А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Зубкова Анастасия

Божий одуванчик


 

На этой странице выложена электронная книга Божий одуванчик автора, которого зовут Зубкова Анастасия. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Божий одуванчик или читать онлайн книгу Зубкова Анастасия - Божий одуванчик без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Божий одуванчик равен 240.04 KB

Божий одуванчик - Зубкова Анастасия => скачать бесплатно электронную книгу




Аннотация
К юной журналистке Галине Переваловой случайно попадают ключи - от какого замка, ей еще предстоит узнать. В тот же день с ней начинают происходить неожиданные и очень неприятные события, в результате которых она начинает догадываться, что просто так от ключей избавиться невозможно - слишком многие силы проявляют к ним интерес. Понимая, что волею случая оказалась в гуще криминальных разборок, Галочка призывает на помощь свою бабушку - несравненную, непобедимую и легендарную бабулю, которой не раз приходилось бывать в куда более опасных переделках.
Анастасия Зубкова
Божий одуванчик
(Божий одуванчик – 1)
«Божий одуванчик»: ЭКСМО; Москва; 2003
Твердый переплет, 384 стр.
ISBN 5- 699-03399-8

Аннотация

К юной журналистке Галине Переваловой случайно попадают ключи - от какого замка, ей еще предстоит узнать. В тот же день с ней начинают происходить неожиданные и очень неприятные события, в результате которых она начинает догадываться, что просто так от ключей избавиться невозможно - слишком многие силы проявляют к ним интерес. Понимая, что волею случая оказалась в гуще криминальных разборок, Галочка призывает на помощь свою бабушку - несравненную, непобедимую и легендарную бабулю, которой не раз приходилось бывать в куда более опасных переделках.

Анастасия Зубкова

Божий одуванчик
Всемирный потоп или роскошная жизнь свободной женщины
Мои отношения с соседями снизу можно охарактеризовать как наитеплейшие. Мы постоянно балансируем на грани безумного обожания со слепой любовью. Трудно представить себе всю гамму положительных чувств моих соседей, когда они в очередной раз ломятся ко мне в квартиру около четырех утра, возмущенные тем, что я их опять залила. Практически невозможно описать словами мой восторг, когда эти милые люди вытаскивают меня из теплой уютной постели с первыми петухами, чтобы сообщить мне прекрасную весть - где-то за родным унитазом, на моем участке стояка снова прорвало трубы…
И вот добрых два часа мы вместе с ними бегаем от ЖЭКа до нашего дома, и снова обратно, останавливаясь лишь для того, чтобы в отчаянном и прекрасном порыве попытаться вычерпать воду из моего коридора, падаем, поскользнувшись на мокром половике, а души наши рвутся друг к другу, и нет в тот момент на свете людей ближе и роднее, чем я и мои соседи.
В это утро вновь случилось все вышеописанное, я пыталась угомонить свою соседку снизу, на редкость неприветливую старуху, чьего имени я так и не знаю - в такие минуты спрашивать как-то неудобно, а в остальное время она со мной не разговаривает. Бабка горестно причитала:
- Зачем же вы нас залили… В суд на вас надо… На всех в суд… А по ночам топаете, как слоны. То топаете, то смеетесь, то собака лает…
- У нас нет собаки, - яростно рычала я, гоняя воду тряпкой по коридору.
- А с кем твой муж по вечерам гуляет? - удивлялась вредная бабка.
- С котом, - выдыхала я, выжимая тряпку в ведро.
- С котом? - переспросила моя тайная обожательница (а бабка любила меня где-то в глубине души, отвечаю) и удалилась по-английски (не задавая наводящих вопросов и ничего не объясняя). Я поняла, что наконец-то осталась одна, пнула ногой тряпку и попыталась подвести итоги. Итак: шесть утра, кругом полно воды, я окончательно проснулась и хочу курить. Проведя эту необыкновенно сложную умственную работу, я прошла на кухню, распахнула окно и взяла первую сигарету.
Утро было нежное, раннее, удивительно свежее. Воробьи копошились в тополином пуху, мягкий ветерок колыхал занавеску, а солнечные лучи дрожащими пятнами лежали на обоях. Некоторое время я задумчиво курила, а потом раздавила бычок в пепельнице, включила чайник и развалилась на кухонном диване. В открытое окно струился пряный запах нежных листочков, отмытых до блеска ночным дождем. На глаза мне попался календарь. Титаническим усилием воли я поборола в себе желание начать зачеркивать дни, оставшиеся до приезда Пашки, и заварила себе чаю. До меня только что дошло, что спала-то я всего час.
Удивительно. Позавчера, провожая своего благоверного в командировку, я очень здраво рассуждала, что не часто замужней женщине выпадает такая блестящая возможность пожить в свое удовольствие. Наконец-то навещу всех своих подружек, погощу у бабули, закончу эту идиотскую статью про женщин и сантехников, пока главный редактор "Современной женщины", оценив мое непомерное трудолюбие, не задушил меня собственными руками, отдохну от супружеской жизни, от бытовухи, от постоянных обязанностей, ограничений, вспомню студенческие годы и как следует повеселюсь. И вот - Пашка уехал, а я через сутки свободной жизни готова лезть на стену.
Первые полдня после его отъезда, я про себя окрестила "адаптационными" и основательно готовилась к трехнедельной свободе: читала, трепалась по телефону, с отвращением смотрела телевизор, вязала, скучала, а под вечер с трудом сдержалась, чтобы не приготовить ужин на двоих. Вместо этого я поехала в гости к Катерине, на пару мы дотемна пили глинтвейн, а потом махнули на ночной нонстоп в кинотеатр "Стрела".
Отсмотрев подряд три фильма (в дикой смеси нам предлагали зубодробительный боевик, идиотскую комедию со швырянием тортов в морды и заумную драму от Догмы) и, продегустировав все напитки в баре, мы с Катериной возжелали прогуляться по ночной Москве, нетвердой походкой доплелись по бульварчику до ближайшего фонаря, поймали такси и поехали завтракать в "Бункер". Там Катерина затеяла шуточную (как ей казалось) драку с охранником, но она - девушка рослая, статная, и к тому же обладающая пышнейшими формами, а посему сила и мастерство быстро одержали верх над слабостью духа и телесной распущенностью. После подсчета потерь и краткой реабилитации Катька с охранником нашли общий язык, и долго еще он махал нам вслед.
Мы стремительно удалялись.
Ночевать поехали ко мне, как к свободной девушке, потому что в таком состоянии Катерина не осмелилась показаться на глаза своему очередному кандидату в мужья, с которым жила уже месяц, с первого дня знакомства подбирая себе свадебное платье.
С утра, подсчитав вчерашние траты и припомнив все учиненные нами непотребства, мы ощутили сильнейшее раскаяние и муки совести. Катерина отправилась замаливать грехи перед женихом, а я осталась писать эту чертову статью. В течение четырех часов я родила примерно такие строки бессмертной прозы:
"Вызывая сантехника, слабая женщина заведомо ставит себя под удар, потому что, как правило, ничего в этой самой сантехнике не смыслит".
Лишь к ночи я расписалась и до пяти утра пела соловьем про трубы, коварные домоуправления и тому подобные ужасы.
Разбудили меня соседи и всемирный потоп.
Я поморщилась, припоминая волшебные дни свободной жизни.
В окно дул легкий ветерок, город потихоньку просыпался, а я, почувствовав, что утренние прыжки начисто отбили у меня сон, предприняла тестовую попытку задремать на кухонном диванчике. Прикрывшись какой-то газетой (тащиться в спальню было лень) и ненадолго погрузившись в сладостные воспоминания о семейной жизни, я поняла, что бодра, как никогда. С негодованием отбросив газету, я уставилась на кухонные часы - начало седьмого.
"Ну и ладно, - думала я, закуривая вторую сигарету, - зато с погодой повезло, и настроение, как ни странно, хорошее. Сегодня отвезу свою великолепную статью в редакцию, попрошу опубликовать ее под псевдонимом, получу гонорар и устрою генеральную уборку. А завтра махну к бабуле".
Настроение улучшалось с каждой минутой, просто удивительно было, как я могла сидеть на диване в такой день, когда годы уходят безвозвратно, а великие свершения маячат где-то недалеко на горизонте. В деятельном порыве я позвонила Катерине.
- А-але… -раздался в трубке ее хриплый сонный голос.
- Здравствуй, милая, как здоровье? -пропела я.
- Ты рехнулась? -сдержанно поинтересовалась Катерина.
- Да нет, у меня просто трубу на стояке в пятом часу утра прорвало.
- Любопытно, -Катерина душераздирающе зевнула, - и сколько же сейчас времени?
- Седьмой час, -ликовала я.
- А что тебе надо?
- Какая ты грубая, -надулась я, - у меня к тебе предложение, от которого ты не сможешь отказаться.
- Сгораю от нетерпения, -снова зевнула Катерина.
- Через десять минут я жду тебя на пробежку в парке.
- Что??? -взвыла Катерина, - ты меня ждешь где? Ты в своем уме?
- Да ладно тебе, -примирительно пошла на попятную я, - можно через полчаса.
Мы с Катериной дружим с девятого класса, и все это время являемся горячими поклонницами спорта, о каком бы его виде ни шла речь. Часами можем мы наблюдать за стройными поджарыми спортсменами, прыгающими в разные стороны, размахивающими руками, и никогда не устаем. Правда, у нас самих с физкультурой не очень, поэтому мы не обиделись, когда физруки, сжав зубы и смахнув скупую мужскую слезу, выпустили нас из школы с гордыми тройками по своей замечательной дисциплине.
Некоторое же время назад мы решили, что нашим роскошным фигурам пора дать стимул и впредь оставаться такими же роскошными, и решили попробовать пробежаться по парку. Думаю, случайные свидетели этого великолепного зрелища впоследствии долго болели и умерли, потрясенные невозможностью увидеть его еще хотя бы разочек. Но мы остались глухи к их несчастьям и больше никогда не пытались повторить свой успех - в жизни мы еще не падали столько раз на ровном месте, не подворачивали себе ноги, не сшибали урны и фонарные столбы, а главное, ни разу мы так не обманывались.
Все люди, занимающиеся утренним бегом, в один голос утверждают, что, может быть, пробежка - это немного тяжеловато на первых порах (ха-ха), но ничто не сравнится с тем восторгом, что ожидает бегуна в конце дистанции. Не знаю, возможно, я принадлежу к какой-то особой породе бегунов, но ни разу в жизни в течение всего дня я не чувствовала себя настолько паршиво, без видимых на то причин, как после той пробежки. Когда мы с Катериной с разочарованием поняли, что пленительность утренних пробежек нам недоступна, мы поклялись страшной клятвой, что никто и никогда не сподобит нас больше на такие подвиги.
Впрочем, сейчас, упоминая пробежку, трудно было сказать - шутила я, или говорила серьезно. Скорее, меня одолевала жажда общения.
- Катерина, -проныла я в трубку, - Пашки нет, мне скучно… Ну, пойдем прогуляемся, позавтракаем в кафе, ну пожалуйста…
- Встречаемся в парке через полтора часа, -сказала Катерина после долгого молчания, - и учти, ты меня угощаешь, причем, я буду не я, если не попробую все, что есть в меню. Из принципа.
- Через час, -канючила я.
- Хорошо, час двадцать, -сказала Катерина и положила трубку.
Я была возмущена. Что собиралась делать Катерина час двадцать у себя дома, если она уже проснулась? А учитывая, что наши с ней дома стоят рядом бок к боку, и обеим нам идти до парка от силы минуты три, то понять Катерину я отказывалась решительно.
Сама я собралась пугающе быстро - через полчаса я уже бесцельно слонялась по дому, шикая на своего кота, за это время от нечего делать и обласканного, и неоднократно воспитанного, находящегося в полном недоумении по поводу моего настроения.
Некоторое время я еще помучилась, а потом решила пройтись погулять одна и подождать Катерину в парке. Я швырнула мокрую тряпку из коридора в ванную и вышла на улицу.
Чудесное обретение чужих ключей
Солнце ласково лилось прямо на головы редким прохожим, обалдевшим от такой щедрости, блестело в быстро высыхающих лужах и путалось в ветках деревьев, а я пружинисто печатала шаг по тротуару, заснеженному тополиным пухом, и бодро помахивала каким-то журнальчиком, подцепленным в ближайшей газетной палатке. Жизнь светилась всеми красками, и если Катерина решила проспать эти лучшие мгновения, то это ее сугубо личное дело. Я купила себе мороженое "Баунти", уселась на скамейку, вытянула ноги и принялась жевать долгоиграющую кокосовую начинку, жмурясь на солнце. Где-то в листве пели птички, было хорошо и лениво.
Я уже принялась мурлыкать себе под нос какой-то мотивчик с трудновычленяемой мелодикой, как послышался дикий топот. Кто-то мчался по парковой дорожке с ужасающей скоростью. Я открыла глаза и увидела здоровенного мужика в блестящем сером деловом костюме, огромными прыжками несущегося по парку. Галстук в тон костюма болтался у него где-то за ухом, мужик пыхтел и оглядывался назад. Меня он, судя по всему, не заметил. Вот он поравнялся со мной, попытался перемахнуть через мои ноги, да не смог, и полетел вперед носом. Падение бедняги на землю сложно было назвать мягким, скорее наоборот. С хлюпающим звуком опустился он лицом прямо на мелкий гравий и на мгновение затих. Облачко пыли оседало в страшной тишине - даже птицы затихли. Некоторое время я сидела, как громом пораженная, а потом медленно подобрала ноги под скамейку и дрожащим шепотом спросила:
- Вы живы?
От звука моего голоса мужик вздрогнул, подпрыгнул и, слегка припадая на одну ногу, рванул дальше. Я взглянула себе под ноги, где только что валялся этот тип. В пыли лежала связка ключей. Я взяла ее в руки - тяжелая.
- Эй!!! -я подскочила со скамейки и бросилась за мужиком, - ключи! Ключи-и-и!!!
Однако товарищ, услышав мои вопли, припустил с удвоенной силой, и несколько мгновений все было так - я преследовала его, он убегал. Азарт погони захватил меня, и некоторое время я весело догоняла свою жертву. Однако, оказалось, что мужик совсем не собирается даваться мне в руки, к тому же, бегает гораздо быстрее меня. В пару секунд он оторвался от погони, а я остановилась, задыхаясь и согнувшись пополам - пробежка, как всегда, удалась. Мужик же выскочил на дорогу и пропал из вида. Где-то вдалеке хлопнула дверца машины, и послышался шум заводящегося мотора. Я осталась стоять с чужими ключами в руке, озадаченно хлопая глазами. В голове ни единой мысли, кругом тишина, птички поют, словно ничего и не произошло.
Я поворчала себе под нос (скорее для собственного успокоения и чтобы удостовериться, что этот тип мне не привиделся), мол, мужики по паркам стали бегать совершенно безумные, и скоро страшно на улицу будет выйти, потому что как выскочит такой на длиннющих ногах - собирай потом кости по всему городу…
Я шла и побрякивала ключами этого типа. Зверски хотелось есть и я направилась искать свою драгоценную подругу.
Катерину я приметила бесцельно шляющуюся от дерева к дереву. Мы встретились, расцеловались и направились к ближайшей кафешке, манящей нежными изгибами белых столиков и пухлыми меню. Мы уселись под дугу, увитую плющом, и я молча выложила на стол связку ключей.
- Что это? -спросила Катерина. Пока она не поест, она не отличается многословностью.
- Ключи, -я тоже была лаконична.
- Чьи? -вяло поинтересовалась Катерина, всецело погруженная в меню.
- Не знаю, -пожала плечами я, - какого-то мужика.
Катерина подняла глаза от бордовой книжечки:
- Какого мужика?
- Да откуда я знаю, какого? -взорвалась я, - Девушка, - подозвала я официантку, - персиковый сок, рыбу под маринадом и салат из свежих овощей.
- Три оливье, -спохватилась Катерина, - плов, бутерброд с семгой и кофе.
Официантка, не моргнув глазом, записала заказы и отошла от нас.
- Ну и что за мужик вручил тебе свои ключи? -лениво протянула Катерина, - муж за порог, а ты уже при ключах…
- Ай, ну что ты говоришь, -возмутилась я. - Сижу на лавке, тебя, между прочим, жду. Мимо какой-то мужик бежит, вдруг как споткнется о мои ноги и как рухнет в пыль. Поднялся и дальше побежал, а ключи остались. Я кричу: «Ключи, ключи!», так он помчался, словно за ним гонятся двое с носилками, один с топором.
- И что теперь? -Катерине наконец-то принесли ее оливье, и она очень ответственно подошла к его уничтожению.
- Не знаю, -я попробовала свою рыбу - восхитительно!
- Ты их в бюро находок сдай, -посоветовала Катерина с набитым ртом.
- Смеешься? -заржала я на все кафе, - мне уже полгода лень в регистрационную палату съездить за справкой, что в собственности у меня одно жилье, а не пять, чтобы не платить за квартиру такие дикие деньги, а ты говоришь - бюро находок!!!
- Ну, не знаю, -пожала плечами Катерина, - тогда делай с ними все, что хочешь.
- Премного благодарна, -сердечно поблагодарила я подругу за совет.
- Не за что, -скромно хлебнула кофе Катерина. Некоторое время про ключи мы совсем не вспоминали. Перемыли кости нашему бывшему классному руководителю, который в очередной раз женился на своей недавней ученице, поговорили о бывшей Катерининой однокурснице, укатившей в Швейцарию, и, конечно, самозабвенно поругали коварное Катеринино начальство. В начальники Катерине вечно достаются узколобые проходимцы, жестокие, как гестаповцы, заставляющие бедняжку работать от рассвета до заката, и как еще душа ее держится в теле от изнурительного труда, непонятно, потому что терпеть такие нечеловеческие мучения не под силу живым людям. Мы чуть не всплакнули. Помянули уходящую молодость, мужиков - сволочей. Тут я решительно заметила, что все сволочи, кроме Пашки.
- Это почему? -поинтересовалась Катерина.
- Потому, -отрезала я, - что он, как приедет, повезет меня на море.
Воцарилось недолгое молчание.
Потом вдруг Катерина поставила чашку на гладкую поверхность стола и принялась внимательно изучать мою находку.
- О… -протянула она неопределенно, - тут ключи от машины! Или от почтового ящика, - добавила она, немного подумав. - Но если от машины, то ты можешь у этого мужика ее угнать.
- Великолепно, -восхитилась я Катерининой находчивостью, - и зачем же мне это нужно?
- Машина нужна всем, -отрезала она.
- Ага, -покивала я, - ворованная. Представляю, как мы с тобой будем ее угонять…
- Мы с тобой? -удивленно переспросила Катерина, - ты сказала "мы с тобой"?
- О чем я и говорю, -мне стало тоскливо. Каши с Катериной не сваришь. Даже перловой. - Слушай, может, правда, в бюро находок ключи эти сдать?
- Хозяин -барин, - пожала плечами Катерина, - может, еще какое-нибудь вознаграждение получишь. Ценный подарок с памятной надписью…
- Да… -усмехнулась я, - от этого хрена получишь… - тут словно что-то толкнуло меня в бок.

Божий одуванчик - Зубкова Анастасия => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Божий одуванчик на этом сайте нельзя.