ящерицы, мокрицы и сороконожки и еще жабы и пауки сушеные и напрыгнули на злую приемщицу, которая не могла пошевелить и пальцем. Они всю ее исползали, исщекотали, измокрили, а потом скатались в мохнатый шар и убрались за дверь, в туман, холод и дождь. Хихикая и завывая, за Ведьмой, уже исчезнувшей в сером мареве улицы вместе с сумкой, в которой пихалась и толкалась похищенная Анна-Елизавета.
Заяц, необыкновенно взволновавшись, выбрался из мусорного ящика, достал из тайника саблю и принялся скакать по химчистке и по злой приемщице, которая в оцепенении лежала под столом.
- Урлю-тю-тю! я Ведьму победю! Я ей бошку снесу! Укушу и загрызу! Анну-Елизавету освободю! Айя-я-яй, все на палубу!!!
Медведь встал в угол и задумался, выводя пальцем узоры на пыльной стене угла.
Хозяйские игрушки все еще дрожали на столе, закрыв лапами глаза, - Ведьма, Ведьма!
Походкой заморского гостя, отфыркиваясь и тряся хвостом, в химчистку вошел Капризный Кот.
- Ну, - сказал Кот, недовольно оглядываясь, - Как тут у вас делишки. Я тут на помойке встретил какого-то, он сказал мне лично вернуться. Будто тут не в порядке чего-то.
Заяц подскочил к Коту и выкрикнул:
- Ведьма! Анна-Елизавета! Разбойство!
Кот отодвинул Зайца и направился в угол к Медведю.
- Чего он орет такое? Не соображу.
- Ведьма! Караул!!! - продолжал Заяц и с разворота рубанул саблей по ножке стола так, что некоторые хозяйские игрушки посыпались на пол, но сразу стали закарабкиваться обратно.
- Я думаю, похитили нашу Анну-Елизавету. Куклу нашу, понимаешь, - сказал Медведь.
- А кому она понадобилась? - удивился Кот, - То есть, вот беда-то!
После недолгого размышления Медведь предложил разработать план спасения. Трое плюшевых игрушек сдвинули головы и принялись таинственно шептаться, с опаской посматривая на стонущую злую приемщицу. Она размахивали лапами все оживленней, шептались все возбужденней, и в результате Заяц, завязав уши узлом, чтобы не мешали во время боя, прервал совет:
- План! Ха-ха-ха! вперед - к новым неудачам - вот наш план! - и бросился наружу.
Бодро помалкивая, Медведь и Кот также отправились в путь.
И вечером моросило. Заяц и его друзья миновали знакомые помойки, многие незнакомые и пути назад уже не помнили.
- А зайцы вообще умеют ориентироваться? - спросил Кот у Медведя.
- Нет, совсем не умеют. Но нам это на руку - мы ведь не знаем, где искать Ведьму.
Кот покосился и вздохнул.
Это был длинный проходной двор, где они шли сейчас. Он не заканчивался минут пятнадцать, выворачиваясь новыми закоулками, ныряя в подворотни, расходясь лестницами, путаясь в тупиках, сам забывая про улицы с машинами и людьми, заставляя забыть это и путников. Вдруг впереди блеснула под прожектором поверхность воды.
- Море! - удивился Заяц, - Черное или синее, значит, юг.
- Зайцы, - сказал Кот, - Следопыты!
- Лужа здоровая, - сказал Медведь.
На берегу лужи, разлившейся во весь двор, с трех сторон омывавшей стены дома, росли плакучие ивы и тростник. На отмелях распускались кувшинки, посередине виднелись остатки затопленной старинной беседки и стволы вековых деревьев, когда-то защищавших беседку от солнца.
В глухих стенах дома лишь напротив, на высоте шестого этажа, было одно окно. И видна была тень в этом окне.
- Ведьма, - сказал Медведь, - Это она в этом окне. Ведьма.
Они пошли налево по берегу, потому что направо было очень топко, и вскоре услышали голоса и стук молотков. Продравшись сквозь заросли крушины и черной смородины, трое спасателей увидели корабль, нос которого был вытащен на песок пляжа.
- Ага! - обрадовался Заяц, - Корабль как раз вовремя. Сейчас дождемся прилива и поплывем. Медведь, ты будешь боцманом, а Кот матросом... главным матросом.
- А ты, Зайчик, будешь капитаном? - медовым голосом спросил Кот.
Заяц прищурился на корабль:
- Что ж, водили и мы пароходы, да.
- Ошибаешься, приятель! - вдруг услышали они сзади скрипучий голос.
Из кустов выбрался деревянный Одноногий пират с пистолетами в руках и заскрипел дальше:
- Капитаном буду я, приятель, а ты сейчас очень быстро и ласково вышлешь мне все свое золотишко и все свои брильянтики, - Одноногий повернулся к Медведю и Коту, - Разумеется, это касается и вас.
Из тени кустов выступили еще Однорукий и Одноглазый пираты, тоже деревянные и вооруженные.
- Деревья! - сказал Кот, - И много вас в кустах повырастало?
Одноногий пират неожиданно для всех и для себя высоко подпрыгнул от возмущения и рухнул в кусты, теряя пистолеты. Одноглазый пират прижмурил глаз, чтобы как следует прицелиться в Кота, и, ничего не видя, влимонил из обоих стволов по Однорукому пирату, попал ему в руку, и рука сразу отвалилась.
- Мои пистолетики, где вы! - плакал Одноногий.
- Моя ручка! - рыдал Однорукий.
- Четвертый раз в него попадаю! Пятый раз! - Одноглазый жалостно моргал глазом, - Это можно пережить?
Нашелся Медведь, который всех успокоил; он приделал обратно руку Однорукому, отыскал пистолеты Одноногому и утешил Одноглазого. Медведь все приговаривал, что жизнь наладится, судьба устроится, ничего, ничего, ничего. А потом и о помощи попросил.
- А грабить когда же? - сквозь слезы спросил Одноглазый.
- Я думаю, мы быстро освободим нашу Анну-Елизавету и сразу отправимся разбойничать, такое мнение у моих друзей тоже.
- Наоборот интересней, - проскрипел Одноногий.
- Ясное дело, интересней, - поддержал главаря Одноглазый, - А то мы уже семнадцатый корабль на тринадцатой луже строим, а все без толку - никак в море не попадем.
И Однорукий согласно взмахнул рукой, в который раз проверяя, хорошо ли?
Медведь посоветовался с Котом и сказал:
- Вот как! Мы поплывем на спасение, а если по пути попадется грабеж, приостановимся, а после дальше поплывем.
- По рукам! - сказал Однорукий.
Они снялись с якорей, подняли паруса и вышли на открытую воду вместе с приливом, держа курс на окно Ведьмы.
Вначале все было правильно - ветер попутный, волнение слабое, Кот внимателен. Но вскоре корабль вошел в полосу тумана, и Коту стало трудно удерживать в лапах штурвал, так как стало необходимо вылизываться из-за мокроты тумана. Захлопали паруса, нос корабля зарыскал.
Одноногий взобрался на мостик, наорал на Кота и отослал его в кубрик. Встал сам к штурвалу, но это не помогло - туман сгущался, а компас не действовал, потому что был нарисованным. Тем не менее Одноногий попытался до конца использовать оставшиеся шансы - пристально вгляделся в горизонт, может быть, и постучал по картушке компаса. А корабль терял ход, как будто море стало клеем. Одноногий треснул по ставшему бесполезным штурвалу и отправился к остальным вниз выпить чашку-другую грога.
Все сидели за столом из неструганых досок, глотали горячий грог и горевали потихоньку. Неожиданно Медведь, как спросонья, заявил:
- Ужасно. Мы, как эти, как люди. Построим сообща корабль, пустимся в бурные волны, ища разное себе, но ни управлять, ни предвидеть даже самое ближнее не способны.
- Точно, - буркнул Одноногий, - Как люди - строили одни, а плыть все поналезли.
Тут как загремело, как сверкнула огромная синяя молния у самого иллюминатора. И еще, еще! Потом желтая молния, и гром звезданул, и сразу красная и зеленая молнии! Когда спасатели выскочили на палубу, ветер загудел в снастях, ливень прорвал туман, затрещали мачты.
- Паруса! Убрать паруса, в селезенку вас бревном! Понаставили тут!!! скомандовал Одноногий.
Но и попробовать не успели, как раздался зловещий хохот со всех сторон, и грот, растерзанный в клочья, исчез наверху, в дожде и мраке.
- Глаз урагана! Это глаз урагана, самого тебя в селезенку бревном!!! - в ужасе прокричал Однорукий.
И вновь, словно отвечая, послышался зловещий хохот и женский голос отовсюду:
- Глаз Ведьмы! Глаз Ведьмы! Йеэе-эхххх!!!
Дождь, гром и молнии, ветер и ночь, проклятия и угрозы смешались в одно и обрушились на маленький корабль, построенный из обломков качелей и старинного комода, на пиратов, на Медведя, Зайца и Кота.
- Кованые гвозди, мореная древесина! Жабу вам лысую на Новый Год, а не наш фрегат! Не возьмете! - кричал непонятно кому Одноногий.
Завизжало, зазвенело, зарычало. Взметнулись волны, обрушились молнии, все стало красное, все вспыхнуло.
Две головы дракона
Одноногий пират открыл глаза. Тут же очнулись и его деревянные товарищи, потому что раньше они жили, прикрепленные к одной палке, и, отломавшись теперь, все равно сохранили много общего и одновременного. Ничего хорошего они не увидели.
- Привет, ребята, - сказал им трехголовый дракон.
Пираты быстро и снова одновременно захлопнули глаза.
- Испугались, - и дракон с довольными мордами, словно здоровенная фиолетовая трехголовая хвостатая лягушка, попрыгал в угол пещеры, где в кастрюле над очагом булькала вода.
- Закипело! - крикнул он пиратам, - Идите сюда, ребя!

Вестник - Полторак Егор => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Вестник на этом сайте нельзя.