А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Они двинулись по направлению к Оушен-булвар.
Они ехали мимо высоких оштукатуренных стен и металлических оград, которые отделяют жителей лучших домов в Палм-Бич от остального мира. Наконец Виктория указала на дорогу, которая вела в огромные железные ворота.
– Обычно ворота закрыты, но сегодня я позвонила владельцу, и он оставил их открытыми для нас.
Хэммонд кивнул и направил машину по дороге, по кругу огибающей площадку перед строением. Они остановились под крытой галереей. Выйдя из машины, он оглядел дом, построенный в испанском стиле, с красной крышей и ослепительно белыми стенами.
Подойдя к массивной входной двери, Виктория достала ключ из почтового ящика и открыла ее. Хотя она нередко бывала здесь, всякий раз она испытывала благоговейный трепет перед красотой этого дома. Узорчатый паркет. Сводчатые потолки. Мраморные стены коридора. Кухня была переделана и оснащена современной техникой. Книжные полки, занимавшие в библио-теке все пространство от пола до потолка, были заполнены лучшими книгами, написанными человечеством, а кресла напротив огромных окон побуждали читателя уютно устроиться в них и погрузиться в приключения и переживания героев романов.
После тщательного осмотра первого этажа, во время которого Хэммонд заглядывал в каждый туалет, проверял все позолоченные водопроводные краны, измерял шагами длину гостиной, похожей больше на танцевальный зал, Виктория проводила его на второй этаж.
– Обратите внимание, как сочетаются лепные украшения потолка, плинтуса и балюстрада красного дерева. Этот искусный мотив повторяется в каждой комнате.
Хэммонд провел пальцем по резной розе на лестничной решетке, но не сказал ни слова. Обычно Виктория могла догадаться о намерениях покупателя, но на этот раз она находилась в недоумении. Он оставался холоден, как снежный сугроб в январе. Все, что она могла делать, это продолжать показ дома и надеяться на лучшее.
На втором этаже представитель телезвезды проверил каждую спальню, ванную и туалет. Не проронив ни слова, он постоял у огромного окна, оценивая, какой из него открывается вид: прямо перед домом простирался океан. Хэммонд попросил включить воду в круглой ванне рядом со спальней.
– Мисс Беннинг сможет лежать и отдыхать в ванне, наблюдая, как жизнь идет за окном, – предположила Виктория.
– Если бы мисс Беннинг довольствовалась тем, что наблюдала жизнь из окна, она бы ничего не добилась.
– Да, конечно, – Виктория откашлялась, чувствуя себя так, словно ей сделали строгий выговор. – Позвольте, я покажу вам сад.
Она проводила Хэммонда вниз по лестнице в столовую, способную вместить стол, за которым могло бы разместиться человек двести, если не больше. Французские окна вели на просторную террасу.
– Давайте выйдем здесь, – предложила Виктория.
Они побродили по лужайкам и парку, занимающим около двух гектаров, по дорожкам, выложенным разноцветным камнем, подошли к беседке, затем отправились к маленькому пруду, в котором росли розовые водяные лилии.
– Хозяин пытался разводить в пруду японского карпа, – объяснила Виктория, – но цапли ели их. Тогда он решил посадить цветы. Правда, красиво?
– М-м, – пробормотал рассеянно Хэммонд, смотря поверх пруда на домик для гостей. – Красиво.
Виктория чувствовала, что осмотр дома проходит не очень гладко. Она никак не могла привлечь внимание Хэммонда к тому, что ей казалось особенно привлекательным. Она указывала на какую-нибудь уникальную особенность усадьбы, его же интересовало совсем другое.
Он вряд ли посоветует мисс Беннинг покупать дом. И жизнь Виктории никогда не изменится. Она будет продолжать вести ту же скучную рутинную жизнь, пока не сдастся и не приползет к родителям в Миннесоту, этакая блудная дочь, возвращающаяся в отчий дом. Она увидела, что Хэммонд направляется к овальному пруду, и поспешила за ним. Хорошо еще, что он продолжает осматривать усадьбу и не собирается уезжать.
– Здесь есть два теннисных корта. – Виктория указала на участок, окруженный решеткой.
– Да, так и должно быть. В своей рекламной статье вы упоминали о нескольких цитрусовых деревьях. Мисс Беннинг выросла в холодном климате и считает такие деревья весьма экзотичными, она хотела бы быть уверенной, что они действительно плодоносят.
– Сюда, пожалуйста.
Хэммонд вошел за ней в небольшой фруктовый сад.
– Как видите, здесь есть лимонные, апельсиновые и грейпфрутовые деревья. Все они плодоносят. Когда деревья в цвету, по всему саду идет божественный аромат.
– Не сомневаюсь, что так оно и есть.
Он так мрачно посмотрел на деревья, как будто это были ядовитые кактусы. В очередной раз сердце у Виктории ушло в пятки.
Не надеясь уже ни на что, она повернула назад к дому, но остановилась рядом с королевской азалией. На ее раскидистых ветвях алели бутоны.
– Этот куст уже почти отцвел, но когда он в цвету, это волшебное зрелище.
– Могу себе представить.
Они вернулись в дом через кухню. Виктория сказала:
– Это очень красивый дом.
Она действительно так думала, но сомневалась, что Хэммонд согласится с ней.
Придется кому-нибудь другому заниматься продажей этого дома, ей не удалось это сделать.
– Мисс Беннинг покупает его.
Хэммонд произнес эту фразу с таким выражением, как будто покупал батон хлеба.
– Что? – Виктория подумала, что ослышалась.
– Нам, конечно, надо обсудить детали. Но мисс Беннинг хотела бы вступить во владение этим домом как можно скорее.
Сердце Виктории забилось. Она с трудом перевела дыхание.
– Я думаю, все можно уладить. Теперешний владелец будет согласен.
Она не стала сообщать, что теперешнему владельцу так не терпелось избавиться от дома, что он пообещал ей вознаграждение в случае успеха.
– Если вы располагаете временем, может быть, обсудим все прямо сейчас? Владелец где-то в усадьбе?
– Нет. Он сказал, что будет ужинать вне дома. Но он не будет против, если мы воспользуемся его кабинетом. Сюда, пожалуйста.
Через двадцать четыре часа после того, как Виктория показала представителю Алисы Беннинг «белую громадину» в Палм-Бич, чек лежал на ее столе в офисе. Это была, пожалуй, самая быстрая сделка по недвижимости в истории Флориды. Сумма ее комиссионных и премиальных составляла триста пятнадцать тысяч долларов. По ее расчетам, она стала очень богатой женщиной.
В день, когда документ о владении на усадьбу был отправлен новому владельцу, Виктория буквально вплыла в свой офис, ей казалось, что она парит над землей. Все оборачивались в ее сторону, а она притворялась, что не замечает всеобщего внимания, старалась оставаться холодной как лед, скрывая свое торжество.
Первой, кто ее встретил, была Ирэн, секретарша средних лет.
– Я всем рассказала о твоих успехах, – Ирэн тепло обняла ее.
Виктория поняла, что у нее все же есть друзья, которым она не безразлична.
Вошел Дэйн, отстранил Ирэн и заключил Викторию в такие крепкие объятия, что у нее перехватило дыхание.
– Я так рад за тебя, – прошептал он ей на ухо.
Приятный холодок пробежал по ее спине.
– Спасибо, Дэйн, – к ее удивлению и восторгу, он продолжал обнимать ее за талию.
Все принялись поздравлять ее, даже Венди. Виктория с гордостью пригласила коллег на стоянку.
– Хотите посмотреть мою новую машину? Я заплатила за нее наличными.
Утром, по дороге на работу, она остановилась перед автомобильным салоном и поменяла свою старую развалюху на новый «БМВ», который выглядел еще ярче, краснее и роскошнее, чем автомобиль Венди. Когда она села за руль и вдохнула волшебный запах новой машины, ей показалось, что ее сердце разорвется от счастья. «Она моя, – прошептала Виктория. – Я сама ее заработала».
В то же утро в бутике на соседней улице она перемерила кучу самых разных платьев, пока не выбрала одно – из голубого шелка, застегивающееся спереди, с элегантными складками снизу. Стоило оно больше, чем она заработала в прошлом месяце. Ну и что ж, теперь она может себе это позволить, думала она, любуясь собой в зеркале.
Сейчас она шла показывать своим коллегам новую машину. Дэйн шел рядом, не убирая своей руки с ее талии. Только Венди, к большому сожалению Виктории, осталась в офисе.
– Ты и дальше будешь здесь работать? – спросила Викторию Мэри Вандеккер.
– Да, конечно. Хотя, наверное, недолго. Пока не буду готова начать собственное дело.
– Мы могли бы создать что-нибудь вдвоем, – тихо проговорил Дэйн.
Знакомые мурашки пробежали по ее спине. Ей было немного неловко, но вместе с тем весело.
Венди вышла из офиса и крикнула:
– Дэйн, тебя к телефону!
– Извини, дорогая, но я должен подойти. – Дэйн нехотя убрал руку с ее талии. – Давай как-нибудь пообедаем вместе.
Под его взглядом ей почему-то стало зябко.
Остальные тоже вернулись за Дэйном в офис, но Ирэн осталась и взяла Викторию под руку.
Виктория могла видеть, как Венди смотрит на нее из окна.
– Что это с ней? – спросила она вслух.
– Она просто завидует, – ответила Ирэн.
– Завидует? Чему?
– Советую тебе хоть иногда смотреться в зеркало. Ты единственная женщина в офисе, которая не только симпатичнее ее, но и такой же хороший работник, как и она.
– Да ладно тебе, Ирэн. У тебя слишком богатое воображение.
Секретарша пожала плечами и сменила тему разговора.
– Очень красивая машина.
– Спасибо.
– И платье очень нарядное.
– Я рада, что тебе понравилось. Оно стоит небольшое состояние.
Виктория гордо выпрямила спину. Всего этого она добилась сама, несмотря на все скептические замечания родных. Она может сделать карьеру.
– Я так и подумала. Виктория, может быть, не следует так быстро тратить деньги?
– Почему же нет? Я заработала их. Никто не отберет их у меня.
– Почему бы тебе не позвонить Мэтту Клауссену? – настаивала Ирэн.
– Зачем?
– Спросить совета.
Виктория вспыхнула от негодования. Кто дал Ирэн право указывать ей, что нужно делать, как будто она сама не в состоянии разобраться в своих финансовых делах! Она достаточно наслушалась советов от родителей и других родственников.
– Мне не нужна ничья помощь.
– Если ты хочешь сохранить деньги, – секретарша взглянула многозначительно на дверь, за которой только что исчез Дэйн, – тебе следует позвонить Мэтту.
То ли не почувствовав смену настроения Виктории, то ли решив не обращать на это внимания, Ирэн продолжала:
– Во-первых, существуют налоги. Государство захочет как следует поживиться.
– Ну да, я знаю это, – старалась уклониться от ответа Виктория. – Все равно у меня останется очень много денег.
Не желая признаваться в этом Ирэн, Виктория поняла, что ей придется нанять хорошего бухгалтера, который бы занялся ее налогами.
– Хочешь, я позвонию Мэтту? Я слышала о нем много хорошего. Мои родители, когда ушли на пенсию, воспользовались его услугами и остались очень довольны. По крайней мере, послушай, что он тебе скажет.
Виктория кивнула. Она уже начинала постепенно опускаться с небес на землю.
– Хорошо, звони. Я поговорю с ним. Спасибо тебе.
– Не за что, дорогая. Ты поговоришь с ним из офиса или по телефону из новой машины?
Виктория засмеялась:
– Из офиса.
Через несколько минут, взяв трубку, она услышала голос Мэтта.
– Так ты продала усадьбу в Палмворфе?
– Точно. Алисе Беннинг.
– И, наверное, получила огромные комиссионные?
– Да, – Виктория назвала шестизначную цифру. Она сама до сих пор не могла поверить, что заработала столько денег сразу.
Мэтт восхищенно присвистнул.
– Ирэн посоветовала поговорить с тобой по этому поводу, – сказала Виктория.
– Умная женщина. До того, как мы составим план действий, не трать ни цента.
– Но я уже купила пару вещей. – Она перенесла трубку к другому уху, ругая себя за то, что покривила душой и не сказала Мэтту, что сделала крупные покупки.
– Хорошо, только не покупай ничего больше. Чем больше ты вложишь, тем больше будет доход. И тебе нужно постараться обойти налоги. – Мэтт помолчал, а потом спросил: – Ты свободна сегодня днем?
Виктория посмотрела на Дэйна, который все еще разговаривал по телефону.
– Думаю, да.
Дэйн пообещал, что скоро пригласит ее на обед, но не сегодня. Так что, к сожалению, она сегодня свободна.
– В ресторане «Розовая креветка» на бульваре Окишоби? В час дня, хорошо?
– Ладно, я приеду, – неохотно согласилась Виктория.
– Я закажу столик.
Она повесила трубку. «Надеюсь, – подумала она, – Мэтт не заставит меня вложить куда-нибудь все деньги». Слишком дол-го она экономила каждый цент. Сейчас она чувствовала себя как птица, выпущенная из клетки в первый раз. Немного испуганной, немного неуверенной. Но свободной.
2
Мэтт сидел в ресторане «Розовая креветка» и, с нетерпением поглядывая на дверь, ждал Викторию. Увидев ее, он вскочил и стал смотреть, как она идет к их столику.
Ему нравилось, как нежный шелк платья облегал ее фигуру, придавая каждому ее шагу, каждому движению необыкновенное изящество. Когда она подошла ближе, Мэтт увидел, какой золотистой была ее кожа, оттененная голубизной шелка. Жаль, что платье такое длинное. Виктории бы подошло мини. Он усмехнулся. Неплохо было бы узнать, какие у нее ноги. Тонкие лодыжки и соблазнительные икры, которые он разглядел среди многочисленных складок, выглядели многообещающе.
– Привет! – сказала Виктория.
Мэтт помог ей сесть. Не удержавшись от желания, он дотронулся до ее плеч. Как он и предполагал, ощущение было нежным и теплым. Именно такой и была, наверное, ее кожа. Интересно, когда-нибудь ему удастся узнать это?
Откашлявшись, Мэтт произнес:
– Поздравляю тебя.
– Спасибо, – лицо Виктории излучало радость.
– Я заказал шампанское.
– Ну что ж, спасибо еще раз, – ее глаза блестели как звезды, – очень мило с твоей стороны.
Мэтт был поражен ее сияющим видом. Сидевшая перед ним девушка была так не похожа на обычно скромную серьезную Вик-торию.
– Нужно отметить твой успех.
Откинувшись на спинку стула, Виктория улыбнулась, всем своим видом давая понять, что совершенно с ним согласна.
Мэтт достал бутылку шампанского из ведерка со льдом и наполнил два бокала. Подняв свой, он произнес:
– За то, чтобы успех постоянно сопутствовал тебе. Никто не заслуживает его больше, чем ты.
Виктория благодарно кивнула и сделала большой глоток:
– М-м, очень вкусно. Спасибо – еще раз.
Ее радость была для него самой большой благодарностью. Он знал Викторию уже целый год, но не мог припомнить, чтобы она когда-нибудь так улыбалась. Он похваливал себя за то, что догадался заказать шампанское, придавшее их встрече некую торжественность. Мэтту хотелось, чтобы улыбка подольше не сходила с ее лица, чтобы этот счастливый момент не проходил.
– Предлагаю сначала пообедать, а потом обсудить дела.
– Звучит неплохо. – Виктория открыла меню и заказала подошедшему официанту салат из креветок.
После недолгой паузы она обратилась к Мэтту.
– Если я не ошибаюсь, мы знакомы уже около года. Ведь так? А я совсем тебя не знаю.
– Тебе стоило раньше воспользоваться моими финансовыми услугами.
– Хм, – усмехнулась Виктория, – если бы они нужны были мне раньше… Ты ведь из Калифорнии?
– Да, я приехал сюда года два назад из Лос-Анджелеса.
– Почему? Я думала, что Лос-Анджелес является средоточием… всего, о чем только можно мечтать.
– Так и есть. Я работал в очень известной фирме. Экономил на всем, так как хотел открыть собственно дело. И в один прекрасный день, собрав достаточную сумму, я ушел из фирмы. Но оказалось, что в Лос-Анджелесе нет места еще одному финансовому консультанту – даже такому хорошему, как я.
Мэтт вспомнил, какая развернулась конкурентная борьба на фирме между служащими за выгодное место. Они старались приезжать на работу как можно раньше и оставались допоздна, пока не измотали себя окончательно, отчего работа только пострадала. А в результате, когда начался новый проект, на это место взяли кого-то постороннего. Потом начались увольнения, почти всех из его отдела уволили. Он был одним из немногих так называемых счастливчиков, кто сохранил себе место. Но кто знал, что ожидало его в другой раз?
Мэтт продолжал свой рассказ:
– Я навел справки о нескольких районах страны, где бы я хотел жить, потом изучил рынок. И вот я оказался здесь.
– К счастью для меня, – Виктория подняла бокал.
Мэтт пристально посмотрел на нее, в надежде найти скрытый смысл в ее словах. Несмотря на физическое влечение, которое он испытывал к ней давно и которое усиливалось с каждой встречей, он ни на минуту не забывал, что это всего лишь деловая встреча. Он понял, что имела в виду Виктория.
– Я рад, что ты так думаешь. Когда ты звонила, мне показалось, что ты это делаешь без особого воодушевления.
– Нет, что ты. Совсем наоборот. Мне нужен твой совет. В конечном счете, если я продам еще несколько домов и у меня будет достаточная сумма, я хотела бы открыть свой собственный офис. Когда наступит это время, мне бы хотелось, чтобы ты помог мне все организовать. И мне должен кто-нибудь помочь разобраться с налогами. И еще…
– Единственно, кто тебе нужен, – это хороший бухгалтер. Я же финансовый консультант. Я, конечно, смогу помочь тебе сделать все, что ты просишь, потому что у меня есть лицензия, но на самом деле, если тебе нужны мои услуги, я должен контролировать твои вложения.
– Да? Я об этом еще не думала.
– Именно поэтому я тебе и нужен.
Виктория не ответила, ожидая, пока официантка поставит перед ней салат.
– Я не хочу никуда вкладывать свои деньги. Я хочу, чтобы они были… есть такой термин… легко реализуемыми.
– Ты можешь иметь вложения и при этом свободно их реализовать, – Мэтт наклонился вперед и посмотрел ей прямо в глаза.
Виктория заморгала и отвела взгляд, удивляясь про себя магнетизму его глаз.
– У меня есть несколько идей, я хотел бы обсудить их с тобой. Почему бы нам не поехать после обеда ко мне в офис? Это недалеко отсюда. Там мы можем спокойно заняться деловыми вопросами. А сейчас отдадим дань салату.
– Ладно, – покачав головой, согласилась Виктория.
Она давно уже занималась бизнесом и научилась понимать, когда от нее хотели что-нибудь получить. Мэтт Клауссен хотел получить большие комиссионные от ее собственных комиссионных.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19