А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

На этой странице выложена электронная книга Ночка автора, которого зовут Пантелеев Алексей Иванович. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Ночка или читать онлайн книгу Пантелеев Алексей Иванович - Ночка без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Ночка равен 17.03 KB

Ночка - Пантелеев Алексей Иванович => скачать бесплатно электронную книгу



Пантелеев Алексей Иванович (Пантелеев Л)
Ночка
Алексей Иванович Пантелеев
(Л.Пантелеев)
Ночка
ХОЗЯЙКА
Мне двенадцать лет было. Подружки мои еще в куклы играли да через веревочку прыгали, а уж я хозяйкой была.
Сама и белье стирала, и по воду ходила, и кухарила, и полы мыла, и хлебы пекла...
Нелегко было, только я не жаловалась.
Мама у нас умерла. Папа второй год с белыми воевал. Жили мы вдвоем с братом. Ему уж тогда пятнадцатый год пошел, он в комсомоле состоял. А меня в комсомол не брали. Говорят - маленькая.
А мне обидно было. Какая же я, помилуйте, маленькая, когда я не только обед сготовить или что, - я даже корову доить не боялась.
НОЧКА
Корова у нас была хорошая, красивая, во всем городе такой второй не сыскать. Сама вся черная, как ворона, и только на лбу белая звездочка. Зато и кличка у нее была подходящая - Ночка.
Это еще мама ее так назвала, еще теленочком. Я, может, за это и любила ее так, нашу Ночку, что она мамина воспитанница была.
Ухаживала я за ней - сил не жалела.
Бывало, встану чуть свет, сама не поем, а Ночке воды согрею, сена натаскаю: "Ешь, - говорю, - Ноченька, поправляйся". Потом доить сяду.
А как подою, Васю разбужу и скорей гоню Ночку в стадо.
А для меня это самое милое дело - корову в стадо гонять. Бывало, меня соседки просят:
- Верочка, возьми и нашу заодно.
- А что ж, - говорю, - давайте!
Прихвачу штуки три-четыре - мне еще веселее.
Иду, кричу:
- Гоп! Гоп!
А коровы мычат, стучат, колокольчиками брякают.
Так через весь город и топаем.
А потом - река. А на реке - мост.
Мы через мост идем:
"Туп! Туп! Туп!"
А потом уж луга пошли. А за лугами лес. Ну, тут и прощаемся.
Я, правда, никогда сразу из лесу не уходила. Утром в лесу хорошо. Другой раз возьму с собой шить или починить что-нибудь и сижу себе, ковыряюсь до самого обеда. А рассидишься если, так и уходить не хочется.
БАНДИТЫ
Правда, меня пугали, будто в лесу бандиты орудуют. Только я сначала не верила. Мало ли что девочки брешут. Но потом и Вася мне однажды говорит:
- Ходи осторожнее. В заречных, - говорит, - хуторах действительно орудуют...
А потом уж и по всему городу слухи пошли о бандитах.
Такие о них ужасы рассказывали, будто они и живых в землю закапывают, и маленьких детей режут, и даже кошкам и собакам - и тем пощады не дают.
А у нас в городе в то время никакого войска не было. И некому было его защищать. Одни комсомольцы остались, вроде Васи нашего. Им на всякий случай оружие выдали. И Вася мой тоже какой-то наган завалящий получил. Но только на них не надеялись. Какие же это защитники - мальчишки желторотые!
Всё ожидали, что вот-вот Красная Армия подойдет. Богунская дивизия тогда подступала от Киева.
Эту дивизию у нас в городе все ночью и днем ждали. А я больше всех ждала. Потому что в одном из полков этой дивизии служил наш папа.
А уж я о нем так соскучилась, так соскучилась, что и сказать не могу. Бывало, ночью проснусь, лежу и слушаю: не идут ли, не слышно ли? А потом в подушку забьюсь и плачу тихонько, чтобы Вася не слышал. А то ведь, если услышит, задразнится. Он и так меня плаксой называл. А я - ничего не скажу любила поплакать.
ОДНАЖДЫ
Дело осенью было. Я уж давно с хозяйством управилась, обед сготовила, на стол накрыла, - сижу, дожидаюсь Васю. А Васи моего чего-то все нет и нет. А мне уж за Ночкой пора - уж доить время.
Вдруг слышу: за окном где-то - бах! бах!
Я думала - это бочки с водой по улице катятся.
А потом, как еще раз бабахнуло, - "нет, - думаю, - это не бочки... это, пожалуй, скорее всего с винтовок стреляют".
"Ох, - думаю, - не папина ли это дивизия подходит?"
Только подумала, слышу: в сенях со всего размаху дверь как хлопнет. Вася вбегает. Сам бледный, рубаха на шее расстегнута, козырек набок свернулся.
Я испугалась даже. На скамеечку даже присела.
- Что, - говорю, - Васенька? Что такое? Что с тобой?
А он на меня дико так посмотрел и говорит:
- Банда идет!
- Какая банда?
- Такая вот... Соколовского атамана банда. С Богуславского хутора хлопчик сейчас прискакал. Богуславку сожгли, сюда идут.
- Ой, - говорю, - что же это будет?
- Ничего не будет, - говорит Вася. - Защищаться будем. Я за наганом пришел. У нас в комитете сбор.
Я не подумала, вскочила. Говорю:
- Я тоже пойду.
Рассердился Вася.
- Ну да! - говорит. - Только тебя там и ждали, Матрена Ивановна!..
Обиделась я, еле слезы сдержала. Но не сказала ему ничего, отвернулась.
А Вася наган из-под подушки достал, почистил, подул на него зачем-то, сунул за пояс и побежал.
А я посидела, подождала, да и за ним следом.
В КОМИТЕТЕ
Прибегаю в комитет, а там уж народу - не протолкаться. Там комсомольцам - мальчишкам и девчонкам - оружие выдают. Кому - наган, кому - винтовку, а кому - только один штык от винтовки.
Я потолкалась да и тоже в очередь стала.
Подошла очередь, я говорю:
- Дайте и мне.
Оттолкнули меня. Говорят:
- Иди, не мешай!
Я говорю:
- Дайте, пожалуйста! Я ж тоже хочу город защищать.
- Иди, - говорят, - не путайся.
Я говорю:
- Вы думаете, я маленькая? Я же не маленькая. Я - сильная. Во, посмотрите, какие мускулы у меня...
Тогда этот паренек, который оружие выдавал, говорит:
- Ну, на, попробуй.
И винтовку мне подает.
Я винтовку взяла - и чуть на пол не села. Действительно, хоть мускулы у меня и крепкие, а тяжело.
Я говорю:
- Вы мне дайте - знаете, бывают такие маленькие... карабинчики, что ли...
- Эва, - говорит, - чего! Может, тебе еще игрушечный пугач выдать? Иди, не задерживай, некогда...
ПОДСЛУШАЛА РАЗГОВОР
Я в сторону отошла, слышу: ребята судачат о чем-то.
- Мост, - говорят, - сейчас взрывать будут.
Все говорят:
- Правильно! Пусть через реку сунутся - без моста-то.
А один говорит:
- А что толку-то? Мост! Они, если захотят, и по плотине у Стахеевской мельницы переберутся.
- Ну, это положим. Кто им, интересно, покажет эту плотину! О ней ведь и в городе не всякий знает.
Я сразу и не поняла, о чем они там говорят. Какой мост? Почему взрывать? А потом, как вспомнила, что у нас в городе всего один мост, догадалась. Значит, они хотят бандитов от города отрезать. Ведь если моста не будет, им сюда не попасть.
"Ловко, - думаю. - Молодцы ребята! Хоть и мальчишки, а ничего, соображают..."
Подумала так, и вдруг меня за плечо кто-то как схватит. Оглянулась Вася.
- Ты что? - говорит. - Тебе кто позволил?
Я хоть и не боялась его ни капельки, а все-таки испугалась.
- Я, - говорю, - не зачем-нибудь пришла. Я - просто так, поглядеть.
- А ну, домой сию же минуту!
Рассердился.
- Мне, - говорит, - перед отцом за тебя отвечать!
- Да? - говорю. - А за тебя, интересно, кому отвечать?
- Еще рассусоливать?! Пигалица!.. Марш!!
Ну, я спорить не стала больше, поглядела на него как следует и пошла.
ВЗРЫВ
До угла не успела дойти - как бахнет! В ушах зазвенело. И даже в глазах темно стало.
Оглянулась - все небо черное. И сразу на улице дымом запахло.
Я думаю:
"Что это? Откуда?"
А потом вспомнила:
"Мост!"
Очень мне захотелось на реку побежать, поглядеть, как этот взорванный мост гореть будет. Но не пошла.
"Нет, - думаю. - Надо и правда домой спешить. А то я даже и дверь на замок не закрыла. Да и поздно уж - пора за Ночкой в стадо бежать..."
Подумала так и похолодела.
- Ой, батюшки! Милые мои! Ночка-то! Ночка-то ведь моя - за рекой?!
"Что же мне делать? - думаю. - Миленькие!.."
У меня даже слезы из глаз брызнули.
Закричала я тут, как сумасшедшая:
- Ноченька моя! Ночка!
И побежала к реке.
МОСТ ГОРИТ
Я думала, - может, еще проскочить успею.
Да нет, где уж тут проскочишь... Еще издали, за две улицы, слышно было, как трещали в огне сухие сосновые балки.
Люди бежали к реке с баграми. Наверное, не знали, в чем дело. Думали, что пожар.
А на берегу уж весь город собрался. Я еле протискалась.
Все шумят, кричат - радуются, что бандитов обманули. А я стою, как дура, и плачу.
Тут уж и думать нечего было, чтобы на ту сторону пробиться. Из-за дыма да из-за огня даже не видно было, что на той стороне делается.
Вдруг мне послышалось, будто на том берегу теленочек закричал. А потом колокольцы как будто звякнули. Потом слышу: коровы мычат.
А уж в толпе кто-то кричит:
- Стадо идет! Стадо идет! Куда они? Гоните их! Ведь сгорят! Живые сгорят...
А я хоть и на цыпочки встала и шею вытянула, а никакого стада не вижу. Только дым и огонь вижу и только слышу все ближе и ближе: "Му-у-у-у! М-у-у! М-у-у-у!"
Да так жалобно, так печально, что и не хочешь плакать, а заплачешь.
ПЛОТИНА
"Ну, - думаю, - пропала моя Ноченька".
И тут я вспомнила о Стахеевской мельнице.
"А что? - думаю. - Попробовать разве?"
Я даже не подумала о том, что Стахеевская мельница далеко, что туда полчаса бежать надо.
"Ничего, - думаю. - Как-нибудь добегу. Через плотину переберусь, корову найду и обратно. Бандиты еще и подойти не успеют".
Но до мельницы мне добежать не пришлось.
Только я из толпы выбралась, не успела на дорогу выйти, вижу навстречу Вася идет. А с ним еще человек пять комсомольцев.
Вася и рта раскрыть не успел, а уж я ему говорю:
- Не ругайся, Васенька! У нас беда.
- Что такое?
- Ночка у нас на той стороне осталась.
Он побледнел. Потом говорит:
- Плевать. Ничего с ней не будет.
Я говорю:
- Как это так ничего не будет? А если ее подстрелят?
- Ну и пусть, - говорит, - подстрелят. Не в этом счастье... Беги домой. Сейчас у них тут стрельба начнется. Бандиты подходят.
Тут я не выдержала и говорю:
- Нет, ты как хочешь, Васька, а я домой не пойду. Я лучше к Стахеевской мельнице побегу.
- Это зачем еще? - говорит.
А один комсомолец языком прищелкнул и говорит:
- Опоздала, девочка!
- Как это опоздала?
- Да так. Опоздала трошки. Наши ребята только что побежали плотину взрывать.
ДЯДЯ ФЕДОР
Что же мне делать было? Домой бежать? Нет, не могла я домой бежать ноги не шли.
На берегу уж никого не осталось, все куда-то попрятались. Только я одна сидела у самой воды и смотрела на тот берег. А мост все еще горел. И вода вокруг него была красная, огненная, блестящая. Пар над водой клубился. Что-то шипело, ломалось, трещало... И мне все чудилось, что на той стороне коровы мычат. А может быть, и не чудилось, может быть, они и правда мычали.
Вдруг где-то близко-близко захлопали по воде весла.
Я голову подняла - вижу: лодка плывет. А в лодке знакомый старик - дядя Федор, охотник.
Он меня тоже заметил, положил весла и кричит:
- Эй! Кто там? На берегу! Тетенька!
А я и ответить не могу. Отвернулась и поскорей слезы глотаю.
Тогда он к берегу пристал, поглядел и узнал меня.
- О! - говорит. - Тетенька-то знакомая. Ты чего ревешь, тетка?
Ну, я ему все рассказала - сквозь слезы-то. Он помолчал, веслом поиграл и говорит:
- Жалко корову.
Потом еще подумал, в затылке почесал, крякнул и говорит:
- Э, была не была! Давай садись поскорей в лодку. Поедем твою буренушку спасать...
У меня сразу и слезы высохли. Я сама лодку от берега отпихнула, на ходу вскочила; дядя Федор ударил по воде веслами, и наша лодочка на всех парах полетела на тот берег.
УСПЕЕМ ИЛИ НЕ УСПЕЕМ?
Я все думала:
"Успеем или не успеем?"
И все на тот берег поглядывала. А там у самого берега очень густой кустарник рос. И вот, я помню, думаю:
"Если мы там, у этих кустов пристанем, - это хорошо. Там можно и лодку спрятать и самим притаиться, если надо будет".
Дядя Федор изо всех сил веслами работал. А мне все казалось - тихо плывем. Я, помню, даже подгоняла его:
- Дядя Федор, давай нажмем! Дядя Федор, поскорей, пожалуйста...
А он только покряхтывал да головой кивал: дескать, ладно, не торопись, успеем...
Вот уж до того берега совсем близко осталось. Вот уж травой запахло. Уж листики на кустах видно стало.
Я на носу сидела. Мне не стерпелось, я встала; думаю - сейчас соскочу на берег. Уж и место себе глазами выбираю посуше.
Вдруг что-то как хрустнет. Я думала - это днище о песок задело. А потом слышу:
- Стой! Кто такие?
Дядя Федор лодку с разгону как повернет. Зубами как заскрипит.
- Садись, - говорит, - девка! Живо! Назад!
А я - не знаю, что со мной сталось, откуда у меня храбрость взялась. "Нет, - думаю, - уж коли так случилось, назад не поеду".
Взяла да и прыгнула в воду.
И - бегом к берегу.
А уж над головой у меня пули свистят. Одна, другая, третья.
Оглянулась, вижу: дядя Федор далеко. Саженей двадцать уж отмахал. Лодка у него, как моторная, бежит. Пена вокруг. А весла над головой так и мелькают, так и мелькают, будто крылышки стрекозиные...
ДОПРОС
Я когда в воду прыгала, мне не страшно было. А как увидела этих бандитов, - ноги затряслись.
Их там не много было: человек пять или шесть. Но я хоть и раньше о них слыхала, а все-таки не думала, что эти бандиты такие страшенные.
Все они с ног до головы оружием обвешаны: бомбами, кинжалами, револьверами. Одеты не по-военному, а как-то чудно, будто на маскарад вырядились. Кто в офицерской шинели, кто в бушлате, кто в шубе овчинной. У одного на голове фуражка без козырька, у другого - папаха, у третьего этакий, как у нас говорят, бриль соломенный. У одного - косынка шелковая в полосочку, а еще у одного - так целая дамская шляпа с пером и с вуалькой.
У меня голова завертелась, когда я на них посмотрела.
Мне бы бежать надо, пока они там в дядю Федю стреляли. А я - не могу. Ноги не двигаются. Стою по колено в воде и смотрю, как наша лодочка от бандитов удирает.
Дядя Федор так и ушел от них невредимый.
Рассердились бандиты. Плюнули. Заругались. И сразу на меня накинулись.
- Ты кто, - говорят, - такая? Тебе что здесь требуется?
А я забубнила чего-то, заплакала. Потом говорю:
- Я, дяденьки, за Ночкой приехала.
- Ты зачем врешь? - говорят. - За какой дочкой? Какая у тебя может быть дочка?
Я говорю:
- Да не за дочкой, а за Ночкой. Это корова у нас так называется...
Который в шляпе с пером, приставил к моему носу наган и говорит:
- А это вот нюхала? А ну, говори правду, а не то зараз дух вышибу...
И так наганом нажал, что носу больно стало.
Я еще громче заплакала и говорю:
- Я вам правду сказала.
- Нет, ты не правду говоришь! Ты врешь! Отвечай: кто тебя сюда послал?
Я говорю:
- Никто меня не посылал. Я за коровой приехала. Пустите меня, пожалуйста, у меня корова с утра недоенная ходит.
Они друг на дружку посмотрели, головами покачали и говорят:
- Ловко придумано. Ничего не скажешь...
А потом этот, который в шляпе, взял меня за плечо, сдавил его со всей силы и говорит:
- А ну, пошли к атаману. Разберемся...
КОРОВЫ
Я всю дорогу плакала. Да так еще плакала, так орала, что даже бандиты не вытерпели. Один какой-то с бородой, в бриле соломенной, остановился и говорит:
- Тьфу! Не могу. Все уши заложило от ее крика.
Тут и другие остановились. Говорят:
- А ну ее! Таскаться с ней... Может, она, и верно, за коровой приехала!
А тот, который в шляпе, ногой топнул и говорит:
- Бросьте! Знаем мы, какие тут у них коровы. Никаких тут коров нема! Тут...
И только сказал "тут" - будто назло ему где-то впереди как загудит:
- М-у-у-у-у!..
Я сразу очухалась и плакать перестала.
Вижу: навстречу нам из лесу на лужок выходят коровы. Впереди - белая, за ней - пегая, потом еще какие-то, а потом - кто вы думаете? А потом вижу Ноченька, красавица наша идет!
Я как закричу:
- Вот она! Вот она, моя корова! Видите - черная, которая с беленькой звездочкой!
И бежать уж хотела. А бандит в шляпе схватил меня за плечо и говорит:
- Стой!
Потом говорит:
- Вот я тебе что скажу. Это твоя корова? Да? Так ты ее позови. Кликни. Если она отзовется, если пойдет, - значит, правда. А если не пойдет, значит, неправда, значит, ты брешешь, значит, ты - красный разведчик.
ИСПЫТАНИЕ
Я обрадовалась. Говорю:
- Ладно!
А сама думаю:
"А вдруг не пойдет Ночка? Вдруг не откликнется?" Ведь все-таки, сами понимаете, это корова, а не собака...
Вздохнула я тихонечко и говорю:
- Ноченька! Ночка!..
Она - хоть бы что. Даже головы не повернула. Идет, не спешит, травку жует.
Тогда я погромче говорю:
- Ночь, Ночь, Ноченька!
Вижу - Ноченька голову подняла, губами шевелит, будто воздух нюхает. А потом в мою сторону посмотрела и пошла. А я - к ней навстречу.
За шею схватила и - целовать. И опять чуть не плачу.
- Ноченька ты моя, Ноченька! - говорю. - Бедная ты моя, бедная! Вымечко-то у тебя как разбухло. Пить ты, наверное, хочешь, бедняжечка!..
А Ночка меня узнала, трется об меня и локоть мне своим шершавым языком лижет.
Тут уж, конечно, бандитам пришлось поверить, что я за коровой приехала, а не за чем-нибудь. Даже этот, который в дамской шляпе, и тот поверил.
- Ну что ж, - говорит. - Твое счастье. Шут с тобой! Забирай свою дочку или бочку и - катись отсюдова.
А я думаю:
"Куда же мне катиться?"
Потом думаю:
"Ясно - куда. К Стахеевской мельнице. Сейчас, как они только уйдут, я потихонечку по кустикам да по залескам и погоню мою Ночку к плотине. Может, успею еще. Может, еще наши ребята, на счастье, не взорвут ее к тому времени..."
АТАМАН СОКОЛОВСКИЙ
Но и тут мне не повезло.
Только мы с бандитами разговор кончили, не успели попрощаться, слышу: копыта стучат. Вижу: из лесу на лужайку всадники скачут.
Мои бандиты, как увидели их, испугались чего-то, побледнели.
- А ну, - говорят, - ребята, сторонись! Атаман едет!
А он, атаман этот, к ним подскакал, плеткой взмахнул и кричит:
- Вы чего тут треплетесь?.. Варнаки!..
Сам он усатый, в папахе, седло у него шелком вышито, а на боку целых две сабли - одна с золотой рукояткой, а другая с серебряной. Бандиты, я вижу, еще больше испугались, потемнели все и говорят:

Ночка - Пантелеев Алексей Иванович => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Ночка на этом сайте нельзя.