А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Борякина Эля

Русская Никита


 

На этой странице выложена электронная книга Русская Никита автора, которого зовут Борякина Эля. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Русская Никита или читать онлайн книгу Борякина Эля - Русская Никита без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Русская Никита равен 181.46 KB

Русская Никита - Борякина Эля => скачать бесплатно электронную книгу



Барякина Эльвира
Русская Никита
Эльвира Барякина
РУССКАЯ НИКИТА
Павлу Мамаеву
Жизнь подобна игрищам: иные приходят на них состязаться, иные торговать, а самые счастливые - смотреть.
Пифагор
ГЛАВА 1
В этом году в "Академии" было совсем мало выпускников: из десяти человек до дня сдачи последних экзаменов дотянули лишь двое. И Мэг была одной из них. Чего ей это стоило - одному господу богу было известно! Бесконечная зубрежка, безумные тренировки, стрельбища, полигоны, сидения в библиотеках...
К последнему экзамену было бесполезно повторять хоть что-то: никаких вопросов заранее не давалось. Ее проверяли на все сразу: память, способность к анализу, быстроту реакции... Даже на умение давать неправильные ответы...
Небольшая белая комната, прозрачный пластиковый стол, стул, динамик и микрофон. Почти под самым потолком - электронные часы с зелеными цифрами...
Мэг не видела своих экзаменаторов: они сидели за зеркальной перегородкой. Это делалось специально: каждый из преподавателей "Академии" был действующим агентом, и его лицо и голос в любом случае не должны были быть узнанными.
На размышление давалось не более минуты. Ответишь быстрее - хорошо. Главное, не вспоминать о существовании таких слов как "не знаю" и "забыла". Иногда вопросы простые и понятные: "Опишите схему последовательных радиожучков", "Перечислите основные достоинства и недостатки снайперской винтовки В-94"... Иногда вопросы странные и, казалось бы, совершенно не относящиеся к делу: "До какого класса у вас в школе преподавали географию?", "Когда празднуется православная Пасха?", "Сколько букв в латинском алфавите?"...
И так шесть часов подряд: вопрос - ответ, вопрос - ответ... Если сегодня Мэг сможет доказать этим, сидящим за зеркальной стеной, что она умная и способная, то тогда у нее будет работа, о которой обыкновенная девчонка из глубокой провинции могла узнать разве что из шпионских книжек или кино-триллеров.
В принципе, Мэг можно было гордиться уже тем, что она попала сюда, в эту белую комнату. Немногие удостаивались такой чести. А она добилась этого сама: у нее не было никакой протекции, о ней никто не заботился, никто никуда не толкал. Да и что могли сделать для нее родители, всю жизнь прогорбатившиеся на прокопченном нерентабельном заводе, или такие же неустроенные друзья и родственники?
Единственно, на кого могла рассчитывать Мэг, так это на саму себя. Она всегда знала, что существует нечто большее, нежели ее родной городок, разговоры о садоводстве и скучные мальчики из соседнего плиточного техникума. И она верила, что рано или поздно ей удастся завоевать этот мир.
Ей двадцать пять, короткие светлые волосы, пронзительные ярко-зеленые глаза, выражение лица чуть более жесткое, чем надо бы для привлекательной девушки с хорошим образованием и прекрасными манерами. Но когда надо, Мэг умела справляться с этим. Она честолюбива, старательна, упорна, усидчива, хладнокровна. Что еще надо этим людям, сидящим за стеклом? Она отличный работник и на нее вполне можно положиться.
"Ну же, господа! Я та, кого вы давно искали, вы не прогадаете... Я нужна вам"
Мэг учили, как добывать информацию, как понимать и чувствовать человека, как вызнавать его самые тайные намерения, как нейтрализовать его неблаговидные действия и подталкивать к нужным поступкам... Ее учили власти над людьми. И теперь, на последнем экзамене, Мэг должна показать, что она умеет этой властью пользоваться, что она может заставить своих экзаменаторов поверить в нее.
В случае успеха она станет Охотником.
В случае неудачи ей, конечно, тоже дадут работу. Как бы то ни было, в ее голове уже столько знаний и умений, что ее нельзя просто выпустить в свободное плавание. Ее учителя не могут позволить себе такой роскоши, и поэтому Мэг так или иначе всегда будет трудиться на них: будет обеспечивать тылы тем, кто сумел пройти свой последний экзамен.
- Время замедления гранаты "Аргез"? - донесся из динамика металлический голос.
Боже мой, "Аргез"... Она же помнила! У нее было это в конспекте записано на полях напротив схематического рисунка... Нужно только чуть-чуть напрячься...
Цифры на электронных часах стремительно менялись... Ну!
- Время замедления колеблется от трех с половиной до пяти с половиной секунд! - выкрикнула Мэг.
- Назовите ваши любимые оперы Верди.
Верди... Верди... Да она в жизни на опере не была! От этих заунывных голосов на нее тоска нападает!
- У меня нет любимых. А Верди написал "Аиду", "Травиату"...
- Достаточно.
Перед глазами уже плясали зеленые круги, в голове мутилось, голод доводил до тошноты... Ладно, давайте ваш следующий вопрос! Чего вы там замолчали? Или уже больше ничего придумать не в состоянии?
- На сегодня хватит, - донеслось из черного динамика.
Мэг прикрыла горячие веки. Хотелось расслабиться, но у нее не очень-то получалось. От невероятного напряжения дрожала каждая мышца: даром, что сидела целый день!
- Можете выйти! - повелел динамик. - О результатах вам сообщат позже.
Мэг поднялась. Она знала, что экзамен еще не окончен, что они все еще следят за ней, и то, как она поведет себя сейчас, тоже ляжет на чашу весов: прошла - не прошла.
* * *
После яркой белой комнаты полумрак коридора показался ей почти темнотой. Что сейчас? Ждать каких-то оценок? Или же спуститься в буфет и перехватить хоть бутерброд с колбасой? Ох, нет, единственное, что сейчас стоит сделать, так это отправиться домой и завалиться спать. На целые сутки, если не на двое. Если она прошла, ее и так известят.
Мэг уже направилась было к лестнице, но тут ее окликнули:
- Науменко!
Заслышав свою фамилию, она обернулась. В коридоре напротив двери, ведшей в экзаменаторскую, стоял плотный пожилой человек в тяжелых черных очках.
- Подойди сюда! - приказал он.
У Мэг перехватило дыхание. Вот он, миг! Сейчас ей скажут!
Она приблизилась. Старик был хорошо одет: безупречный серый костюм, элегантные ботинки, хорошо выбритое ухоженное лицо...
- Собирайся! Поедешь со мной.
В первый раз за сегодняшний день Мэг позволила своим чувствам вырваться наружу:
- Но... А как же экзамен? Мне...
- Я принимал твой экзамен, - отозвался он. - Меня зовут Сергеем Ивановичем.
И не добавив больше ни слова, он пошел к лестнице.
* * *
Курсантов в "Академию" вербовали так, как разведчики вербуют осведомителей на территории чужих государств. Только выискивали их в основном среди студентов вузов: тех, кто позубастей, поупорней и победнее.
Так в "Академию" попала и Мэг. После сдачи последнего экзамена в родном политехе к ней подошел элегантный дядечка лет сорока пяти и предложил "продолжить образование". Эта встреча изменила все.
"Академия" готовила Охотников для Структуры - организации, о существовании которой знало всего с полсотни человек. Но сама Структура знала все и обо всех. Ее создали десять лет назад трое бывших офицеров КГБ. В стенах "Академии" их называли "отцами-основателями". Никто не знал их имен и биографий, только клички... Их образы окружала таинственность и почитание... Именно они вывели формулу, с помощью которой Структура в кратчайшие сроки стала невидимым, но очень действенным орудием управления: чтобы получить власть в свои руки, необязательно выигрывать выборы, подкупать чиновников или устраивать революции. Нужно иметь влияние на небольшую горстку людей, которые уже руководят регионом, страной или всем миром, и этого будет вполне достаточно.
Официально Структура была зарегистрирована как частное охранное агентство: это давало возможность иметь оружие и банковские счета. Но на самом деле ее деятельность не имела ничего общего с охраной. Ее Охотники под видом любовниц, заместителей, ближайших друзей, учеников и т.д., внедрялись в окружение виднейших политиков и бизнесменов, "Клиентов", как их, шутя, называли среди своих... Иногда Охотники действовали по одному, иногда целой командой. Клиент даже не подозревал, что его обрабатывали, он просто жил своей обычной жизнью: работал, заключал соглашения, боролся за что-то... Но все это уже под чужим влиянием. Структура могла если не все, то очень многое.
Мэг запомнилось, как на самой первой лекции в "Академии" преподаватель послал ее в ближайший магазин приобрести какой-нибудь галстук. Она выбрала забавный - темно-синий с белыми мишками. Преподаватель велел ей показал покупку остальным курсантам.
- Готов поспорить, что завтра во время очередного телеинтервью наш губернатор наденет это на себя.
Разумеется, Мэг подумала, что он нарочно разыгрывает их. Каково же было ее удивление, когда в вечерних новостях она действительно увидела на груди губернатора своих белых мишек!
На следующий день преподаватель начал лекцию с лукавого вопроса:
- Ну, кто первый спросит, как мне это удалось? В сущности ответ прост: перед самыми съемками один человек, близкий к губернатору, заявил, что галстук у того скучный и неактуальный. Губернатор сразу же запаниковал: ему не хотелось выглядеть в глазах телезрителей старомодным. Он не мог знать реальное мнение толпы и поэтому вынужден был опираться на суждения окружающих. А окружающие были подобраны нами, и они знали, что и как надо сказать. Поэтому губернатор вчера с радостью поменял свой строгий галстук на полную нелепицу. Вывод же из данной истории следующий: все люди зависят от внешних оценок и поддаются влиянию. И наша с вами задача научиться использовать это свойство в своих целях.
В тот момент Мэг поняла, что не зря пришла в "Академию".
ГЛАВА 2
Черная "Волга" провезла Мэг и ее спутника сквозь громыхающие железные ворота на территорию какого-то НИИ. Стандартная вывеска, стандартная проходная, стандартные серые корпуса с большими пыльными окнами...
Выйдя из машины, Сергей Иванович показал на узкую железную дверцу над неприметным крылечком.
- Нам сюда.
Контрольно-пропускной пункт. Проверка документов, металлоискатели... Содержимое сумок и портфелей на стол!
Мэг осторожно косилась на своего спутника, пытаясь догадаться, кто он. Ясно было одно: никакой здесь не институт, за этими стенами, а что-то гораздо более важное. Но вот что? Пока она не решалась задавать вопросы и только старалась выглядеть спокойно и уравновешено, хотя сердце ее колотилось, словно пойманный мышонок.
Они шли по узким, обитым шумоизоляционными плитами отсекам, за спинами лязгали автоматические замки, белый свет люминесцентных ламп резал глаза...
Наконец Сергей Иванович остановился около обшитой деревянными реечками двери. Вскрыл ее поворотом странного прямоугольного ключа.
- Ну что, - проговорил он, приглашая Мэг войти, - добро пожаловать в пещеру чудес!
* * *
Комната со странными стенами черного пластика, мебели почти никакой только длинный стол, два кожаных кресла и низкая люстра. Такие обычно подвешивают над бильярдом.
- Куришь? - Сергей Иванович пододвинул к Мэг большую серебряную пепельницу и пачку дорогих сигарет.
- Нет.
- Ну и молодец.
Он глубоко затянулся и выпустил в сторону тонкую струйку дыма.
- Догадываешься, куда ты попала?
Мэг осторожно покачала головой. У нее, конечно, были свои предположения... Но в таких ситуациях нельзя ошибаться. Лучше не знать.
Сергей Иванович усмехнулся.
- Все это здание и все люди, работающие здесь, называются одним словом - "Структура". А я являюсь ее шефом.
Мэг молча смотрела на него, боясь поверить, что все происходящее с ней - не сон.
- Структура как бы является тайной системой сдержек и противовесов в нашем регионе, - между тем продолжал Сергей Иванович. - Ее создали для того, чтобы она была альтернативой тому хаосу, который царит сейчас во всех сферах жизни. К сожалению, люди, управляющие нами, как правило, далеки от идеала: они выбиваются в лидеры ради денег, ради честолюбия, ради того, чтобы доказать свою состоятельность... И практически никто из них не озабочен вопросами выживания нации и государства в целом. По этой причине мы были вынуждены организовать такую политическую партию, которая бы имела реальную власть вне зависимости от конъюнктуры, и в которую не было бы доступа проходимцам и негодяям. Мы не афишируем себя, мы просто действуем. Пока Структура работает только в нашем регионе, но со временем она распространит свое влияние на всю страну в целом. Сейчас наши Охотники присутствуют практически во всех местных ветвях власти: в мэрии, в прокуратуре, в УВД, в армейских гарнизонах...
Как вам объясняли в "Академии", мы придерживаемся следующей тактики: внедряем в окружение Клиента своих людей, и они, во-первых, собирают сведения, а во-вторых, устанавливают контроль над самим Клиентом. Таким образом, в руках Структуры сосредотачивается информация о деятельности всех ключевых предприятий и ведомств. Мы знаем все и обо всем. Это дает нам возможность управлять. И в данном искусстве нам нет равных: дилетанты не могут бороться с профессионалами.
Сергей Иванович потушил в пепельнице сигарету.
- У меня есть один проект. Очень важный. И я уже давно подыскиваю человека для его осуществления. Пока по всем параметрам ты идеально подходишь... Не знаю, конечно, как наши дела пойдут в дальнейшем, но, мне кажется, тебя должно заинтересовать мое предложение. Мне нужен Охотник...
Сердце Мэг ликующе встрепенулось. Вот оно!
- Погоди радоваться! - усмехнулся Сергей Иванович, разгадав ее чувства. - Прежде, чем соглашаться, еще раз подумай: то ли это, чего ты хочешь? Из Структуры нельзя уволиться или сбежать, поэтому пути назад у тебя не будет.
На мгновение все сказанное Сергеем Ивановичем вновь прокрутилось у Мэг в голове. Манипуляции сознанием, незаметное подталкивание Клиента к нужному решению или поступку... Тонкое, пьянящее ощущение незримой власти, которая опутывает человека, как паутина...
- Я согласна, - произнесла она твердо.
- Такая работа полностью поглощает человека. Ты больше не будешь себе принадлежать. Если тебе прикажут украсть, ты украдешь, убить - ты убьешь. И у тебя не должно быть ни тени сомнения в своей правоте, потому что все, что нами не делается, все делается во благо нашей стране и нашему народу. Структура всегда должна быть для тебя на первом месте, а все остальное - на втором.
- Я согласна, - вновь повторила Мэг.
- И еще: все мы здесь работаем за идею, деньги или что-либо иное для нас не главное. Мы разделяем идеологию Структуры, верим в ее идеалы и считаем, что мы не только вправе, но и обязаны делать то, что мы делаем.
- Я согласна.
Узкие губы Сергея Ивановича сложились в подобие улыбки.
- Что ж, хорошо. Я знал, что ты сможешь быть одной из нас.
Мэг стоило большого труда сдерживать крупную дрожь, сотрясающую все ее тело. Она чувствовала себя так, как будто ее посвящали в какой-то рыцарский орден.
- У нас немного правил, - продолжил Сергей Иванович, - но они не нарушаются ни при каких условиях: мы молчим обо всем, что делается внутри Структуры, мы не пытаемся анализировать ее задания, мы делаем все, что она нам приказывает, мы не используем возможности, которые дает нам Структура, против самой Структуры. За это она обеспечивает нас наивысшими благами, какие только можно пожелать - целью в жизни, практически неограниченными возможностями влияния и чувством безопасности. Помни, если ты служишь Структуре верой и правдой, она никогда тебя не бросит. Если ты попытаешься ее обмануть, у тебя нет шансов на спасение. Где угодно мы найдем тебя и убьем. Понятно?
Мэг кивнула.
- Это то, что мне нужно.
Сергей Иванович снял очки и принялся протирать их небольшой замшевой салфеткой. Без них он смотрелся как-то совсем по-другому: моложе и менее солидно.
- Если бы я сомневался, я бы никогда не предложил тебе стать Охотником.
Он поднялся, показывая, что разговор окончен.
- Сейчас можешь идти. На выходе тебе дадут пропуск. Выспись, возьми один день на отдых и один день на завершение всех дел в "Академии". В следующий четверг в девять тридцать тебе позвонят и дадут дальнейшие указания. Будь готова.
* * *
Мэг летела домой как на крыльях. Она пыталась выглядеть серьезной и значительной, но у нее не получалось сдерживаться. Предательская улыбка выползала на губы и рассказывала всем на свете, насколько она счастлива.
Закатное красное солнце исчезало за многоэтажками, опавшие листья шелестели под ногами, в окнах зажигались первые огни. Мэг шагала, спрятав руки в карманы.
Она сделала это! Она добилась. Сама.
Ох, как жаль, что ничего нельзя рассказать Витьке, мужу! Он-то думает, что Мэг учится в аспирантуре в политехе ("Академия" обеспечивала своим курсантам подобные прикрытия).
Витька у Мэг был замечательным, и она им неимоверно гордилась. У него была своя мастерская по дизайну одежды, его модели неоднократно выигрывали всякие призы на местных конкурсах... Конечно, о всероссийской славе было еще рано говорить, но Мэг свято верила, что Витька с его трудолюбием и талантом все равно добьется своего.
Все-таки она чуточку покривила душой, когда дала согласие на все условия Структуры. Никакая работа не могла значить для нее больше, чем муж. Да, ей без сомнения хотелось самореализации, успехов и достижений, но все это имело смысл только тогда, когда он рядом был.
Они познакомились еще на первом курсе - была какая-то вечеринка у общих знакомых. Витька сразу разглядел Мэг среди других девчонок, позвал под пустяковым предлогом на балкон... На улице шел ливень, а квартира находилась на последнем этаже, и над балконом не было крыши. И так они стояли под проливным дождем и болтали часа два, если не больше. На следующий день Мэг подхватила простуду, а Витька где-то раздобыл ее адрес и заявился в гости с огромным букетом сирени, наломанном в чужом палисаднике.
Именно он придумал называть ее "Мэг" - коротко и необычно. Ему нравилось, чтобы все вокруг него носило привкус какой-то изысканности и иностранности. Путь даже понарошку. Она, смеясь, согласилась. Ей хотелось баловать Витьку, потакать его причудам и соответствовать всем его ожиданиям.
Через четыре месяца они поженились.
Когда Мэг принимали в "Академию", ее очень дотошно расспрашивали насчет ее семьи.

Русская Никита - Борякина Эля => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Русская Никита на этом сайте нельзя.