Кашаев Владимир Г. - читать и скачать бесплатные электронные книги 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Костин Андрей

Канатные плясуны


 

На этой странице выложена электронная книга Канатные плясуны автора, которого зовут Костин Андрей. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Канатные плясуны или читать онлайн книгу Костин Андрей - Канатные плясуны без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Канатные плясуны равен 270.82 KB

Канатные плясуны - Костин Андрей => скачать бесплатно электронную книгу



Костин Андрей
Канатные плясуны
Андрей КОСТИН
КАНАТНЫЕ ПЛЯСУНЫ
(авторская редакция)
ВЕТЕР В СПИНУ
Было ветрено.
Порывы воздуха накатывали волнами, поднимали пыль, и пылинки, танцуя на ветру, бились в окна придорожного ресторана. Звук был такой, словно точильщик точит нож, только намного тише.
Вжик... Вжик...
Солнце на закате уже коснулось верхушек самых высоких деревьев, но знойный воздух августовского дня все еще был малопригоден для дыхания.
- Скоро осень, все изменится в округе, - предугадал Ренат, наливая пиво в запотевающий на глазах бокал.
Низкие лучи солнца проникали сквозь грязные окна ресторана и били в глаза. Трое мужчин средних лет пили пиво и закусывали его яичницей с жареным беконом.
В лучах закатного солнца Ренат отбрасывал гигантскую тень на дощатый пол летнего ресторана, а пивная бутылка в его руках выглядела хрупкой, даже боязно было, что он ее раздавит по неосторожности. Ренат, если бы не раскосые глаза, запросто мог бы сыграть роль Гаргантюа - при росте под два метра он обладал таким "пивным" брюхом и широкими плечами, что казалось, если его положить на бок, он все равно в высоту займет столько же, если стоял бы по стойке "смирно".
- Смена красок этих трогательней, Постум, чем наряда перемена у подруги, - подхватил стихотворение Семен, отрезая грудинку тонкими ломтиками, прежде чем отправить в рот. - А вот в моем ресторане это блюдо готовят по-иному. Свинина с яйцами - варварство. Что бы вы сказали о порезанной кусочками небольшой сельди, уже очищенной от кожи и костей, которую надо выложить на горячую сковороду с маслом, выпустить сверху несколько яиц и так поджаривать? А при подаче на стол посыпать сверху зеленым луком или петрушкой... Хотя, конечно, яичницу в моем заведении редко готовят, - признался он. - Вот рубленая сельдь с костным мозгом или бисквитный торт с абрикосовым пюре и сырой печенью - это наши хиты.
- Меня сейчас стошнит, - проворчал третий из спутников, Дмитрий, и, не доедая оставшееся, потянулся за сигаретами.
- Мой ресторан - "Бешеный Конь" - славится своей кухней на всю Москву! обиделся Семен. - Блюда, которые я назвал, очень вкусные. У меня и послы бывают, и президенты, и даже "сам"... - многозначительно приложил палец к губам.
- Странное название ты выбрал для своего ресторана, посетители могут подумать, что ты их потчуешь ящурной кониной, - громко заметил Дима.
Несколько невеселых молодых людей, занимавших ближний к выходу столик, невольно оглянулись на громкий голос. Они пили кофе с солеными крекерами.
- Мне это название досталось вместе с рестораном, - объяснил Семен. "Раскрученное", зачем менять?
Длинные с проседью волосы Дима затянул на затылке в "конский хвост". За сорок лет жизни он только сжигал лишние калории. Загорелое тело его казалось высеченным из мореного дуба. И хотя он был одного роста с Ренатом и почти такой же широкий в плечах, но выглядел вполовину меньше.
- Божественно! - Дима потушил сигарету и снова демонстративно принялся за бекон. - Лучше сальца, да поджаристого до состояния шкварок, ничего не знаю. Это вам не форшмаки какие-то.
- И одновременно нокаут по печени, - кивнул Ренат. - Кстати, вы знаете, почему свинину многие народы не едят?
- Дураки? - предположил Дима.
- По той же самой причине, что высокоразвитые существа не поедают себе подобных.
- Так это высокоразвитые, - протянул Семен и подлил себе пива в бокал.
- Хочешь сказать, мы - свиньи? - обиделся Дима. - Если жрем себе подобных - свиней? Вот вечно вы, избранная нация, нас, русских...
- Из всех пригодных в пищу животных свиньи - наиболее близкие к людям по генетике, причем независимо от национальности этих людей. Недаром лекарства для человека испытываются в первую очередь на хрюшках. И даже органы, кажется, уже начали от них пересаживать, - сообщил Ренат.
- Это он в газете вычитал, - догадался Семен.
- Не нравится, не ешь, - отрезал Дмитрий.
- Нет, я не против сытных блюд, - попытался "разрулить" ситуацию Семен. - Вот, скажем, "рыбий суп". Копчености, тушеная черная фасоль, рассыпчатый рис... Все ингредиенты я с собой захватил, так что порадую вас, старики, на первом пикнике на обочине. Месяц потом пердеть будете.
- Если вкусно, можно и потерпеть, - благосклонно согласился Дима. - А почему - "рыбий суп"? Рыбой там вроде не пахнет?
- В Бразилии так называют. В постные дни они готовят фасоль с копченостями и называют это "рыбьим супом", чтобы Он, - Семен указал ложкой вверх, - не догадался.
- Фарисейский народ, - фыркнул Дима. - Все ваши штучки - едите одно, а называете по-другому.
- Да бразильцы тут при чем? - возмутился Ренат.
- А... - Дима пренебрежительно махнул рукой, - тоже иноверцы...
- Ничего, будет приличная река по дороге, я вас настоящим рыбьим супом, тройной ухой обеспечу. Даром что ли на заднем сиденьи снасти лежат? - Ренат махнул рукой в сторону джипа. Джип был припаркован вплотную к окнам ресторанчика.
- Сколько лет мы по этому маршруту не ездили? - задумчиво протянул Семен.
Огненно рыжий, с окладистой бородой, Семен был похож на Альва, подземного гнома. Голубые глаза его смотрели на спутников с восхищением и нежностью. Он гордился, что у него такие замечательные школьные друзья и, рассказывая о них посторонним, всегда сообщал: "Мы подрались еще первого сентября в первом классе. Нас оставили после уроков, родители ждали на улице, и наши мамы даже плакали, узнав, что мы натворили. Они думали, мы пойдем по кривой дорожке. А мы с тех пор самые лучшие друзья. Ренатик, знаете, очень умный. Он еще в школе умел любые цифры в уме складывать и умножать. Теперь он президент акционерного общества. А Димка - жутко талантливый. Он самые лучшие сочинения писал..."
- Двадцать? Лет двадцать мы не ездили отдыхать в Камышевск... Оттягиваться, как теперь принято говорить.
- Восемнадцать, - уточнил Ренат, любивший точные цифры.
- Классное было время, - согласился Семен. - А помните, как все началось? Взяли карту, ткнули пальцем наугад, и поехали.
- Классное было время, - согласился Ренат. - В Москве тогда с пивом уже туго становилось, а в Нововладимире - полчаса на автобусе от Камышевска - на вокзальной площади бочка стояла. Я как увидел, так и обалдел... Двадцать копеек кружка - и хоть залейся.
- А в театре, Хан, помнишь, в Нововладимире театр такой здоровенный, сталинской архитектуры, так в антракте портер продавали. Это сейчас - портер, а тогда - ПОРТЕР! - многозначительно уточнил Дима.
- Я в том театре впервые посмотрел спектакль... как его? - Семен постучал себя по лбу. - Имена такие одинаковые...
- Ничего, скоро ты мой спектакль там посмотришь, - Дима подмигнул. Спектакль моего сочинения.
- Ну да?! Димка, это ж класс, неужели, твою пьесу поставят? Ты, значит, ее написал, а актеры все сыграют, и люди будут смотреть и радоваться? Здорово! Я вот твой рассказ в "Технике-молодежи" читал, давно еще, как его, "Счастливчик..." с какой-то там планеты... Хоть и фантастика, а, знаешь, плакал. А вот чтоб спектакль... - Семен восхищенно смотрел на друга. Счастливый ты, Димка. Я всем рассказываю, какой у меня кореш талантливый.
- Да это - так, пустяки, - Дима скромно махнул рукой. - Просто главреж театра давно меня просил, вот я и подумал, воспользуюсь случаем, раз туда едем отдохнуть, заключу с ними договор. Так что, старики, простите, решил совместить приятное с полезным.
- А я просто отдохнуть еду, - сообщил Ренат, несколько уязвленный успехами друга. - Устал, братцы. Бизнес - он все соки из тебя сосет. И "тачку" заодно обкатаю, - он любовно посмотрел на джип. - Что ни говорите, люблю я классные машины. Самая последняя модель. Из первой партии лимит для России всего три штуки. За год очередь занимал. Сто двадцать тысяч долларов. Но такая сейчас только у меня, да еще... Ну, не стоит имен называть, коммерческая тайна. Жемчужина моего гаража!
- А у тебя их сколько? Машин? - спросил Дима, косясь на джип.
- Еще две. Двухдверный "мерс" с откидным верхом для загородных прогулок и "Тойота" для жены, так, дешевка, все равно она их каждый месяц долбает, Ренат пренебрежительно махнул рукой.
- А зачем тебе с отрытым верхом для загородных прогулок? - спросил Семен. - Разве на джипе плохо?
- Ну ничего не понимает в женской психологии! - Ренат всплеснул руками. - У меня в студенческие годы любовь была, потом в Америку уехала. Может, помните - худощавая, но с полными ногами. Молоденькая была - ох, хо-орошенькая. Прошлым летом приезжала в Москву. Лицо то же, а жопа - во! - он развел руками так, что получилось нечто невообразимое. - Но все равно, что-то в сердце всколыхнулось. В ресторан пригласил, туда-сюда, шашлык-машлык, культура-мультура... Ну, пресыщенная баба, сами понимаете, у нее там в Америке муж миллионер. А посадил в тачку, да с отрытым верхом сто двадцать километров по Дмитровскому шоссе к себе на виллу... Экстаз. "Жарил" ее потом два дня, она и пошевелиться не могла, куда там американский муж! Из постели не вылезал, не поверите, только там чего выпить и поесть, и сразу обратно.
- Ты можешь - ДВА дня подряд?!.. - Димка округлил глаза.
- Я же блюда, которые своему повару заказывал, просил петрушкой посыпать погуще, - скромно пояснил Ренат.
- Два дня - это не срок, - небрежно заметил Семен.
- То-то у тебя детей столько, - хмыкнул Ренат. - Завидую твоему здоровью. Я слышал, твоей младшенькой года еще нет. Ну ты даешь, старик! Седина в бороду, бес в ребро. Или пониже...
- Молодые были - дураками были. А теперь - считай пятый десяток разменяли, а дураками остались, - ни с того, ни с сего выдал Дима.
- Все, трогаемся, - подвел черту Ренат. - В путь, в путь. Нас ждет великолепный отпуск, путешествие в юность. Снимем домик в Камышевске, там полная нирвана, будем вставать поздно, пить на завтрак пиво, закусывать хлебом и огурцами. Ловить рыбу, загорать. Спать в саду под старыми сливами и рассматривать перед сном созвездия. А раз в неделю станем ездить в Нововладимир, на танцы. Помните, у них по субботам бывали в клубе танцы?
- Это где мы подрались с местными? Тебе еще нос сломали...
Расплатившись, они двинулись к выходу. Тут-то Дима и взял со стола, который перед этим занимала компания угрюмых молодых людей, слегка помятую, но свежую газету.
- Блин! - вдруг воскликнул Дима, просматривая на ходу первую страницу. Откуда я вдруг знаю фамилию Трупин?
* * *
- Трупин? - удивился Семен. - Смешно, но и я где-то такую слышал... А чем он знаменит?
- Да вот, - Дима потыкал пальцем в газету, - пишут, что убили какого-то Трупина.
- Убили? А где? - поинтересовался Семен.
- Московская газета. Сегодняшняя. Эти серьезные парни, которые только что уехали, оставили ее на столе. Значит, они едут быстрее нас, если газета у них сегодняшняя... Интересно, куда торопятся?
- Трупин! - Ренат живо схватил газету, и, близоруко прищуриваясь, пробежал глазами заметку. - Трупин...
- Характерная фамилия для покойника, - заметил Дима.
- Как же вы не помните! - Ренат потряс газетой в воздухе.
- У него офис в том же здании, что и мой. И на том же этаже.
Когда у меня собирались, перед отъездом, мимо его двери проходили, должны были видеть табличку. Операции с ценными бумагами, кредитование. Короче, люди, у кого большие "бабки", нанимают его, чтобы он из больших "бабок" сделал немножно больше.
- Ничего я не видел, - возразил Семен.
- Ну как же, как же?.. Помнишь, ты еще сказал, что куртку об ручку двери порвал, а у моей секретарши ниток с иголкой не нашлось, и я ей еще говорю: "Сходи к Трупину, может, у его референтки найдется"...
- А я вообще позже всех пришел, - напомнил Дима. - Я и про рваную куртку не знаю...
- Вот, смотри, - Семен выставил плечо, чтобы был заметен расползшийся шов.
- Эка тебя угораздило. А почему не зашил до сих пор?
- Так у Трупина дверь была закрыта, и он, и секретарша, и сотрудники уже ушли, - оправдываясь, пояснил Ренат.
- У меня нитки есть, спросили бы... - предложил Дима.
- Подожди, а когда его убили? - вдруг спросил Семен.
- Вчера... Вот тут написано, - Ренат склонился над газетой, - "киллер проник незамеченным", "оглушил и сделал контрольный выстрел в голову через подушку"... Где киллер раздобыл подушку, разве с собой принес? "Выстрела никто не слышал"... "Видели отъезжающий джип"... Ага! Вот написано - около восьми вечера...
- Вчера, ровно в восемь, мы выехали из Москвы...
- Значит, его грохнули как раз тогда! - воскликнул Дима.
- Похоже на то... - согласился Семен.
- Мы едем или нет? - прикрикнул Ренат. - Еще километров сто надо сделать, если хотите ночевать в мягких постелях с чистым бельем...
- Но интересно же... Мы как раз все собрались у тебя, а за стенкой происходило убийство...
- Ты писатель, ты и думай, - посоветовал Ренат. - Может, сюжет для нового романа.
- Я детективы не пишу.
- А что ты пишешь? - Что-то вроде... "Тропик Рака" Генри Миллера читал?
- Нет. Но название не нравится.
- Философствующая эротика, - пояснил Дима. - Если б не философия, была бы порнография.
- А я вот, мужики, - сообщил Семен, когда они уже ехали по шоссе. - Не читал там, как его, "Тропик"...
- В смысле раком... - хихикнул Ренат.
- Но кино всякое смотрел, - Семен замялся и решительно, не без внутренней борьбы, подтвердил, - порнографическое. У сына нашел, отобрал... и не удержался, в "видик" кассету вставил. И, поверьте, почти двадцать лет женат, а разные позиции только тогда и увидел. Нет, серьезно, - обиженно воскликнул он, заглушенный хохотом спутников. - Зачем все эти тропики и раки нужны, если ты на самом деле любишь женщину? С ней и так хорошо.
- Почти двадцать лет любишь? - кашляя от смеха уточнил Дима. - Тогда тебе никакие позиции уже не помогут.
- Двадцать... нет, почему, семнадцать, мы встречаться начали еще в институте...
- И в одной позиции - семнадцать лет? - Дима покрутил у виска пальцем, продолжая ржать. - Лучше на нарах отсидеть такой срок.
- У нас трое детей. Младшая - забавная такая...
- Не сомневаюсь... Ренат! - Дима хлопнул его по плечу. - Мы упустили парня, мы его проглядели. Он так и помрет безгрешным. В первом же городе, где найдется хоть одна приличная шлюха...
- Да затихнись ты! - рявкнул вдруг Ренат. - Видишь, менты тормозят? А менты на трассе, тем более если ты в джипе... Руки за голову, ноги... Ты давно раздвигал ноги пошире?..
- За это можно и в хлебало получить, - перестав смеяться, сказал Дима.
- Тихо... - приказал Ренат, прижимая машину к обочине. - Ты только тихо теперь. Меня раз в месяц непременно обшмонают, так что я сейчас со знанием дело говорю - тихо веди себя, и все обойдется...
- Ренатик, - ласково сказал Семен, - что ж ты мне раньше не сказал? У меня регулярно обедает один очень ответственный... То ли ФСБ, то ли МВД. Говорят, он может со временем стать, страшно сказать кем. Так я его попрошу, он сделает тебе мигалки... Помигаешь, и все отдадут честь...
- Вот уж свою честь я бы никому не отдал, - гордо сообщил Дмитрий. Кстати, а тачка у них обыкновенная, без всяких опознавательных знаков, даже той самой мигалки нет. Может, послать их куда?
- Димка, я читал в газете, не помню название, это специальные такие патрули, на обыкновенных машинах, чтобы водителей обмануть. Ренатик, по-моему, они ждут, когда ты сам выйдешь из машины и подойдешь к ним, - заметил Семен, наблюдая, как человек в милицейской форме нетерпеливо похлопывает сам себя жезлом по ляжке.
- Интересно, кому нужны деньги - мне или ему?
- Ты скорость превысил?
- Ерунда. Не настолько, чтобы... А вот пиво я зря пил.
- Где я его уже видел? - задумчиво протянул Дима, разглядывая патрульного. - И ведь совсем недавно видел...
Ленивой походкой человек в милицейской форме приблизился, Ренат опустил стекло.
Из стоящей впереди машины вылез еще один и, обойдя джип, встал позади него. Третий остался за рулем, сквозь заднее окно был виден только его затылок.
- Все наружу. Руки на капот, - лениво приказал тот, что подошел к окну, и, направив ствол автомата на сидевших в машине, поторопил их.
- Я читал, - прошептал Семен, - сотрудники милиции должны сначала представиться...
- И выстрелить в воздух, - фыркнул Дима, вылезая.
- Командир, если я скорость превысил, так и скажи, - Ренат достал из "барсетки" техпаспорт и права. - У меня есть предложение - решим проблему на месте.
Тот, одной рукой придерживая автомат, принялся рассматривать документы.
- Ну, и какое предложение? - так же лениво поинтересовался он.
- Сто.
- Ха.
- Двести, - быстро поправился Ренат.
- Алкоголь употребляли? - патрульный втянул ноздрями воздух.
- Безалкогольное пиво, командир, честное слово - весело сообщил Ренат. У меня целая упаковка в машине. Забирайте ее себе от греха подальше. И три сотни плачу за скорость.
- Оружие, наркотики есть? - человек в форме указал стволом автомата в сторону багажника.
- Командир... - обижено развел руками Ренат.
- Из машины, шевелись, - тот недвусмысленно повел стволом автомата. Достать вещи. По очереди, один достанет вещи, остальные - руки на капот, уточнил он.
Так как говорил он, глядя на Семена, тот и стал вытаскивать свою сумку из машины.
- Проверь, - приказал патрульный одному из своих напарников.
Тот расстегнул молнию на бауле, не глядя сунул внутрь руку, а потом выпрямился, что-то сжимая в кулаке.
- Вот...
На ладони у него лежал шарик размером с горошину. Шарик этот представлял собой упакованный в тонкую целлофановую пленку какой-то порошок.
- Наркотики, - удовлетворенно сообщил патрульный.
- Позвольте, - возмутился Семен, - это моя сумка. В ней не могло быть никаких наркотиков! Я ведь даже не курю...
- Разберемся, еще успеем, - по-прежнему лениво, как будто слова прилипали к языку, приказал человек с автоматом. - К нам в машину садишься ты и ты, - он ткнул стволом в сторону Рената и Димы. - Ключи от джипа сюда давай. Я поведу, - сообщил он своим коллегам, - а жиденок со мной пусть поедет, - он кивнул на Семена.

Канатные плясуны - Костин Андрей => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Канатные плясуны на этом сайте нельзя.
 Остров в открытом море http://litkafe.ru/writer/8235/books/29707/rosohovatskiy_igor_markovich/ostrov_v_otkryitom_more