А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Да и обычной пищи они не чурались. Но когда «их» много в одном городе, то не очень легко остаться замеченным. Джеронимо, приехав сюда, в Блэквилл, начал очередную новую жизнь.
Вампиры (хотя себя здесь в Блэквилле они звали Командой), были щедро одарены природой и имели множеством возможностей, делавших их почти что богами в понимании людей.
Но за все надо платить, и ценой за божественность стала малочисленность их племени. Все это еще более усугубилось именно сейчас, в двадцатом веке. По неизвестной причине, они — контроллеры за численностью людей, стали вымирать… Их осталось совсем немного. Но все они были уверены — придет и их век. А пока он ждал его здесь, в Блэквилле, работая для прикрытия владельцем администратором единственного в городе отеля.
Раньше он был осторожней, и уезжал кормиться далеко за пределы "родного городка". Друзей у него не было, жены — тем более, поэтому объяснять, куда он отлучался, приходилось редко. Но он обленился. Да и не мог он постоянно уезжать из города "по делам" — все-таки для всех ему было уже 74 года (всего-навсего на 700 лет меньше, чем на самом деле). Пошли бы слухи, а он этого не хотел.
Та рыжая женщина ему сразу не понравилась. Внутреннее чутье, которым так щедро одарила его природа, сразу же сказала ему — она принесет неприятности. Рыжий цвет ее волос приводил его в бешенство, но он не подавал виду. Но он пытался запугать ее! Почему она так странно отреагировала на его звонки?
Ей всего-то надо было собрать вещички и умотать в любом направлении, в каком — ему неважно. Но вместо этого она помчалась на заправку, позвонила какому-то Малдеру, наверное, нет точно, тому самому, кого он стукнул у машины. Еще эти дети тут… Он уже не рад был, что убил этого мальчика. Правда, жалости к нему он не испытывал, потому, что он был человек, а людей он презирал за их ничтожность. Одним человеком меньше, одним больше — какая разница. Они ж плодятся как кролики!
И этот Малдер еще… Придется и его убить. Или не убивать. Вдруг его начнут искать… Тогда уж точно доберутся до него. Это ему не подходило. Ну, ничего, он пока подождет, тем более он не голодный.
А там посмотрим…
* * *
Проснувшись рано утром, Скалли обнаружила, что ее напарник исчез. Сумка с его вещами осталась в ее комнате не распакованной. Она попыталась разведать у хозяина отеля, куда мог деться Фокс Малдер, и кто видел его в последний раз. Однако старый хрен практически послал ее к черту. Скалли решила, что он видел как вчера вечером они в обнимку с Малдером поднимались по лестнице к ней в номер, и сделал соответствующие выводы. Дэйна не имела ни малейшего желания затягивать беседу с этим поборником морали, решившим, что приезжая дамочка разыскивает сбежавшего приятеля. Но делать было нечего, пришлось доставать удостоверение сотрудника ФБР и уже с полным правом требовать уважения к себе и посильного содействия. Однако результат был нулевой.
Скалли решила осмотреть еще раз свой многострадальный серебристый Олдсмобиль и отправилась на стоянку.
Обойдя машину сзади, Дэйна обратила внимание на рассыпанные по асфальту семечки.
"Если предположить, что здесь был Малдер, то вряд ли он вытряхивал карманы в столь неподходящем месте. Значит можно сделать с большой долей вероятности вывод о том что семечки ВЫПАЛИ из кармана его пиджака. А выпасть они могли…"
Сердце Скалли противно сжалось. Однако никаких других следов борьбы Скалли не обнаружила.
Ну что ж придется обратиться к местным органам власти.
* * *
Шериф Блэквилла, мистер Генри Саттон, заканчивал свой первый завтрак, когда на кухню зашла его жена и сказала, что звонили из полицейского участка, и сообщили, что его там ждет агент ФБР.
Ругая почем зря свою глупую секретаршу Мэгги, благодаря которой все новости становились достоянием гласности спустя 10–15 минут после их свершения, Саттон направился в свой офис. Хотя у его секретарши и было одно несомненное достоинство, а именно — роскошная задница, самая выдающаяся достопримечательность полицейского участка Блэквилла.
Агент ФБР в Блэквилле — это что-то новое! Последний раз живых агентов ФБР Генри Саттон видел на семинаре по проблемам сексуального преследования в Бостоне. После этого семинара все выдающиеся части тела Мэгги отдыхали спокойно недели 4. Затем к взаимному удовольствию все вернулось на круги своя…
— Пропал агент ФБР? — переспросил Саттон, пытаясь отвлечь свое внимание от переваривания только что поглощенной яичницы, — Здесь, у нас?
— Послушайте, я же вас спрашиваю, не случилось ли за последнее время здесь в вашем городе (Скалли едва успела придержать язык, который хотел ляпнуть "в этой дыре") чего-нибудь необычного. Какие-то неординарные события…
— Но, мэм, городок этот, прямо скажем событиями не богат, что тут может быть? Вчера вот драка на танцульках была, а неделю назад у старого Крейга ребята пива перебрали, так соседи на шум жаловались…
Скалли завела глаза на небо.
Внезапно дверь участка распахнулась и в него ворвалась женщина лет 50 на вид, одетая явно наспех.
— Мой мальчик! — закричала она, — Девид! Он не ночевал дома и я нигде не могу найти его!
— Что случилось, миссис Валевски? — спросил Саттон, неодобрительно поглядывая на Мэгги, которая вся обратилась в слух.
— Девид не ночевал дома!
— Ну, парню вашему уже 17… Может быть он где и…
— Что вы такое несете мистер Саттон! У меня порядочный мальчик! Я за вас голосовала не для того, что бы вы надо мной смеялись! И ты, что вытаращила свои бесстыжие глазищи? — миссис Валевски повернулась к Мэгги, — Думаешь я не знаю с кем ты трахаешься?!
Тут только мать Девида заметила постороннее лицо в участке, то бишь Скалли, которая никак не ожидала такой бури страстей в городе, который казался таким мирным 5 минут назад…
Следом в участок прибыла заплаканная мать Дженни с аналогичным известием.
* * *
Хотя земное существования Девида закончилось так бесславно, он не испытывал печали по этому поводу.
Гораздо большую печаль вызывал у него вид тела Дженни. Увы, она была мертва. Тот из них, кто сделал это — был новичком. Неверное движение и кровь из перебитой артерии устремилась не к жаждущему рту, а на сиденье машины. Малыш Клайд испытывал неловкость по этому поводу. Он, конечно, насосался теплой крови, но вытащить тело из машины не смог. Пришлось звать Первого, Джеронимо, того, кто дал вторую жизнь ему, Клайду, и Девиду. А были еще два — Второй и Третий.
Все вместе они были Команда. Девид стал Пятым.
В то время когда Джеронимо вытаскивал тело Дженни из машины и нес его в лес, Девид был мертв. Потом, когда вся компания наслаждалась остатками крови Дженни, Девид все так же был мертв. Да и сейчас смотря на ее тело, судьбу которого и обсуждала сейчас Команда, Девид не мог понять, что с ним происходит.
Джеронимо не собирался, да и не мог плодить вампиров в этом городе. То что их было трое — его вполне устраивало. Затем появился Клайд. Такое уже бывало. Иногда на несколько дней, даже месяцев убитые им люди воскресали для второй жизни. Ненадолго. Потом наступал неизбежный конец. Новички были забавными. Они развлекали Джеронимо. Клайд просуществовал уже два месяца. Он питался остатками крови жертв Джеронимо. И вчера ночью совершил свой первый АКТ. Несколько неудачно. А тут еще «ожил» Девид. Два раза подряд такое совпадение было довольно редким. Но у Джеронимо было средство остановить этот процесс.
* * *
К тому времени, как шериф Саттон выслушивал историю об исчезновении Дженни Таккер, миссис Валевски подходила к дому Полы, полная решимости добиться от подружки сына, куда он мог исчезнуть. Дверь ей открыл отец Полы — высоченный, грузный и почти совершенно лысый мужчина, чей необъятных размеров живот красноречиво свидетельствовал о давней и страстной любви к пиву (он и сейчас держал в руке банку со своим любимым напитком, уже четвертую по счету, несмотря на то, что день только начинался).
С самого утра Роджер Смайли был не в лучшем расположении духа — эта негодяйка Пола не ночевала дома. Она и раньше, бывало возвращалась за полночь, но чтобы вообще не явиться, это уж слишком. Вместо того, чтобы навести порядок в своем свинарнике и приготовить отцу завтрак она шляется неизвестно где. Давно пора задать ей хорошую трепку, чтоб не забывалась. А тут еще мамашу этого… как его… нелегкая принесла.
— Мистер Смайли, мне нужно поговорить с Полой, — решительно заявила Майра Валевски, не сочтя нужным поздороваться.
Роджер Смайли окинул ее мрачным взглядом и пробурчал:
— Ее нет дома.
— Когда она вернется?
Он не спеша отхлебнул пива, явно не торопясь отвечать.
— А я откуда знаю?
— Как это "откуда я знаю"!? — не выдержала миссис Валевски, — Вы ее отец! Вас не интересует чем занимается ваша дочь?
— Поле скоро 17, я, между прочим, в этом возрасте зарабатывал себе на жизнь, так что и ей нянька не нужна.
— Да уж такой оторве, как ваша дочь, нянька не нужна! — сорвалась она. — Это она совратила моего сына! Если бы только Девид не связался с ней! С ним бы ничего не случилось, он сейчас был бы дома!
Упоминание о дочкином ухажере окончательно взбесило Роджера Смайли.
— Убирайся-ка подобру-поздорову, — зарычал он, — И нечего мою девку трогать, за своим бы присматривала получше. Если хоть раз его возле Полы увижу — ноги поотрываю!
Он грохнул дверью прямо перед носом у рыдающей миссис Валевски.
Так вот, значит, почему она не ночевала дома! Опять шляется с этим щенком Валевски. Ну, наградил Господь доченькой, вся в свою мамашу. Та сбежала с проезжим молодцем, бросила мужа и четырехлетнюю дочь и эта, глядишь, такая же вырастет. Ну, пусть теперь только вернется, он ей так задаст, что неделю сидеть не сможет.
* * *
Удар оглушил его, но не лишил сознания. Он растянулся на асфальте сжимая в руке свою находку. На спину прыгнул кто-то здоровый. Малдер, попытался вывернуться от цепких рук незнакомца, но тот обладал невероятной силой. Борьба продолжалась уже несколько минут, когда Джеронимо удалось схватить агента за горло…
Джеронимо подавил желания тут же вонзить зубы в обмякшее тело. Убедившись, что мужчина действительно без сознания, Джеронимо встал и достал из кармана свою ловчую сеть. Эта вещь досталась ему в наследство от времен более цивилизованных.
Он привычными движением размотал свой узелок и накинул тонкую, но прочную паутину на Малдера. Сеть словно ожила, почуяв прикосновение к незащищенной коже. Джеронимо взлетел вверх, держа в руке концы сети. Новая жертва была потяжелей мальчишки. Но он справился. Он всегда справлялся. Ночь давала ему особые силы.
Он знал, где спрятать пленника. В самой глубокой чаще леса, стояла давно забытая всеми хижина. Может быть, здесь жили лесорубы лет 100 назад, а может скрывался от правосудия какой-нибудь преступник. Джеронимо не знал этого. Но хижину приметил давно. И теперь именно здесь собиралась его Команда. Сюда несколько часов назад он принес Дженни. Сюда следом за ней прилетел Девид.
По дороге он размышлял в какую передрягу попал, и не пора ли рвать когти из этого города.
* * *
Малдер никак не мог проснуться от кошмарного сна. Он летел на самолете, который начал внезапно проваливаться в глубокую яму. Все вокруг него прыгали за борт и над каждым раскрывался огромный купол парашюта. А он никак не мог последовать за всеми, поскольку не мог расстегнуть привязной ремень на кресле: внезапно он понял, что связан по рукам и ногам на самом деле. Нос ощутил запах прелой хвои, бок почувствовал колючие ветки. Он увидел, что лежит в большом шалаше. Крыша была дырявая, сквозь ветки сверкали звезды. Он решил пока не подавать признаков жизни, поскольку услышал голоса на поляне перед шалашом.
* * *
Увидев тело второй девушки, Джеронимо рассердился. Что это их всех сразу на самодеятельность потянуло? Ну ладно Малыш, совсем неопытный, к тому же обращенный, но для Второй и Третьего это было непростительной глупостью. И кто же это из них так отличился?
— Как это понимать? — сурово спросил он, указывая на распростертое на траве тело.
Вперед выступила Зара — Вторая. В лунном свете ее глаза сверкнули красными огоньками.
— Я была голодна, — с вызовом ответила она.
— Ты, кажется, забыла золотое правило — не гадить там, где живешь.
— Ты первый его нарушил, — усмехнулась она.
Теперь он и сам понимал, что не стоило трогать мальчишку, но эта ошибка все равно не давала ей права следовать его примеру. Ведь она нарочно это сделала, чтобы показать, что она ничем не хуже его. Зара с самого начала была ненадежна. Будучи слишком честолюбивой, она неохотно признала его главенство и подчинялась лишь в силу необходимости, поскольку он был намного старше и сильнее.
— Вы забываете об осторожности, — Джеронимо повысил голос.
— Осторожность, — презрительно фыркнула Вторая, — Кого ты боишься? Этих что ли? — она кивнула на тела.
— Что ты о них знаешь? Ты считаешь себя очень сильной и опытной, а на самом деле ты глупая самоуверенная девчонка.
— Мне уже больше двухсот лет!
— Не «уже», а «еще», дорогая моя, — снисходительно улыбнулся Джеронимо. — И ты не получила ни малейшего представления, насколько эти ничтожные создания могут быть опасны. Древние были великой цивилизацией уже в то время, когда люди только познавали основы мирозданья. Люди почитали их как божеств и приносили им жертвы. И что сейчас осталось от великих Древних? Вы, жалкие потомки могущественной расы, не имеющие и представления о былой славе нашего народа, не способные ни на что, кроме примитивных трюков вроде гипноза! Да и таких осталось не больше 2–3 сотен во всем мире. А почему? Потому что эти жалкие слабые создания нашли наши слабые места, узнали как нас можно убивать и уничтожили почти всех. Мы недооценивали их и жестоко поплатились за свою ошибку. И потому те немногие, кому посчастливилось уцелеть, никогда не должны забывать об осторожности, если хотят выжить. Сейчас это не так сложно, как было еще пару веков назад, люди забыли о нашем существовании и все, что требуется — это не светиться так явно, как сегодня сделали вы.
Джеронимо задумчиво покачал головой. Видимо, все-таки придется уезжать. Жаль, в этом городке ему так спокойно жилось, да и не любит он серьезные перемены. И Команду жаль — до Малыша и Пятого ему не было никакого дела, они всего лишь обращенные, такие все равно долго не живут, а вот Зара и Третий — Транквиний — из настоящих урожденных. Но делать нечего, Зара со своей самоуверенностью рискует не только своей жизнью, но и всеми ими, а ему еще хочется пожить. Жаль глупую девчонку, но попадаться из-за ее глупости он не намерен.
* * *
Скалли покинула полицейский участок в раздерганных чувствах. Она чувствовала, и это не придавало ей никакой радости, что отпуск ее накрылся, а также придется искать её очень пытливого напарника без помощи шерифа, который всем своим видом последние 15 минут показывал ей, что федералов видал он понятно где.
Начинал накрапывать дождик. Похоже, в этом городе он шел всегда. Медленно идя по улицам она завернула в сторону своей гостиницы, тайно надеясь, что все-таки появился Малдер (а также взять зонт все-таки она не сахарная), и увидела, как из гостиницы выбежал хозяин и, промчавшись мимо нее, завернул за угол магазина. Дэйна сделала два шага по направлению к гостинице и остановилась.
* * *
…Миссис Валевски не находила себе места от беспокойства. Девид так и не появился. Она, конечно, понимала, что её сын уже не маленький, он и раньше оставался ночевать у друзей или гулял до утра, но всегда предупреждал хотя бы запиской, даже если они в тот день крупно ссорились. А тут ещё и этот идиот Смайли, которому наплевать на собственную дочь (не удивительно, что жена от него ушла, терпеть такой характер не в силах никто), вместе с «шерифом» Саттоном, якобы оберегающим порядок в их городке, а на деле не вылезающим из своего кабинета чаще раза в месяц (в тот день, когда Мэгги брала выходной) добавили своё… Миссис Валевски надела плащ — дождевик и решительно направилась к церкви. Святой отец не раз утешал её после ссор с Девидом, поможет он и сейчас.
* * *
Отец Мэтью после ухода миссис Валевски серьёзно задумался. Похоже, предчувствие его не обмануло, и в этом местечке действительно что-то неладно. Пропали несколько подростков, да к тому же эта сцена на стоянке… Он стоял слишком далеко и не видел подробностей, но, скорее всего того человека действительно ударили. Что ж, это дело действительно может загладить его предыдущую вину перед братьями из "Второго пришествия". К тому времени как Господь вернётся на Землю, необходимо уничтожить как можно больше слуг дьявола и тогда достойнейших ждёт рай.
Мэтью очень надеялся быть достойным.
* * *
Дэйна сделала два шага по направлению к гостинице и остановилась. Что-то в облике хозяина показалось ей странным и пугающим. Она быстро оглянулась, но толстая приземистая фигура уже исчезла, и улица была пустынна. Дэйна машинально тронула рукой цепочку с маленьким распятием, и оно показалось ей непривычно горячим. "Вот что значит шляться под дождем! Неужели температура? Ох, только не сейчас!".
Перед входом в гостиницу Дэйна задержала шаг и мысленно поклялась себе расправиться с Малдером за его несвоевременную отлучку самым страшным способом, какой только может быть доступен воображению — к примеру, написать Скиннеру рапорт с просьбой направить ее (с постоянным напарником, конечно) на семинар командных игр по развитию ассоциативного мышления. "Башня из мебели покажется тебе там цветочками, хе-хе-хе!" — ехидно подумала Скалли, вспоминая содержание этого тренинга.
Подбодрив себя подобным образом, Скалли вошла в мотель и подошла к стойке. Хозяина не было. Скалли удалось отловить коридорного, который выдал ей ключ от комнаты и сообщил, что мужчина из номера 103 не возвращался, не звонил и записок не оставлял. Скалли позвонила Малдеру на сотовый — телефон не отвечал. Дэйна почувствовала прилив настоящей паники — шутки кончены, похоже, ее партнер попал в серьезную переделку.
Внезапно ей пришла в голову мысль о том, что не мог ли Малдер направиться этой ночью к месту пропажи Дженни, чтобы самостоятельно исследовать происшествие и к утру приготовить ей труп для вскрытия или, на худой конец, развеселую теорию типа нападения стаи вампиров на мирный городок?
1 2 3 4