А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Андерсон Кевин Дж.

Прелюдия к Дюне - 3. Дом Коррино


 

На этой странице выложена электронная книга Прелюдия к Дюне - 3. Дом Коррино автора, которого зовут Андерсон Кевин Дж.. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Прелюдия к Дюне - 3. Дом Коррино или читать онлайн книгу Андерсон Кевин Дж. - Прелюдия к Дюне - 3. Дом Коррино без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Прелюдия к Дюне - 3. Дом Коррино равен 311.38 KB

Прелюдия к Дюне - 3. Дом Коррино - Андерсон Кевин Дж. => скачать бесплатно электронную книгу



Прелюдия к Дюне – 3


Аннотация
В этом окочании трилогии «Прелюдия к Дюне» император Шаддам Коррино пытается заполучить большую власть, чем имели его предшественики и управлять Миллионом Миров исключительно в соответствии со своими прихотями. На захваченной планете Икс идёт разработка синтетической пряности, амаля, которое может привести всю цивилизацию к большому риску. Тем временем поработители Икса должны бороться с угрозами от изгнанного принца Ромбура Верниуса, который хочет вернуть себе контроль над планетой.
Боясь потерять свой трон Золотого Льва, Шаддам IV, Император Миллиона Миров придумал радикальный план по созданию альтернативы меланжи, пряности, которая связывает Империю воедино и которая найдена только на пустынной планете Дюна.
В подземных лабораториях планеты машин Икс жестокие Тлейлаксу используют рабов в создании синтетической формы меланжи амаля. Если амаль сможет заменить пряность с Дюны, Шаддам получит то, что он желал – абсолютную власть. Но герцог Лето Атрейдес, убитый горем из-за трагической гибели его сына Виктора и желающий восстановить честь и престиж своего Дома, имеет свои собственные планы насчет Икса.
Он освободит иксианцев от их завоевателей и восстановит своего друга Принца Ромбура Верниуса в его правах правителя Икса. Это очень рискованное предприятие для Дома Атрейдесов, у которого ограниченные военные ресурсы и много жестоких врагов, включая злого Барона Харконнена.
Тем временем леди Джессика, подчиняясь приказам глав Общины Сестер Бене Гессерит, зачала ребёнка от герцога Лето, который по планам Общины Сестре должен стать предпоследним шагом в создании могущественного существа. Но Община Сестер пока не знает, что ребёнок, которого ждет Джессика не девочка, которую они ожидают, а мальчик.
Поступок Джессики это знак любви – ее желание дать герцогу Лето наследника Дома Атрейдес, но когда это раскроется, могут погибнуть оба мать и ребенок.
Как и Бене Гессерит Шаддам Коррино также имеет планы на будущее. Ослепленный жаждой власти, Император задумывает заговор против Дюны, единственного натурального источника настоящей пряности. Если ему повезёт, результат может стать катастрофическим, чего даже он не подозревает: конец космических путешествий, Империи и самой цивилизации.
Брайан Герберт
Кевин Андерсон
Дюна: Дом Коррино
Том 1

Том 2
***

Щедро платите своим шпионам. Один хороший агент ценнее легиона сардаукаров.
Фондиль Коррино III.
«Охотник»
Ромбур сидел на врачебной кушетке, залитый солнечным светом, проникавшим в кабинет сквозь высокое окно. Конечности киборга чувствовали тепло, хотя это ощущение отличалось от того, которое он испытывал раньше, когда нервы и ноги были естественными. Многое изменилось с тех пор…
Доктор Юэх в серебряном обруче Сук, скреплявшем длинные волосы, поднес сканер к искусственным коленным суставам. Узкое лицо врача выражало напряженное внимание.
– Теперь согните правое колено. Ромбур вздохнул.
– Я поеду с Гурни, независимо от того, что вы напишете в своем медицинском заключении.
Врач не выказал ни удивления, ни раздражения.
– Когда небеса избавят меня от неблагодарных пациентов? Ромбур согнул колено, и на индикаторе сканера загорелась зеленая лампочка.
– Я физически силен, доктор Юэх. Иногда я даже не думаю о своих искусственных частях. Для меня это стало естественным состоянием.
Действительно, невзирая на его покрытое шрамами лицо и полимерную кожу, Дункан Айдахо пустил по каладанскому замку шутку: принц выглядит сущим красавцем по сравнению с Гурни Халлеком.
Юэх визуально оценил функции механизмов, заставив Ромбура ходить по залу, поднимать и опускать подбородок и даже пройтись колесом по полу. Мышцы левой стороны липа доктора дернулись, когда он заговорил.
– Полагаю, что вам сильно помогла агрессивная терапия вашей жены.
– Агрессивная терапия? – переспросил Ромбур. – Она сама называет ее любовью.
Юэх закрыл сканер.
– По состоянию здоровья вы можете отправиться с Гурни Халлеком выполнять свою трудную миссию. – Доктор нахмурился, отчего сморщилось изображение бриллианта, вытатуированное на лбу врача. – Путешествие на Икс опасно для любого, кто пытается туда проникнуть, для вас же, принц, это путешествие опасно вдвойне. Я бы не хотел, чтобы тлейлаксы испортили произведение моего искусства.
– Приложу все силы, чтобы этого не случилось, – сказал Ромбур, и лицо его приняло решительное выражение. – Но Икс – это мой дом, доктор. У меня нет иного выбора. Я готов сделать то, что нужно моему народу, даже если роду Верниусов суждено закончиться на мне.
Ромбур заметил, что в глазах врача на мгновение мелькнуло выражение боли, но усилием воли Юэх сдержал слезы.
– Вы можете не поверить мне, но я очень хорошо вас понимаю. Много лет назад моя жена Ванна была серьезно ранена в катастрофе. Я нашел специалиста по искусственным органам – весьма примитивным, по сравнению с вашими, принц. Он заменил Ванне бедра, матку, селезенку, но с тех пор она не может иметь детей. Мы ждали, но ждать пришлось долго, и теперь о рождении детей не может быть и речи, Ванна слишком стара для этого… Мы свыклись с таким положением, но тогда нам было очень больно. – Отвернувшись, врач принялся укладывать в футляр свои инструменты.
– То же самое я могу сказать и вам, принц Ромбур. Вы – последний из Дома Верниусов. Очень жаль, но это так.
Ромбур не заподозрил ничего необычного, когда Лето пригласил его в свой личный кабинет. С топотом войдя в кабинет, принц был поражен, увидев стоявшего у каменного подоконника хорошо знакомого ему человека.
– Посол Пилру! – Ромбур всегда испытывал теплые чувства когда видел этого слугу Верниусов, который без устали, хотя и безуспешно, пытался отстаивать интересы своей планеты на протяжении последних двадцати лет. Однако принц лишь недавно видел посла Пилру во время своего бракосочетания с Тессией. Сердце Ромбура сильно забилось. – Вы привезли какие-то новости?
– Да, мой принц. Удивительные и тревожные новости. – Ромбур заволновался, решив, что новости касаются сына посла К?тэра, который в одиночку продолжал свою борьбу с оккупантами.
Ромбур остановился в напряженной позе, а достойный дипломат вышел на середину комнаты, стараясь держаться непринужденно. Включив голографический проектор, он указал рукой на изображение человека в рваной грязной одежде.
Лето заговорил срывающимся от волнения голосом:
– Это человек, который пытался убить Шаддама. Тот самый, который одновременно едва не убил Джессику.
Пилру метнул на Лето быстрый взгляд.
– Только по чистой случайности, герцог Лето. Многие аспекты его плана были наивны и впоследствии злонамеренно раздуты.
– Теперь я понимаю, что определенные аспекты его «маниакального злодейства» были преувеличены официальной имперской пропагандой, – согласился с послом Лето.
Ромбур продолжал пребывать в растерянности.
– Но кто это?
Посол остановил изображение и обернулся к Ромбуру:
– Мой принц, это есть – или был – Тирос Реффа. Сводный брат императора. Он был казнен несколько дней назад по указу императора. Совершенно ясно, что власть обошлась без суда.
Ромбур неловко переместил центр тяжести с ноги на ногу.
– Но какое отношение это имеет…
– Очень немногие знают правду, но заявление Реффы имеет под собой все основания. Он действительно являлся незаконным сыном Эльруда IX, и впоследствии его неприметно воспитывали при дворе Дома Талигари. Однако Шаддам считал его угрозой трону и, придумав подходящий предлог, приказал своим сардаукарам уничтожить имение Реффы под Зановаром. Правда, при этом Шаддам убил еще четырнадцать миллионов человек, посчитав это подходящей мерой.
Ромбур и Лето были потрясены.
– Именно это и послужило причиной дерзкой попытки мести.
Вручив Ромбуру пачку отпечатанных документов, посол продолжил:
– Это результаты генетического анализа, подтверждающего правдивость слов Реффы. Я лично взял пробы в тюремной камере. Здесь не может быть никаких вопросов и сомнений. Этот человек по своей крови был Коррино.
Ромбур бегло просмотрел документы, все еще недоумевая, зачем его сюда пригласили.
– Интересно.
– В этом деле есть кое-что еще, принц Верниус. – Пилру внимательно вгляделся в покрытое шрамами лицо Ромбура. – Матерью Реффы была наложница Эльруда Шандо Балут.
Ромбур поднял глаза.
– Шандо!..
– Мой принц, Тирос Реффа был и вашим сводным братом.
– Это не может быть правдой, – запротестовал Ромбур. – Мне никогда не говорили о брате. Я никогда прежде не видел этого человека и не знаком с ним.
Он продолжал тупо рассматривать анализы, снова и снова перечитывая их результаты, словно надеясь, что это чтение поможет ему справиться с навалившейся на него ужасной действительностью.
– Казнен? Вы уверены в этом?
– К несчастью, да. – Посол Пилру прикусил губу. – Почему император Эльруд не сделал Тироса Реффу нукером – офицером своей императорской гвардии, – как поступали с сыновьями своих наложниц другие императоры? Но нет, Эльруд предпочел тихо отправить мальчика на дальнюю планету, словно в нем было нечто особенное, чем и породил всю проблему.
– Мой брат… Если бы мы могли помочь ему. – Ромбур уронил документы на пол. Он отступил назад на своих тяжелых ногах киборга, на лице его отразилась мука. Принц Дома Верниусов зашагал взад и вперед по каменному полу.
Успокоившись, Ромбур заговорил бесстрастным тоном:
– Это лишь укрепило мою решимость бороться с императором. Теперь это стало, кроме всего прочего, и нашим внутренним семейным делом.
***

За деньги невозможно купить честь.
Фрименская поговорка +++
С неба, резко снижаясь, с ревом падал реактивный орнитоптер с нарисованным на носу песчаным червем. Пасть тщательно выписанного зверя была открыта, обнажая ряд острых хрустальных зубов.
Четверо одетых в накидки фрименов, стоявших на каменистом дне сухого озера, окруженного скалистыми выступами, не допускавшими сюда Шаи-Хулуда, упали на колени, испустив крик ужаса. Носилки, принесенные ими, накренились и упали в песок.
Лиет Кинес не поддался общей панике и остался стоять, скрестив руки на груди. Песочного цвета волосы и маскировочная накидка развевались на ветру, поднятом орнитоптером. – Встаньте! – крикнул Лиет своим людям. – Вы что, хотите, чтобы о нас думали, как о трусливых бабах?
Представители Гильдии прибыли точно в назначенное время.
Пристыженные фримены поднялись с колен и поставили грузовые носилки, потом оправили одежду и подогнали защитные костюмы. Несмотря на ранний час, в пустыне было уже настоящее пекло.
Возможно, прилетевшие представители Космической Гильдии намеренно украсили свой орнитоптер изображением песчаного червя, зная, насколько почитают его фримены. Но Лиет и сам кое-что знал о Гильдии, и поэтому сумел преодолеть страх. Знание – сила, особенно знание врага.
Подняв голову, Лиет смотрел, как реактивный орнитоптер кружит над пустыней, хлопая металлическими крыльями о корпус. Под портами фюзеляжа виднелись жерла пушек. Когда машина начала заходить на посадку, в ушах доложило от пронзительного нарастающего свиста двигателя. Орнитоптер сел в сотне метров от фрименов на вершину невысокой скалистой гряды. По силуэтам, видневшимся за плазовыми иллюминаторами, можно было сказать, что на борту находятся четыре человека. Правда, одного из пассажиров можно было назвать человеком с большой натяжкой.
Передняя стенка машины откинулась, и по ней, как по трапу, съехал открытый транспорт, на борту которого сидел лысый мужчина, опрометчиво забывший надеть защитный костюм перед выходом в открытую пустыню. На бледном лице привыкшего к избытку воды человека блестел пот. К шее впереди был прикреплен какой-то кубический черный ящик.
Ниже пояса тело человека представляло собой не одетое ни во что скопление аморфной плоти, словно тело его сначала расплавилось, а потом бесформенно разрослось, заняв прежний объем. Пальцы соединялись толстыми кожистыми перепонками. Желтые, выступающие вперед глаза казались пересаженными от какой-то чуждой, экзотичной и опасной твари.
Некоторые из суеверных фрименов забормотали заклинания и начали делать ритуальные движения, осеняя себя знамениями. Лиет утихомирил их строгим взглядом. Интересно, почему этот инопланетянин намеренно решил показать фрименам свое отталкивающее, безобразное тело. Наверное, для того, чтобы усыпить нашу бдительность. Лиет решил, что представитель Гильдии – игрок, актер, присланный сюда, чтобы выявить реакцию и запугать фрименов, чтобы выторговать для себя выгодные условия сделки.
Представитель Гильдии тяжелым взглядом уставился на Лиета, игнорируя остальных фрименов. Из синтезатора, подвешенного к горлу, раздался металлический неживой голос.
– Вы не испугались нас, несмотря на червя, нарисованного на нашем судне.
– Даже дети знают, что Шаи-Хулуд никогда не умеет летать, – ответил Кинес, – а рисовать каждый может то, что ему заблагорассудится.
Урод натянуто улыбнулся.
– А как вам мое тело? Вы не находите его отталкивающим?
– Мои глаза не ищут внешних красот. Часто в красиво оболочке скрывается отвратительная суть, а в уродливой груди может биться доброе сердце.
Лиет подошел к открытой машине.
– Так кто же вы?
Член Гильдии рассмеялся. В синтезаторе эхом отдались жестяные нотки.
– Меня зовут Аилрик. А вы – докучливый Лиет Кинес, сын имперского планетолога?
– Теперь я – имперский планетолог.
– Вот как! – Нечеловеческие глаза Аилрика внимательно осмотрели носилки. Лиет заметил, что у чужеземца почти квадратные зрачки.
– Объясните мне, полуфримен, почему слуга император, хочет помешать спутникам слежения наблюдать глубинные участки пустыни? Почему это так важно для вас?
Лиет сделал вид, что не заметил оскорбительного выпала, и ответил:
– Наше соглашение с Гильдией выполнялось на протяжении нескольких столетий, и я не вижу причин разрывать его.
Он сделал знак, и фримены сорвали покрывало с носилок, на которых лежали высокие кипы коричневатых мешков, заполненных концентрированной меланжей.
– Однако теперь фримены хотели бы обойтись без посредников. Мы нашли, что такие люди… ненадежны.
Аилрик вздернул подбородок и втянул суженными ноздрями воздух.
– В этом случае Рондо Туэк представляет для вас потенциальную угрозу. Он может раскрыть дачу взяток. Несомненно, он уже готовит план, как лучше сделать это. Вас не заботит такая перспектива?
Лиет не мог скрыть гордости, когда отвечал чужестранцу
– Мы уже решили эту проблему. Туэк не представляет опасности.
Долгую секунду Аилрик взвешивал ответ Кинеса, стараясь прочесть нюансы по выражению загорелого лица молодого планетолога.
– Очень хорошо, я приму в расчет ваше мнение.
Представитель Гильдии начал внимательно осматривать лежавшую перед ним пряность, и Лиет видел, как тот в уме подсчитывает количество мешков и прикидывает общую стоимость сложенной на носилках меланжи. Это была огромная сумма, но у фрименов не было иного способа удовлетворить Гильдию. Сохранить тайну было особенно важно именно теперь, когда во многих областях Дюны появилась открытая растительность, посаженная согласно плану экологического обновления планеты, разработанному Пардотом Кинесом. Харконнены не должны даже догадываться о существовании такого плана.
– Я приму это как платеж за продолжение нашего долговременного сотрудничества, – сказал Аилрик и внимательно посмотрел на Лиета. – Но мы удваиваем цену.
– Это неприемлемо. – Лиет вскинул заросшее бородой лицо. – Теперь у вас нет посредника, которому надо платить.
Представитель Гильдии прищурил свои желтые глаза, словно стараясь скрыть ложь.
– Мне очень дорого стоит встречаться с вами непосредственно. Кроме того, нарастает прессинг со стороны Харконненов. Они постоянно жалуются на низкое качество работы погодных спутников и требуют от Гильдии лучшего наблюдения за планетой. Поэтому нам приходится фабриковать все новые и новые причины и поводы. Нужны деньги, чтобы постоянно отгонять харконненовского грифона.
Лиет бесстрастно посмотрел на представителя.
– Вдвое – это слишком много.
– Хорошо, тогда в полтора раза. В вашем распоряжении десять дней. Если в течение этого срока не будет внесена дополнительная плата, мы прекратим свою работу.
Спутники Лиета заворчали, но сам он без всякого выражения оглядел странного человека, обдумывая приведенные Им доводы. Кинес сдержал эмоции, не дав выплеснуться наружу ни гневу, ни тревоге. Он должен был заранее знать, что члены Гильдии не более достойны доверия, не более честны, чем все другие чужестранцы.
– Мы найдем для вас пряность.
***

Ни один народ не овладел генетическим языком лучше, чем Бене Тлейлакс. Мы с полным правом называем его языком Бога так как Он Сам дал нам великую власть.
Апокрифы Тлейлакса
Хазимир Фенринг вырос в Кайтэйне, проведя детство в императорском дворце и циклопических правительственных зданиях. Он побывал в величественных пещерах Икса и в чудовищных пустынях Арракиса. Но за всю свою жизнь он не видел ничего величественнее ангаров Джанкшн, на которых ремонтировали лайнеры Космической Гильдии.
Одетый в замасленный комбинезон и держащий в руках ящик с инструментами, Фенринг был как две капли воды похож на обычного рабочего, не стоящего никакого внимания. Если он и дальше будет так играть свою новую роль, то его попросту не заметят.
На Космическую Гильдию работали миллиарды людей. Некоторые из них проводили монументальные операции в Банке Гильдии, влияние которого распространялось на все планеты империи. Огромные промышленные предприятия, вроде этого ремонтного завода, требовали труда сотен тысяч рабочих.
Большие глаза Фенринга впитывали каждую из бесчисленных мелочей, пока они с лицеделом торопливо шли по главному проходу мимо рабочих команд, минуя нависавшие сверху мостики, заполненные людьми, и видя поднимавшихся и опускающиеся лифты и подъемники. Для Джанкшн Зоал выбрал личину незаметного человека с оплывшим лицом с кустистыми клочковатыми бровями.
Мало кому из людей, не принадлежавших Космической Гильдии, удавалось видеть анатомию промышленности Джанкшн.

Прелюдия к Дюне - 3. Дом Коррино - Андерсон Кевин Дж. => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Прелюдия к Дюне - 3. Дом Коррино на этом сайте нельзя.