А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Зубкова Анастасия

Скромное обаяние художника Яичкина


 

На этой странице выложена электронная книга Скромное обаяние художника Яичкина автора, которого зовут Зубкова Анастасия. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Скромное обаяние художника Яичкина или читать онлайн книгу Зубкова Анастасия - Скромное обаяние художника Яичкина без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Скромное обаяние художника Яичкина равен 200.1 KB

Скромное обаяние художника Яичкина - Зубкова Анастасия => скачать бесплатно электронную книгу




Аннотация
Добропорядочные искусствоведы и нечистоплотные антиквары, монструозный буфет и никому неизвестный художник, интеллигентные бандиты и лихие братки, влюбленные мужья и коварные соблазнители, утраченные и вновь обретенные шедевры мирового искусства, убийства, похищения и тихие семейные радости. И, как обычно, в центре этого уморительного, несуразного и восхитительного урагана Галочка Перевалова и ее неукротимая бабуля - несравненная, непобедимая и легендарная.
Анастасия Зубкова
Скромное обаяние художника Яичкина

«Скромное обаяние художника Яичкина»: ЭКСМО; Москва; 2005

Твердый переплет, 358стр.
ISBN 5- 699-09980-5

Аннотация

Добропорядочные искусствоведы и нечистоплотные антиквары, монструозный буфет и никому неизвестный художник, интеллигентные бандиты и лихие братки, влюбленные мужья и коварные соблазнители, утраченные и вновь обретенные шедевры мирового искусства, убийства, похищения и тихие семейные радости. И, как обычно, в центре этого уморительного, несуразного и восхитительного урагана Галочка Перевалова и ее неукротимая бабуля - несравненная, непобедимая и легендарная .

Анастасия Зубкова


Скромное обаяние художника Яичкина


Глава первая, в которой я сокрушаюсь по поводу Дня Всех Влюбленных, а Пашка находит буфет

После новогоднего марафона нас с Пашкой накрыло тоскливым ожиданием тепла - хуже не придумаешь месяца в году, чем февраль: Новый год остался позади, елка осыпалась, а вместе с ней сошли на нет праздники, многодневные запои, рождественские премии, каникулы и ожидание чуда пополам с салатом оливье.
Наш кот Егор дожевал последнюю мишуру, елка была спроважена, игрушки упакованы, премия потрачена на всякую ерунду, и мучительно хотелось веселья. Однако календарь гласил, что ближайшим праздником, который нам предстоит, будет 14 февраля, День Всех Влюбленных.
Признаться, его мы ждали без особой радости: в отличие от всех нормальных супружеских пар, в этот день всячески демонстрирующих друг другу свою любовь и осыпающих дражайшие половины подарками и цветами, мы с Пашкой умудрялись переругаться чуть ли не до драки. Заканчивалось все попорченным семейным имуществом, переводом ценных продуктов и нездоровыми сенсациями среди ближайшего круга родственников и друзей.
Я бы не сказала, что мы с Пашкой - отпетые скандалисты, которые целыми днями вопят дурными голосами и гоняются друг за другом, бешено вращая глазами. Весь год мы тихие, симпатичные люди, он - программист, я - журналистка, домоседы, большие ценители уюта и тихих семейных радостей. Однако ко дню Святого Валентина в нас как бес вселяется - все эти сердечки, мишки, открытки с трогательными надписями, ленточки и прочая дребедень действуют на нас угнетающе: мы принимаемся ругаться как в итальянских фильмах и мексиканских сериалах - с заламыванием рук и беготней друг за другом, величественными рыданиями и африканскими страстями.
Приложение № 1. Список тем, на которые мы ругались с Пашкой 14 февраля в разные годы
2002 год. Пашка посмел заявить, что «маленькие симпатичные хомячки из мультика» - «мерзкие твари, при одном взгляде на которых, понимаешь, что человек - действительно царь природы».
2003 год. Я постирала любимую Пашкину желтую рубашку со своими черными колготками и издевательски заметила, что «это изысканно, это батик».
2004 год. Наш котик Егорушка ободрал всю (всю!) свежепоклеенную стену, Пашка порывался выкинуть его в окно (фиг-то он бы его поднял), а я встала на сторону милого пушистого зверька.
2005 год. Я выказала явный и ничем не завуалированный испуг, когда увидела бегущую на нас любимую Пашкину тетю Милу (старушка пару дней назад сходила в парикмахерскую, где ее причесали и покрасили под Мерлина Мэнсона)
2006 год. Пашка относил на помойку мусор, а заодно прихватил с собой пакет, в котором лежали мои перчатки, зонтик и капюшон от куртки.

Глава первая, в которой я сокрушаюсь по поводу Дня Всех Влюбленных, а Пашка находит буфет (окончание)

Именно поэтому недели за две до приближения этого знаменательного праздника, мы с Пашкой начинали искать подходы друг к другу, становились ласковыми, заботливыми и всепрощающими - уж очень жалко было семейного имущества и собственных нервов. Мы старались друг друга всячески радовать и ублажать - а вдруг на этот год пронесет?
В основном мы тешили хобби, которое правило нашим семейством вот уже несколько лет - мы занимались коллекционированием старых вещей.
Мы с Павлушей обладаем поистине редкостным даром - в самом ерундовом старье мы можем разглядеть шедевр, который по праву украсит нашу квартиру. Наш интерьер продуман до мелочей, и с каждым годом в нашей коллекции появляются все новые и новые экземпляры. Это может быть что угодно - старые стулья с распушившейся обивкой, колченогие кресла, этажерка с облупившейся краской, покосившийся комод, изъеденный молью ковер, полное собрание сочинений Ленина (второе издание), потемневший от времени портрет носатой тетки в чепце, треснутая ваза пугающих размеров… Всему находится место в нашем гостеприимном доме.
Впрочем, талант всегда имеет своих завистников. Моя лучшая подруга Катерина, к примеру, не устает упражняться в доморощенном остроумии, глядя на наши новые приобретения, а бабуля и вовсе заявляет, что весь хлам, заполонивший нашу квартиру, давно пора выкинуть на помойку и вздохнуть спокойно.
Подобные заявления мы с Пашкой переносим стоически. В конце концов - что они все понимают в нашей жизни? Тем более, что наша коллекция не далее, чем полгода назад, потерпела удручающие потери - во время очередного приключения мы с моей бабулей настолько досадили разным мерзавцам и проходимцам, что они вдрызг разнесли мою квартиру.
Вкратце дело обстояло так: отвратительные маргиналы похитили из частной коллекции работу кисти великого Леонардо да Винчи - набросок «Головы с прическами» (картон, угль, сангина). Похитители умудрились обдурить всех, начиная с самого владельца этой ценности, и заканчивая бандитами всех мастей и возрастов, пока на их пути случайно не оказались мы с бабулей. Жизнь порой подкидывает неожиданные сюрпризы тем, кто их совсем не ждет и абсолютно в них не нуждается. В нашем случае этим сюрпризом стал картон работы мастера Леонардо. Естественно, бабуля пришла в восторг и не успокоилась, пока картон не возвратился к законному владельцу, а мы не стали обладателями весьма кругленькой суммы (до сих пор не могу понять, на что мы с Пашкой всего за полгода потратили свою долю?).
Конечно, все это вовсе не означало, что громить стоило именно мою квартиру, но уж таков злой рок - почему-то отбросам общества в голову первым делом пришла именно такая идея. Так и вижу эти лица, искаженные злобой и отчаянием, а потом их внезапно озаряет светлая улыбка. «Давайте», - говорят они, - «разгромим квартиру Переваловых, где-то мы слышали, что эти люди недавно сделали ремонт, так не оставим же там камня на камне!». Так все и произошло - по нашей квартире словно Мамай прошелся. Пострадало множество ценнейших вещей - почти новый торшер, великолепная этажерка, удивительной красоты сервант - всего и не перечислишь. Конечно, мы с Пашкой находились в постоянном поиске вещей, которые помогли бы нам заполнить пустоту и создать надлежащий уют.
Так что накануне зловещего праздника всех влюбленных Пашка не вошел в квартиру, а вбежал в нее, сшибая все на своем пути. Глаза его горели лихорадочным блеском, руки подрагивали, а волосы на голове торчали во все стороны так, словно он решил пройти пробы на роль репейника в небольшой школьной постановке.
- Я нашел! - торжественно объявил Пашка, влетая на кухню в грязных ботинках и впиваясь восторженным поцелуем мне в шею. Я сосредоточенно кромсала ножом морковку, зажав в зубах сигарету, а потому была кратка:
- Бошынкы!
- Плевал я на ботинки, - заявил Пашка, выхватывая у меня сигарету, быстро затягиваясь и швыряя ее в раковину, - я нашел потрясающий старинный буфет! - с гордостью добавил он и наполовину скрылся в холодильнике.
- Буфет? - я пристроилась на подлокотнике кухонного дивана и захрустела недорезанной морковкой, - где он находится?
- Знаешь дом под снос в двух кварталах отсюда? - Пашка вынырнул из холодильника с батоном колбасы и принялся его смачно жевать.
- Не знаю, - проявила я глубокое понимание тактики и стратегии.
- Узнаешь, - возликовал муж, нежно обхватил меня за талию и принялся размахивать мной, как полковым знаменем, - сегодня мы с Димкой ради интереса заглянули туда и чуть с ума не сошли - этот буфет поистине поражает.
- Чем же он так поражает? - я осторожно высвободилась, усадила Пашку на диван и устроилась у него на коленях.
- Во-первых, - принялся перечислять мой благоверный, - это совершенно потрясающей красоты вещь, во-вторых, он как раз встанет у нас в коридоре, в-третьих - он чертовски старый и даже немного антикварный.
- Отлично, - я горячо расцеловала Пашку, за пятнадцать минут накрутила печеночного паштета, погрела борщ, и мы уселись ужинать, строя планы, как этот роскошный буфет будет смотреться в нашей квартире. На улице начиналась отвратная февральская метель, яростная, колючая и пронизывающе-ледяная, однако буфет неясным призраком маячил над нами весь вечер. В конце концов, после недолгих дебатов решено было отправляться за ним сейчас же.
В каком- то предрасстрельном восторге мы свистнули Пашкиного друга Димку, который доверительно сообщил мне по телефону, что буфет просто ужасный, а идет он с нами только потому, что ему очень интересно посмотреть на мое выражение лица, когда я увижу это произведение неизвестного, но больного на всю голову мебельщика. Я мужественно заявила, что верю Пашке как себе и, раз уж этот буфет показался ему великолепным, то я просто уверена, что это так и есть.
- Потому что у нас домострой и главный в семье - мужчина, - прокричал Пашка с другого конца комнаты, на всякий случай выскакивая в коридор.
- Потому что я - ангел, редкая женщина, подарок для каждого, делаю этот мир ярче, лучше и добрее, - заявила я в трубку Димке, - короче, мы тебя ждем.
Глава вторая, в которой появляется буфет, и мы всю ночь таскаем его по городу
Димка появился у нас через пятнадцать минут, когда на часах было полвосьмого, и потребовал еды. Судя по виду нашего друга, его очередная дама сердца оставила домашний очаг и отплыла в неизвестном направлении.
Димка совершенно удивительным образом умел портить характер своих обоже. Я долгое время недоумевала, где же он берет подобных мегер - жестоких, хладнокровных, властных, эгоистичных и, к тому же, не обремененных никакими понятиями о супружеской верности. Недоумевала я ровно до того момента, пока не попыталась познакомить Димку с одной из своих подруг. Буквально за месяц милая, добрая и, в принципе, неконфликтная Ирка превратилась в исчадие ада. Немало подивившись этой метаморфозе, после их расставания, я попыталась еще раз наладить Димкину жизнь - в конце концов, пропадал отличный мужик, полуторацентнеровый брюнет, добрейший, совершенно незаменимый в хозяйстве и общении. Однако через пару месяцев я стала смотреть на Димку с уважением - посудите сами, за это время он успел напрочь испортить характер трех моих подруг. На том этапе я решила оставить его личную жизнь в покое, хотя, впрочем, он и сам отлично справлялся.
Работал наш Димка человеком-пауком. В миру эта доблестная профессия называлась довольно скучно: инструктор по промышленному альпинизму. Это значит, что каждый день он ползал по отвесным стенам зданий, рекламным щитам и вышкам, выполняя различные высотные работы, внезапно появляясь в окнах квартиры на десятом этаже, чем пугал слабонервных девиц до безумия. Честно говоря, где-то в глубине души я считала, что подобная работа ни к чему хорошему не может привести, и заниматься ей, а к тому же искренне любить, может только совершенно безумный человек.
Увидев паштет, Димка оттаял сердцем. Вольным движением он подхватил из хлебницы батон, в другую руку взял ложку, в три прыжка оказался у стола и энергично принялся за еду, посыпая все вокруг крошками.
Я стояла в дверях кухни, с материнской нежностью наблюдая эту пасторальную картину. Как приятно иметь настоящих друзей. Не беда, что он завалил весь коридор своим альпинистским снаряжением и сейчас сожрет всю еду в доме - есть вещи важнее этого. Я с сомнением посмотрела на огромную сумку с какими-то крючьями, карабинами и веревками, которую Димка шваркнул у входной двери. Димка жевал.
- Димочка, - осторожно начала я, присаживаясь рядом, - скажи мне, пожалуйста, зачем ты притащил к нам все свое снаряжение?
- Не обращай внимания, - махнул рукой Димка. - Знаешь, почему на этот буфет пока никто не польстился?
- Почему? - тускло спросила я.
- Ну, - заулыбался Димка, отваливаясь из-за стола, - во-первых, он страшный. Как паровоз. А во-вторых, он находится на третьем этаже дома.
- Ну и что? - почему-то мне совсем не нравился тон Димки.
- Да ничего, просто лестница там сохранилась только до второго этажа.
- И что ты предлагаешь? - побледнела я.
- Мы с Пашкой залезаем туда с крыши и спускаем этот буфет на тросах.
- Ты хочешь оставить меня молодой вдовой? - бесцветным голосом поинтересовалась я.
- А ты в это время стоишь под окнами и руководишь процессом, - не обращая на меня внимания, продолжал Димка.
- Пашку я тебе не доверю… Я ЧТО? - до меня вдруг дошел смысл Димкиных слов, - Я делаю что? Ты сошел с ума!
- Поздно, - заявил страшным голосом Димка, - как, ты думаешь, мы попали в ту квартиру, чтобы осмотреть буфет?
- Как? - обреченно спросила я.
- На этих тросах и попали, - радостно заявил Пашка, впрыгивая на кухню в одном ботинке, - хватит его прикармливать, а то он приживется и будет спать на кухонном диване.
- Вот еще, - надулся Димка, - ноги моей тут не будет, особенно, если вы буфет этот здесь поставите. Или я, или буфет!
- Ну что ж, - грустно пожала я плечами, засовывая ногу в сапог, - принципы мы уважаем. Слава богу, одним едоком меньше - а то вечно ты как только появишься - сожрешь все вплоть до обойного клея…
- Твоя жена - язва желудка, - поделился с Пашкой Димка.
- И еще какая, - покивала я.
- Уйду, - с тихим достоинством сообщил нам Димка, - и не вернусь, а буфет ваш мерзкий пусть Пушкин тащит.
- Ну и уходи, - отмахнулась я от Димки, - и веревки свои забери. А мы с Пашкой придем, чайку поставим, доедим весь паштет, и кексик секретный из неприкосновенного запаса. С цукатами.
- С цукатами? - грустно спросил Димка. Его душу разрывала внутренняя борьба.
- Апельсиновыми, - покивал Пашка, натянул куртку и одним рывком застегнул молнию, - только ты позабудь о нем навсегда.
- С чего это? - оскорбился вдруг Димка, запрыгивая в свои ботинки.
- Буфет тебе наш не нравится, - начала перечислять я, - ты вон его даже нести не хочешь.
- Кто сказал, что не хочу? - возмутился Димка, подхватывая свою громадную сумку, - это вы непонятно чего копаетесь…
Так мы и отправились за этим буфетом: вывалились в сплошную пелену снега пополам с мутными огнями фонарей и почесали к дому на снос.
Этот дом был в аварийном состоянии, сколько я себя помню. Детьми мы обожали лазить туда, замирая от сладкого ужаса, переполнявшего нас, когда мы обнаруживали там старый докторский халат, потрепанные учебники или спинку от пионерской койки. Тогда нам казалось, что все в этом доме дышало тайной, отголосками страшных событий, которые происходили там когда-то. Ну, про эти события мы почти ничего не знали, но самозабвенно выдумывали их.
На самом же деле дом этот когда-то вмещал в своих стенах какое-то административное учреждение местного масштаба. Москва росла, поглощая подмосковные села, и к шестидесятым годам здание опустело, оказавшись на отшибе одного из новых районов. И без того ветхое, оно переходило от одной общественной организации к другой, денег на капитальный ремонт ни у кого не было, штукатурка осыпалась, многолетний слой краски тоже, канализация вела себя непредсказуемо, а потому это здание, теряясь в кронах высоких деревьев, просто ветшало. Годах в девяностых в нем попробовали возобновить какую-то деятельность, но оказалось, что находиться в этом доме стало опасно. На здание окончательно махнули рукой. Совсем недавно землю, где находилась уродливая громадина, купил какой-то концерн и ветерана определили под снос - обнесли заборчиком и снова забыли. Откуда там взялся буфет, кстати, было совершенно непонятно.
- Кстати, откуда там буфет? - озвучила я свою мысль, отплевываясь от снега.
- От верблюда! - ответил мне Димка, и я решила не разговаривать со средневековым мракобесом. И с подругами своими больше его не знакомить. Так вот.
В полном молчании мы добрались до места, пролезли сквозь дыру в заборе и подошли к темному и заброшенному дому. Выглядел он по меньшей мере зловеще. По спине побежал неприятный холодок - в сочетании с метелью получилось противно.
- Ребят, - тихо проговорила я, - может, ну его на фиг, этот буфет, а?
- Да ты что? - возмутился Пашка, - мы, рискуя жизнями, ищем эту штуку, а ты предлагаешь нам все бросить, именно в тот момент, когда Димка установил на крыше крепления и мы готовы к подвигу?
- Мальчики, - проныла я, - тут очень темно, холодно и скользко, я боюсь, что вы упадете.
Димка только хмыкнул, достал из кармана диких размеров фонарь и щелкнул кнопкой. Метельный полумрак пронизал луч яркого света.
- Стой здесь, - Димка поболтал своим лучом в метельной тьме, - буфет появится из того окна.
- Дурой надо быть, чтобы этого не заметить, - буркнула я, но настоящие мужчины уже не слушали меня.
Они примерились к пожарной лестнице, бросили друг на друга многозначительные взгляды, как космонавты перед полетом на Луну, мол, брат, если тебе суждено погибнуть, то знай, что я всегда буду помнить тебя, и полезли вверх. Пятно света от Димкиного фонаря металось во все стороны, вьюга завывала, а они упорно ползли.
Я зажала рот рукой. Никогда не думала, что мой муж настолько безумен. Вы знакомы с программистом в здравом уме, который поползет зимой в девять вечера на крышу аварийного дома, чтобы потом по стене залезть в окно третьего этажа и спустить из него вниз на тросах какой-то сомнительный буфет?

Скромное обаяние художника Яичкина - Зубкова Анастасия => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Скромное обаяние художника Яичкина на этом сайте нельзя.