А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Однако все лучше увидеть своими глазами.
Мы подъехали к монастырю, я рассчитался с водителем, договорившись о том, что он заедет за нами через полтора часа. Майя надела длинную юбку, и мы постучали в тяжелые ворота монастыря.
Несомненно, за то время, что мы провели в монастыре, многие монахи успели пожалеть о данных иим
обетах. Во-первых, легко давать обет безбрачия, глядя на греческих женщин. Да простит меня великий греческий народ - женщины у них малосимпатичные, в основном носатые брюнетки или шатенки. Впрочем, красота - понятие относительное, я предпочитаю блондинок с кругленькими носиками. А во-вторых, им прежде никогда не приходилось видеть таких красоток, как Майя (за это вам ручаюсь. Я видел не хуже, но не живьем, а в Интернете).
Мы вдоволь налюбовались на золотую церковную утварь, какие-то железные кресты, якобы забытые на острове крестоносцами, зашли в монастырскую библиотеку, толстые деревянные полки которой были заставлены древними книгами в кожаных переплетах. Я вытащил пару - здесь были в основном Евангелия на греческом языке, но нашел я и несколько экземпляров Танаха на древнееврейском.
Когда мы вышли из монастыря, Майя начала снимать юбку (потому что с выглядывающими снизу брюками она имела вид какой-то восточной женщины в шальварах). Неожиданно она взглянула на меня и нервно вскрикнула:
- Что это?
Я отпрянул в сторону, и увидел в воздухе светящийся след прицела лазерной винтовки. В ту же секунду прозвучал выстрел, и пуля ушла куда-то в сторону моря.
- Бежим! - крикнул я Майе. Она отреагировала моментально, сорвалась с места, и уже через несколько мгновений бесповоротно обогнала меня, как " Ягуар" - малолитражку. Еще бы, с такими длинными ногами, плюс танцы каждый день, в то время как я сутками просиживаю за компьютером.
По нам продолжали стрелять, но уже просто наудачу - снайперская винтовка требует тщательного прицеливания. Однако мне не хотелось, чтобы меня либо мою подругу задела шальная пуля. Я подбежал к обрыву и взглянул вниз - круто, но спуститься можно.
- Майя, сюда! - и я начал спускаться к морю в более или менее безопасном месте. Моя спутница продолжала проявлять поразительную смекалку - вернулась и начала спускаться вслед за мной. У меня есть коекакой опыт в альпинизме - я лазил по шотландским горам, хотя они и не такие крутые - поэтому спуск проходил без особого труда, и еще успевал подстраховывать Майю. Но не откроют ли по нам огонь сверху? На темном фоне скалы мы представляли собой прекрасную мишень.
Когда мы спустились уже метров на двадцать, справа от меня показалась прилепленная на небольшом карнизе крошечная церквушка. Какой островитянин выстроил ее по обету в этом почти недоступном месте? И посещает ли ее ктонибудь? Но там внутри, за стенами должно быть все-таки безопасней, чем на открытом пространстве.
Мы быстро, насколько это было возможно, выбрались на карниз. Церквушка оказалась закрыта, но с помощью двух шпилек из Майиной прически мне удалось открыть замок, и мы зашли внутрь.
Впервые я оказался в православной церкви. В англиканских - приходилось бывать у себя на родине, и в верхних, и в нижних (что такое верхняя и нижняя англиканская церковь - пожалуйста, не сейчас, когда по нам ведут прицельный огонь). Внутри никакого особого убранства не было - только стенка с иконами (Майя мне потом объяснила, что это называется иконостас), скамейки и лампады. Я приподнял одну небольшую скамейку - неплохое оружие! Внутри мы чувствовали себя, как в крепости - узкие окна, через которые вряд ли кто-то пролезет, а дверь можно забаррикадировать. Кстати, по размерам церквушка не превышала салона моей квартиры.
- Почему по нам стреляли? - спросила Майя.
- Понятия не имею, - честно ответил я. - Я ведь только вчера прибыл на остров. И уже пожалуйста - впутался в какое-то темное дело. А почему вчера к двери вашего ночного клуба подбросили труп?
Теперь она пожала плечами, скорчив при этом уморительную гримасу. Я не мог удержаться, чтобы не поцеловать ее. А потом еще и еще, и наконец перешел к более активным действиям.
- Нехорошо, - сказала она, оказывая незначительное сопротивление, - мы же в церкви.
- В церкви? - притворно удивился я. - А я думал, что это синагога!
Пока она - серьезная девушка - размышляла, как это можно церковь перепутать с синагогой, я успел продвинуться далеко в своих намерениях. Позднее, вспоминая этот момент, я мог бы согласиться, что действовал неосмотрительно. Но сама мысль о том, что меня могут убить прежде, чем я успею познакомиться с Майей поближе, была невыносима.
Уже после всего, когда мы привели себя в порядок - строгие лики греческих святых глядели на нас с нескрываемой укоризной, а у одного, как мне показалось, даже глаза вылезли на лоб от увиденного - я сказал:
- Не можем же мы сидеть здесь всю жизнь, давай я выйду и разведаю обстановку.
- Хорошо, только очень осторожно.
Я вышел из церквушки и нашел узенькую тропинку, которая вела наверх видно, церквушка все же иногда посещалась. Осторожно поднялся по ней и оказался на шоссе. Конечно, я был бы смелее, если бы со мной был оставленный в Израиле "Магнум", или хотя бы я находился на знакомой территории - в трущобах, окружающх тель-авивскую автостанцию... Тут мне в голову пришла мысль, что вампиры-то ненастоящие. Они хотели меня (или Майю) застрелить, в то время как натуральные вампиры удовлетворили бы свой аппетит высасыванием крови.
Справа послышался шум мотора - со стороны Фиры шла какая-то машина. Я напрягся, но какова же была моя радость, когда я увидел, что это возвращается такси, отвозившее нас в монастырь!
- Стой! Стой! - заорал я ему. Такси остановилось, и оттуда показалась удивленная физиономия грека.
- Что вы тут делаете? Мы же договорились встретиться у монастыря?
- Осматривали церковь, - ответил я. - Погоди, сейчас поднимется моя спутница.
На обратном пути шофер неодобрительно поглядывал на нас в зеркало заднего вида - видно, догадался, чем мы занимались в церкви. Я украдкой взглянул на Майю - косметика на ее лице порядочно-таки размазалась. Перехватив мой взгляд, она парировала:
- На себя посмотри. Все лицо в губной помаде.
Мы вернулись в Фиру, где для начала зашли в мой номер в гостинице, чтобы привести себя в порядок. Пока моя подруга находилась в ванной, я размышлял:
"За кем же ведется охота? Если за Майей - то лучше мне пойти с ней, чтобы в случае чего оказать помощь. А если за мной - то пожалуй я останусь в номере, чтобы не навлекать на нее опасность.
Мы пообедали в ближайшем кафе, после чего я все-таки решил пойти в " Принцессу Розу" - надо же было узнать, что запечатлела шпионская пленка, найденная мною сегодня утром.
- Ну что, сделал снимки? - спросил я у Ангелоса, как только вошел в клуб. Тот недоуменно вынул из кармана
пачку фотографий и протянул мне. На них были изображены какие-то древние фрески - женщины с прическами типа "конский хвост", рыбаки с вязками рыбы, боксирующие мальчики.
- Это с раскопок в Акротири? - спросил я.
- Да вроде бы. Сколько лет живу на острове, но еще ни разу на раскопках не был.
Ангелос напомнил мне тех "кокни", коренных жителей Лондона, которые ни разу за свою жизнь не были в Британском музее. Что же до Акротири - это древнейшее поселение, которое процветало на острове еще в ту эпоху, когда евреи выполняли роль гастарбайтеров в древнем Египте. В те времена на острове жила цивилизация высокой культуры, оставившая после себя лишь засыпанный вулканическим пеплом город с прекрасными фресками и керамическими сосудами. Некоторые считают, что именно история Санторина подтолкнула Платона к написанию его истории об Атлантиде. Акротири быд уничтожен извержением вулкана, но с 1967 года там ведутся раскопки.
Но кому могли понадобиться фотографии фресок?
Их полно в любом туристическом путеводителе. Украсть же фрески невозможно - разве что вместе с многотонными стенами.
Просмотрев все фотографии, я сказал Ангелосу:
- Слушай, нас сегодня обстреляли возле монастыря.
- Не может быть!
- Уж поверь мне на слово. И честно тебе скажу, я пока понятия не имею, как увязать все три загадки в одну - убитого вампиром мужчину, шпионский микрофильм с фотографиями фресок и сегодняшнее нападение. Но вампиры ненастоящие - это говорю тебе точно. Или они хотели сначала нас убить, а потом пить кровь уже из мертвых?
То есть пустить на консервы? Кстати, банк крови на острове есть?
- Ты неудачно шутишь, - заметил Ангелос. - Всем извест
но, что вампиры не могут расхаживать по поверхности земли при лунном свете. Кстати, наши старухи знают, что вампиры очень легко могут из человека сделать "консервы", как ты говоришь. Здесь на острове есть вулканическая порода, которая называется пирофилос - смешанно красного цвета. О ней писал еще Эскулап. Это яд столь холодный, что если положить его в рот мертвецу, то он не даст сердцу мертвого человека разложиться, и таким образом мертвец превратится в вампира.
С этими словами Ангелос меня покинул, чтобы отправиться на сцену (точнее, на невысокое возвышение посреди клуба, где разворачивалось представление), чтобы объявить о начале вечера. Сегодня танцевальный ансамбль показывал уже другую программу - что-то на греческие темы. Все это псевдоэллинистическое действо закончилось танцем "Сирта- ки", по замыслу - с участием зрителей. Майя вытащила танцевать меня, и я изрядно потешил почтеннейшую публику ("Сиртаки" танцевать не так просто, и сколько она мне не подсказывала, когда какую ногу нужно выбрасывать вперед, я безнадежно запутался).
По окончании развлекательной программы я подошел к Ангелосу:
- Ты мне можешь дать эти фотографии?
- Конечно. Но пусть пленка останется у меня. Так будет безопаснее.
"Безопаснее для пленки", - подумал я. После чего с фотографиями в кармане ослепительно белого пиджака от "Густо" я вышел из клуба на улицы ночной Фиры. Мой костюм производит впечатление на женщин, и, как я догадывался, на снайперов - только полный идиот после того, как в него стреляли из снайперской винтовки, может выйти ночью в белом пиджаке.
Я добрался до "Интернет-кафе", в котором уже побывал сегодня утром. Там было закрыто, однако горел свет и за компьютером сидел грустный хозяин кафе - молодой кучерявый грек в пышной шевелюрой. Я постучал и показал ему через стеклянную дверь долларовую купюру. Он открыл.
- Вообще-то у нас закрыто.
- А за особо дополнительную плату?
- Проходите.
- Чего скучаем? - спросил я.
- Клиентов мало, - тоскливо ответил он.
- А где ты еще найдешь туристов вроде меня, которые, приехав на самый красивый остров в мире,
будут сидеть за компьютером? У тебя сканнер есть?
- Есть.
Я отсканировал фотографии, переведя их в файлы, потом отослал эти файлы на свой адрес электронной почты в Хотмейле. Теперь, даже если чтото случится со мной или с фотографиями, они не пропадут - один из моих надежных друзей знает пароль, по которому сможет проверить мой электронный почтовый ящик.
Если фотографии древних фресок из погибшего города оказались на микропленке, да еще в месте, где волокли труп - наверняка они имеют какойто скрытый смысл. Но какой? Я решил найти профессора Спиридона Маринатоса - того самого, кто более тридцати лет назад начал раскопки на Санторине.
Поиски мои не увенчались успехом - профессор умер несколько лет назад. Возможно, существоали еще специалисты по раскопкам "островной Атлантиды", но они скрывались на греческих сайтах. Хозяин кафе с интересом, хотя и сдерживая зевоту, поглядывал на мои действия, потом сказал:
- Я помогу вам. На сегодня идите спать, а завтра я свяжусь с моими знакомыми из Афинского университета.
Я вышел на улицу и направился вниз, к моей гостинице. Тьма на некоторых улочках была полная, только иногда в проулках можно было заметить Луну, висящую над Санториской бухтой. Греки уже спали, угомонились в основном и туристы, умаявшись за день от красоты острова.
Сзади послышались шаги. Я ускорил шаг - события двух последних дней изрядно потрепали мне нервы, но мой
преследователь не отставал. Наконец я обернулся, и увидел жуткого типа, следовавшего за мной. Лицо его было белым и светилось в темноте, как мой пиджак. Бежать? Среди улочек Фиры я заблужусь в два счета. К тому же могу упасть, и тогда окажусь в совсем уже невыгодном положении. И еще рейнджеры Ее Величества, даже бывшие, никогда не отступают.
Я развернулся и решительно пошел навстречу вампиру, чье лицо белело в темноте. Он был обескуражен таким афронтом, но быстро собрался и вытащил из кармана приличных размеров нож.
Э, батенька, да какой же ты вампир! Оружие вампира - это его острые зубы. Впрочем, у меня сейчас не было и такого.
Я выхватил из кармана толстенькую пачку фотографий и швырнул ее в лицо фальшивому вампиру. Фотографии разлетелись по всему переулку белыми глянцевыми листьями, затмив кровососу поле зрения. А я схватил его за запястье с ножом и сильно стукнул носком ботинка по голени (это очень больно, уверяю вас). Затем второй удар - по второй ноге, отбиваю его левую руку и бью снизу в челюсть.
Грогги. Он поплыл сразу же (не можешь драться - даже не начинай никогда). Я закрепил успех ударом костяшками пальцев по трахее, но руку с ножом не выпускал.
В довершение композиции развернул его и приложил затылком об стену. Нет, чтобы так драться, только службы в британском спецназе недостаточно. А вы станьте шотландским евреем, как я, и поучитесь-ка в лондонской школе (согласен - шотландцев англичане ненавидят все-таки больше, чем евреев). Мне приходилось драться в детстве каждый день, пока многие не поняли, что я могу бить очень больно.
Лже-вампир плавно опустился на брусчатку. Возможно, я немного погорячился, но я очень нервно реагирую, когда меня пытаются убить. Я обыскал своего противника.
Нож - крепкий, с большим лезвием... И больше ничего. Профессионал, либо профессионалы послали его на это дело. Одежда хотя и добротная, но почему-то очень потертая - видно, ему приходилось в последнее время много заниматься физическим трудом. Осторожно - не цапнул бы, ожив, за палец я приподнял ему верхнюю губу. Как я ожидал, самые обычные зубы... Вот только лицо страшно белое. И одежда, (это я заметил после того, как мои глаза привыкли к темноте), изрядно перепачкана землей.
Захватив с собой нож (какое-никакое, а оружие) я бесшумно удалился в сторону гостиницы. И уже у себя в номере осмотрел предполагаемое орудие моего убийства. Нож был недорогим, но сделанным на совесть, с удобной рукояткой и крепким стальным лезвием... Вот только что мне не понравилось - лезвие, а особенно концовка его, было выщерблено, как будто им ковырялись в земле. Обладай я чуть более развитым воображением, вполне можно было бы подумать, что валяющийся сейчас без сознания на тротуаре мужик только недавно выбрался из земли... Из могилы? Причем не иначе, как с помощью этого самого ножа. Кстати, с чего я взял, что у греческих вампиров обязательно должны быть здоровые клыки? Хотя нет, первому трупу, встреченному мной на этом острове, прокусили сонную артерию именно клыками.
Закрыв и даже для надежности забаррикадировав дверь, я лег в кровать, предварительно положив нож под подушку. Эх, где ты, мой верный "Магнум"?
Ждешь меня в укрытии в моей тель-авивской квартире, в то время как твоего хозяина собираются пустить на кровяную колбасу. Говорят, вампиров хорошо убивать серебряными пулями. Я думаю, достаточно одной стальной пули из 29-й модели "Магнума", чтобы разнести вдребезги потроха любому вампиру.
С такими приятными мыслями я уснул. Проснулся же оттого, что над Санторини всходило солнце. Если закат на острове - такое потрясающее зрелище, то и восход должен быть не хуже. Жаль, что увидеть его можно только на противоположном конце острова.
Я позавтракал - гостиницы на Санторине обычно снимают с пансионом местными блюдами. Мелкие бобы, похожие на чечевицу (и за такую гадость Эсав продал первородство?), такие же мелкие помидорчики (на вкус - ничего себе), омлет и санторинский козий сыр "хлоро". Несмотря на название, очень вкусный. Была еще местная колбаса, домашняя (как будто есть дикая), но я предусмотрительно воздержался - там могла быть свинина, которую я не ем. Чисто из религиозных предрассудков. Полагался еще бокал вина, но от него я тоже отказался - не расслабляться!
Признаюсь, чтобы быть уже до конца честным - во время завтрака у меня мелькнула крысовидная мыслишка: доесть свою порцию, собрать чемоданы, на канатку, паром - и в родной Тель-Авив. Пускай вампиры только сунутся в те места, где я живу - там им быстро зубы пообломают. Но оставить здесь Майю - а она свидетельница, со свидетелями же эти люди не церемонятся?.. Да и длинноносого Ангелоса было жалко, а ведь он, как я понимал, сейчас прямой кандидат в покойники.
Поэтому я не стал покидать остров по-английски
(англичане уходят, не прощаясь, а шотландцы даже и не здороваются), а сразу после завтрака отправился в "Интернет-кафе", где меня уже ждал курчавый грек. Похоже, в эти несколько дней я был его почти что единственным клиентом. В ожидании моего прихода он уже вовсю шуровал по греческим археологическим сайтам.
- Я сегодня встал пораньше, и оправил твои файлы картинок
нескольким моим друзьям, чтобы они разобрались, что это такое.
Хотя сразу могу тебе сказать - похоже на раскопки в Акротири.
- А ты там был?
- Смеешься? Жить на Санторини, и не побывать на уникальных раскопках?
Про себя я подумал, что кое-кто умудряется так и поступить, а сам сел к компьютеру. Скачал и распечатал всю информацию, которую мне удалось найти про островную Атлантиду (получилось порядочно) - на английском, разумеется. Что же, черт побери, могло заинтересовать загадочных кровососущих бандитов на этих раскопках? Стены с фресками не вывезешь, керамические кувшины - так для того, чтобы наторговать ими на приличную сумму, надо утащить целый корабль, греческая керамика, даже и микенского периода, не такая уж дорогая. Золотых изделий на острове обнаружено практически не было - при первых симптомах начинающегося извержения вулкана жители собрали все ценное имущество и организованным порядком отвалили то ли на Крит, то ли на материк.
1 2 3 4