А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

На этой странице выложена электронная книга Гувернантка автора, которого зовут Козловский Евгений Антонович. В электроннной библиотеке zhuk-book.ru можно скачать бесплатно книгу Гувернантка или читать онлайн книгу Козловский Евгений Антонович - Гувернантка без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Гувернантка равен 36.46 KB

Гувернантка - Козловский Евгений Антонович => скачать бесплатно электронную книгу



Козловский Евгений
Гувернантка
Евгений Козловский
Гувернантка
история про двух проституток
Почетный караул застыл у Могилы Неизвестного солдата. Оркестр неподалеку сиял трубами. Показался кортеж правительственных машин, остановился плавно и многозначительно. Из первой выбрался КузьмаЕгорович, тут же окруженный сопровождающими его лицами. Тамбур-мажор взмахнул жезлом. Грянул Гимн Советского Союза. КузьмаЕгорович подтянулся прилично случаю. Окончив играть советский гимн, оркестр принялся заМарсельезу. КузьмаЕгорович стал несколько вольнее, зато представители французской стороны, напротив, подтянулись. Толпапарижан и гостей столицы, окружившая церемонию, стоялавольно, асмотрела -- лениво. Марсельезу сменил меж тем торжественный марш, под который двинулся почетный караул, асопровождающие лицаподнесли Кузьме Егоровичу венок. КузьмаЕгорович поправил ленточку, дав таким образом сигнал, и венок поплыл непосредственно к Могиле.
Марш продолжал греметь, сопровождаемый дикторским комментарием о том, что высокий гость из Москвы возложил венок, после чего в честь господинаКропачевасостоялся прием в Елисейском дворцею -- смонтированный же репортажем о захватывающих этих событиях видеоряд мелькал наэкране небольшого телевизора, в который влипласидящая у кассы Жюли. Мужчинанемолодого и довольно жалкого свойствапереминался с ноги наногу, терпеливо ожидая, покадамаснизойдет до него -- юавечером господин Кропачев намерен устроить в советском посольстве ужин для членов центрального комитетаи активистов Французской коммунистической партии.
Жюли, наконец, обратилавнимание наклиента, но затем лишь, чтоб пригласить его разделить свой восторг:
-- Какой представительный!
-- Я больше по женщинам, мадам, -- улыбнулся робкий ожидалец. -- Мне быю -- и подмигнул куда-то в глубину здания. -- Только у меня всегою -- протянул несколько денежных бумажек.
-- Ну! -- осудилаЖюли. -- Затакую суммую
Клиент стыдливо потупился и вознамерился взять деньги назад, -- Жюли, однако, их удержала.
Бочком, мелкой трусцою, покидал заведение человек с акцентом:
-- Спасибо, мадам. Всего хорошего.
-- Заходите еще, мсье Эжен, -- кивнулаЖюли и вернулась к незадачливому клиенту: -- У меня есть отличная идея.
-- Правда? -- робко вопросил тот.
-- Вы жертвуете свои деньги наодноразовые шприцы для Советского Союзаю
-- Я??!
-- Вы. А я заэто обслуживаю вас бесплатно.
-- Вы??!
Последний вопрос прозвучал явно бестактно.
-- Ты думаешь, -- перешлаЖюли Ынатыы, -- если меня передвинули из основного состававо вспомогательный, я пересталабыть женщиной? -- и, выставив табличку ПЕРЕРЫВ, потащилаклиентапо коридору. -- Подожди здесь.
Оставшийся без денег клиент с тоскливой опаскою поглядел назахлопнувшуюся дверь, закоторою занимающаяся делом паравопросительно посмотреланаЖюли.
-- Деньги! -- напомнилата. -- Для России!
-- Натумбочке, -- не отказала, но и энтузиазмане проявиладевушка.
-- юпреподнести десять тысяч одноразовых шприцев, приобретенных насредствадокеров Марселя, -- завершил речь лощеный человек, которого по внешнему виду никак нельзя было принять задокераМарселя, и, кряхтя, понес огромную коробку Кузьме Егоровичу.
Тот двинулся навстречу, апраздничная публиказанакрытым столом зарукоплескала. КузьмаЕгорович принял коробку и, пожалуй, тут же выронил бы ее, если б не подоспевший человек в безупречно нейтральном костюме.
-- Спасибо, Равилью
А внизу, у входав посольство, экстравагантная, но несмотря наэто, хорошенькая девица, обвешанная фотоаппаратами, пыталась прорваться вовнутрь.
-- И вы смеете, находясь в свободной стране?!. -- ораланапосольского, хоронящегося заажана.
-- Вашанелояльность в освещении событий в Советском Союзею -- в сотый раз объяснял посольский, и тут из такси выбралась, подбородком прижимая к верхней ее грани коробку поменьше, Жюли в обнимку с коробкой-двойняшкой той, что только что подарили докеры Марселя (в лице своего лощеного представителя) СССР (в лице Кузьмы Егоровича).
-- Я -- мадам Лекупэю -- через голову ажанакрикнулапосольскому. -- Меня приглашали, -- и из-закоробок неловко, но с очевидной гордостью помахалабумажкою.
-- Мама! -- бросилась к Жюли корреспондентка. -- Скажи там своим! А то я устрою такой бенц!
-- После своих грязных статеек ты еще смеешь?!. -- зашлась Жюли в праведном гневе и скрылась запосольскими воротами.
Вероникауспелащелкнуть входящую мать и пробормоталапод нос:
-- Проституток пускают, апрессаю
-- юот нашего небольшого коллективаполторы тысячи одноразовых шприцев, -волнуясь, произносилаЖюли. -- А это, -- досталамаленькую коробочку, кокетливо перевязанную красной ленточкою, -- пятьсот презервативов. От меня лично, -- и слегказарумянилась.
-- Интересная женщина, -- шепнул КузьмаЕгорович Эжену, с которым мы расстались в вестибюле заведения страницею выше. -- Кто она?
Эжен покраснел и замялся:
-- Онаю Она, КузьмаЕгоровичю Н-ную наставницамолодежи, если можно так выразиться. Изю пансионаблагородных девиц.
Жюли поднеслаобе коробки Кузьме Егоровичу. Тот, принимая, проникновенно глянул дарительнице в глаза.
Секретарь компартии Франции, наблюдая засценою и стараясь не упустить с лицаширокую улыбку, распекал своего секретаря:
-- Провоцируете скандал?
-- А как я мог отказать? -- оправдывался секретарь Секретаря. -Активистка! член партии с пятидесятого года. Организоваласбор средств, -аКузьмаЕгорович целовал Жюли ручку.
Тем временем очередной оратор успел завести прелюдию к очередному подарку:
-- С неослабевающим интересом наблюдая запроцессами, происходящими в Советском Союзею
-- Вот видишь! -- упрекнул КузьмаЕгорович Эжена, едваЖюли отошла. -Значит, есть в Париже такие женщины! Есть! Чего вас ни попросишью
Эжен поймал смешок засекшей публичный разнос хорошенькой посольской машинистки.
-- Знаете, КузьмаЕгорович! -- вдруг приосанился. -- Не те временапошли! -КузьмаЕгорович взглянул наЭженас некоторым недоумением и чуть ли даже не с восхищением. -- Посольство великой державы не обязано разыскивать кому бы то ни было гувернанток для внучек! Даже первым лицам государства! Даже если их дети разводятся с женами! -- и Эжен бросил победный взор намашинисточку, которая давно уже занялась чем-то другим.
-- Вот как? -- спросил КузьмаЕгорович с усмешечкою, аЭжен уже и рад был бы отказаться от опрометчивых слов, но поезд, кажется, ушел.
Оставалось упорствовать в диссидентстве:
-- Да!
-- Ну-ну, -- покивал КузьмаЕгорович, аРавиль сделал пометку у себя в блокнотике.
Взобравшись надерево и держась нанем неведомо как, Вероникарыскалателевиком сквозь приоткрытое окно банкетного зала.
-- Господин Кропачев! -- крикнулас несильным акцентом, завидев Кузьму Егоровича. -- Правдали, что ваш сын -- лидер рок-группы, самым жестким образом настроенной против режима?
КузьмаЕгорович (рядом стоял французский Секретарь) брезгливо прикрыл окно, вздохнул:
-- У нас прессатоже совершенно распоясалась, -- и, взяв собеседникапод локоток, продолжил конфиденциальную беседу: -- Так вот, не могли б вы по своим каналам поспособствовать, чтобыю -- кивнул наЖюли, которая с повышенным достоинством и чрезвычайным изяществом пилакофе, -- этамилая женщинапоработалагодик-другой в Москве. Для меня лично.
Французский Секретарь постарался сдержать налице изумление:
-- Но вы знаете кто она?!
-- Еще бы! -- кивнул КузьмаЕгорович. -- Именно поэтому. Тем более, что мне сообщили, будто онаю высокая профессионалка.
-- Что верно, то верно, -- смущенно подтвердил Секретарь.
-- Видите ли, у нас в стране сейчас возрождаются многие старые традиции, и мне хотелось бы оказаться в числе первых, которыею
-- О, да! -- восхитился Секретарь. -- Вы очень смелый человек, господин Кропачев!
-- У меня, конечно, тоже есть враги, -- вздохнул КузьмаЕгорович (Секретарь кивнул весьмапонимающе), -- но тот факт, что она -- коммунистка, многим из них, надеюсь, заткнет рот.
-- Коль уж вы все равно идете натакой рискю может, подобрать кого-нибудью помоложе? Молодые, правда, не очень к нам идут, но если как следует поискатью
-- Ну уж нет! -- возразил КузьмаЕгорович твердо. -- Возраст! Опыт! Знание жизни!
-- О вкусах, конечно, не спорят, -- развел Секретарь руками.
-- Вот и условились. С валютой у нас, правдаю -- пустил КузьмаЕгорович многоточие. -- Сами знаетею
-- Молодая, конечно, обошлась бы вам дороже.
-- Ну?! -- изумился КузьмаЕгорович. -- Порядочки! Впрочем, дороже, дешевле -- это не так важно: я решил передать вам авторские праванамою последнюю книгу, вы назначите мадам достойное ее вознаграждение, анаостальноею Наостальное, -- продемонстрировал, что и ему не чуждо понимание комических ситуаций, -- купите для СССР одноразовых шприцов, -- и, взяв с подносарюмочку ликера, многозначительно поднял ее в сторону Жюли, которая расплылась в счастливой улыбке.
Во Внукове-2 шел напосадку правительственный самолет.
Несмотря нато, что было уже поздно, темно, сеялся дождик со снегом (Москварезко контрастировалас солнечным, разноцветным Парижем), коллеги Кузьмы Егоровичапо руководству страною стояли в должном составе, выстроившись в ряд, только разве шляпы надвинули несколько глубже обычного.
Самолет остановился, подкатили трап, отворилась дверь. КузьмаЕгорович показался в проеме и демократично пожал руку стюардессе. Шеренгавстречающих двинулась навстречую
А видеомагнитофон крутился назапись: в большой сосредоточенности наблюдал завстречею по цветному японскому монитору седовласый человек, которому ассистировал некто помоложе. КузьмаЕгорович здоровался, отвечал о самочувствии -- вроде бы нормально, обычно, обыденно, авместе -- чуть ли не с опаскою, и все норовил скоситься куда-то назад.
Который помоложе нараз усек странность поведения и, справившись с рядком мелких экранчиков, переключил кнопку.
Набольшой монитор сновавышел проем самолетной двери: сопровождаемая Равилем, показалась в проеме Жюли, вся обвешанная коробками, картонками, чемоданами, сумками.
-- Ну, КузьмаЕгорович!.. -- по внешности добродушно погрозил Седовласый в монитор.
КузьмаЕгорович уселся в огромный лимузин, в такие же рассаживались встречавшие. Завыли сирены машин сопровождения. Замигали мигалки. Кавалькада, мягко тронувшись, в мгновенье набраласкорость и, словно нечистая сила, исчезлазатемным извивом шоссею
Жюли ехаланазаднем сиденьи ЫВолгиы и смотрелапо сторонам. Слеванеслись черные кусты и деревья, справа -- под маревом освещенного нижним светом неба -- посверкивали окнами окраинные кварталы столицы.
-- Moscou? -- со всею доступной ей восторженностью спросилаЖюли.
Равиль обернулся с переднего сиденья и, неестественно улыбнувшись, отрицательно мотнул головою:
-- Тропарево.
-- Oui, oui, -- согласилась Жюли, однако, едвазавидев очередной массив, спросилаеще восторженнее: -- Moscou?
-- Востряково, -- сновамотнул головою Равиль, улыбнувшись в меньшей степени.
-- Moscou?
-- Очаковою
У въездных ворот загородной резиденции Кузьмы Егоровичамрачно стоялагруппкалюдей с протестующими против засилья аппаратаплакатиками. Тут же, наснегу, между сосен, расположился рок-ансамбль -- змеи проводов тянулись во тьму.
Едвазавидев в конце подъездной аллеи фары эскорта, лидер ансамбля кивнул товарищам и, прервав проигрыш, ребятазапели уж-жасно абличительную -- по моде текущего восемьдесят девятого -- песню. Особенно старалась одетая шубкою девочкалет пяти.
Медленно вплыл в распахнувшиеся и тут же схлопнувшиеся воротакузьмаегоровичев лимузин. Никитабросил гитару через плечо, не сомневаясь, что товарищи подхватят, и скользнул сквозь проходную: КузьмаЕгорович как раз выбирался из машины.
-- Неужто привез?! -- полюбопытствовал Никита, сопровождая отцак дому.
-- Клоун! -- бросил отец находу.
-- Машка-а! -- заорал Никитачерез весь двор. -- Марш домой! Гастроль отменяется. Дед няньку привез.
А КузьмаЕгорович, войдя в кабинет и повернув пипочку выключателя, первым делом бросил взгляд надесяток бюстов Ленина, стоящих полукругом наневысоких книжных шкафах. Так он и знал: каждый из идолов был творчески обработан: наодном -- рыжий парик, надругом -- женские бусы, к третьему прилепленакакая-то медалька, кажется -- шоколаднаяю Не раздеваясь, КузьмаЕгорович принялся убирать кощунственные добавки.
-- А что, дед, ты правданяньку из Парижапривез? -- спросиластоящая напороге девочка. -- Я с папой нагастроль хочу!
КузьмаЕгорович обернулся со строгостью.
-- Пусть! -- сказал. -- Пусть я упустил твоего отца. Но из тебя -человекасделаю.
-- А, может, лучше -- тоже упустишь? -- с надеждою поинтересовалась внучка, но КузьмаЕгорович не обратил внимания надерзость: откуда-то сверху звучал особый зуммер.
Не закончив даже с ленинами, КузьмаЕгорович ринулся по лестнице, специальным ключиком отпер дверь и снял трубку с телефона, рельефный государственный герб надиске коего заменял сразу все цифры.
-- Спасибо, -- буркнул, послушав. -- Прямо сейчас? -- выказал удивление -не удивление, недовольство -- не недовольство. -- Ладыю
Ребятапод соснами, укручивали провода, аппаратуру, упаковывали в РАФик с названием ансамбля по борту.
Жюли совсем было прокатиламимо, но Никитауспел заступить машине дорогу, открыл дверцу, нырнул головою в салон.
-- Вы, что ли? -- ткнул в Жюли пальцем.
-- Bon soir, bon soir, -- заулыбалась Жюли.
-- Дабудь я и негром преклонных годов, -- назидательно продекламировал Никита, -- и то без унынья и лени я русский бы выучил только затою Parler vous Franзais? -- добавил с чудовищным акцентом.
-- Mais certainement! -- ответилаобрадованная Жюли и затараторилапо-французски: -- Я так давно мечталапобывать в России! Glasnost! Pyeryestroyka! Gorbatchov! Я уже виделаМоскву издали -- это производит неизгладимое впечатлениею
Никита, отчаявшись переждать, закрыл ей рот ладонью, чмокнул в щеку, произнес:
-- Любте Машеньку!
А КузьмаЕгорович, плюнув напоследнего ленина, стирал с него рукавом следы помады, когдав кабинете возник Равиль, кашлянул, привлекая внимание, скосил взгляд начасы.
-- Ничего, -- буркнул КузьмаЕгорович. -- Подождет, -- и уж совсем неслышно добавил: -- Не бариню
-- Что-что? -- спросил Седовласый у молодого своего помощника.
-- Боюсь ошибиться. Щас, повторим, -- и молодой заиграл наклавишах.
Завизжал звук, задергались фигурки наэкране в обратном движении, плюнуло, щелкнуло, остановилось и сновапоехало вперед с повышенным усилением звука.
-- Не барин, -- сказал КузьмаЕгорович с экрана.
-- Ага, -- кивнул Седовласый. -- Вот теперь -- расслышал.
Равиль нетерпеливо переминался у открытой дверцы лимузина. Жюли стоялапосереди двора, окруженная сумками, чемоданами, коробками.
-- Надеюсь, -- произнес КузьмаЕгорович по складам начудовищном французском, вычитав его из разговорникапод мощным светом дворового фонаря, -что вам удастся найти деловой контакт, -- и чуть подал вперед Машеньку, держащую дедазаруку.
-- Нам, -- поправилаЖюли и, показав насебя и Кузьму Егоровича, соблазнительно улыбнулась.
-- Вам! -- возразил КузьмаЕгорович по-русски, подталкивая к Жюли Машеньку.
-- Но мсье! -- возмутилась Жюли. -- При чем здесь она?! Я терпеть не могу маленьких детей! Я не знаю как с ними обращаться!.. -- однако, КузьмаЕгорович уже шел к машине:
-- Совещание окончено!
Хлопнуладверца, лимузин исчез, двое разного ростастояли назаснеженном пространстве.
Жюли обдалаМашеньку пренебрежительным презрением и принялась пересчитывать свои места -- Машенькаже составилакрепкий снежок и послалав тетю. Жюли сверкнулагневным взором и пошланадевочку, которая подпустилаее поближе и только тогдапобежала. Жюли не удержалась, бросилась вдогонку, но Машенькабылавертче. ТогдаЖюли тоже слепиласнежок и кинула.
Со звоном осыпалось стекло. В дверях караулки вырос мент.
-- Е-е-е! -- высунулаязык Машенька. -- А я от тебя все равно сбегу: к папе нагастроль!
Намаявшись задень, Машеньказаснулав своей кроватке, под плакатом, рекламирующим никитин ансамбль.
Жюли потихоньку притвориладверь детской и пошланаосмотр особняка. Комнатаоткрывалась закомнатою, лестницазалестницеюю Повсюду висели и лежали дорогие ковры, стояламебель, место которой, по-хорошему -- в музее. Все убрано, вычищено, однако, странным образом ощущается отсутствие руки хозяйки.
В маленьком кабинетике второго этажа(КузьмаЕгорович впопыхах оставил в скважине спец-ключик) стол был уставлен разноцветными, разноформенными телефонами.
Жюли снялаодну трубку -- раздался гудок одного тона, другую -- другого. Соблазнительнее прочих выглядел аппарат с гербом надиске. Жюли снялатрубку и с него. Гудкане было вообще -- какие-то слова.
-- Можно заказать Париж? -- осведомилась Жюли.
Ответили неразборчиво и во всяком случае не по-французски. Жюли решила, что стоит подождать -- так, с трубкою у уха, и приселанакожаный подлокотник.
И тут в дверях появился загадочный молодой человек с пистолетом. Жюли взвизгнула, выронилатрубку, подняларуки:
-- У меня нету денег! Только франки!
Молодой человек пошел наЖюли, не сводя с нее ни взгляда, ни дула. Одной рукою осторожненько положил трубку нааппарат, потом крадучись приблизился к Жюли со спины и снизу доверху ощупал.
Жюли, хоть и перепуганная, профессионально заигралателом под его пальцами:
-- Пожалуйста, мсье. Сколько хотите. Если вам это приятно.
Молодой человек кивнул стволом пистолетанадверь.
Жюли улыбнулась:
-- С удовольствием. И можете убратью это.
Выведя Жюли из комнаты, молодой человек погасил свет, щелкнул спецключиком, аккуратненько положил его в карман и растворился во тьме.
-- Мсье! Мсье! -- тщетно взывалафранцуженка. -- Конечно, господин Кропачев может сделаться недоволен, но если мы сохраним в тайне наше с вами свиданиею
Над темной парижской улочкою сеялся дождь. Вероникавыбралась из малолитражки и направилась к маленькому кафе: там, в полутемном, полупустом зальчике зачашкою кофе устроился Эжен и украдкой поглядывал из-заразвернутой маскировочной газеты.

Гувернантка - Козловский Евгений Антонович => читать онлайн книгу далее

Комментировать книгу Гувернантка на этом сайте нельзя.